Диалог. Как с живыми

Я всегда с недоверием относился к потустороннему и старательно обходил медиумов, кашпировских, шаманов, йогов, бабушек нюр и весь этот колдовской народ. Но по заданию редакции я, отбросив все сомнения, в здравом уме и нетвердой памяти вошел в темный кабинет, сел за стол (без единого гвоздя), поставил блюдечко, включил диктофон и… стал ждать. То, что случилось дальше, зафиксировалось на пленке. Мы приводим ее здесь полностью и без купюр.

Белкин: Я здесь первый раз и ничего не умею. Да и уверен, что ничего не получится, я даже не знаю, как крутить.

Звук: РРРРРРРРР.

Белкин: Кто это? Здесь кто-то есть?

Голос: А ты думал, что ты умнее всех? Крути!

Белкин: Ты кто?

Голос: Кто-кто… Кусто! Крути!

Белкин: Я тебя не вызывал.

Кусто: От тебя дождешься.

Белкин: Вы, Жак-Ив?

Кусто: Дерьмо.

Белкин: Акваланг при вас?

Кусто: Акваланг можно засунуть в жопу. Включил диктофон?

Белкин: Вот это по-нашему, по-водолазному. Настоящий язык подводника всегда остается сухим.

Кусто: Я много повидал. А толку?

Белкин: Может, еще кого-нибудь позвать к нам? Втроем веселее. Треугольник – крепкая фигура. Вы что думаете?

Кусто: Ваше дело. Мои все умерли.

Белкин: Так я же не о живых.

Кусто: Дохлая рыба.

Белкин: Может, из политиков кого-нибудь? Из французов. Например, Де Голля.

Кусто: Акулы никогда не спят.

Белкин: Что?

Голос: Который час?

Белкин: Это вы, генерал? Французский генерал Де Голль? Президент?

Голос: Нет, я Юрий Владимирович.

Белкин: Я хотел Де Голля. И Кусто не против. А вы кто?

Голос: Кусто мне не помеха, я Андропов.

Белкин: Боже ты мой, а вы откуда?

Андропов: Не стройте из себя дурака. Я везде.

Кусто: Крупный человек. Вы ныряльщик?

Белкин: Да вы, товарищ Андропов, скорее, были рыбаком с сетью.

Андропов: Ну зачем вы так, Анатолий Павлович. Дело прошлое. Хотя сеть сохранил. Да…

Кусто: Океан грязный. Не океан уже, а помойка.

Андропов: Многого не успел, а ведь океаном не занимались, рук не хватало. Жаль.

Кусто: Вы эколог!

Белкин: Из крупнейших.

Кусто: Какая теперь разница? На наших костях озонную дыру раздули. Хотя я не против педерастов. Среди них тоже есть люди.

Белкин: А при чем здесь...

Андропов: Это он мне.

Белкин: Почему вам?

Андропов: Он же иностранец, значит, мне. Иностранцы все – это наше ведомство. Глаз да глаз. Зуб за зуб.

Белкин: А при чем здесь педерасты?

Андропов: Сам не понял , но поверьте – разберемся!

Кусто: Странные эти дельфины. Ум, как у людей, а живут в море.

Белкин: Мсье Кусто, вы не могли бы припомнить, как недалеко от побережья Мадагаскара вы нашли греческие амфоры? Некоторые были запечатаны и с вином. Вы его подняли на борт и выпили. Я это сам в вашем фильме видел.

Андропов: Да… Наворотили.

Белкин: Что наворотили?

Андропов: Страну проворонили. Огромную страну.

Белкин: Помолчите, пожалуйста, минуточку. Так что же с вином?

Андропов: Ну конечно, всем не нравится. Ворье. Жаль.

Белкин: Мсье Кусто, а что с вином? Вы пили самое старое в мире вино. Ему было больше двух тысяч лет! Дико интересно. Вы единственный человек. Расскажите.

Кусто: А где у вас туалет?

Белкин: А зачем вам туалет? Вы же дух, чистый спирит!

Кусто: Да укачало меня немножко. Нужно в туалет.

Белкин: Считайте, что вы в море. Давайте. Дам здесь нет.

Андропов: Жалко Фурцеву Катю. Какая баба! Министр!

Кусто: Спасибо, я уже.

Белкин: Не говорите хором. Очень трудно понять.

Кусто: Я говорю, что я уже. Спасибо.

Андропов: Вот я и говорю, Фурцева – баба с яйцами.

Белкин: Кто с яйцами?

Кусто: Это большая проблема для черепах. Яиц они кладут много, но туземцы их едят сотнями.

Андропов: Анатолий Павлович, вы-то сами что думаете?

Белкин: О чем?

Кусто: Количество яиц еще ни о чем не говорит. Даже напротив. Яиц полно, а толку нет. А бывает, что и с одним яйцом такого наворотят. Вот, помню, пришел ко мне ныряльщик, и мы его отправили под воду с двумя яйцами. Через полчаса вернулся, а яйцо уже одно. Я его спрашиваю: «Где яйцо-то потерял?» – а он мне в ответ: «Господин командор, срочно надо было всплывать, вот я и избавился от балласта». Через три дня умер бедняга от кессонной болезни.

Белкин: Что?!

Андропов: Вы все-таки ответьте мне: вы-то сами что думаете?

Белкин: Я, Юрий Владимирович, думаю о самозарождающемся Логосе.

Андропов: Сложный вы человек. И упрямый. А ведь уже не мальчик, прямо скажем.

Кусто: Это кто с нами еще?

Белкин: В каком смысле?

Кусто: Ну, кто там еще говорит?

Белкин: Так он давно здесь. Это бывший член Политбюро, председатель КГБ СССР, Генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Владимирович Андропов.

Кусто: Он умер?

Белкин: Мне кажется, что в вашем положении сейчас это не совсем корректный вопрос.

Андропов: Душно мне.

Белкин: Блюдце дико вертится.

Кусто: Не быстрее скумбрии.

Белкин: Дико вертится, и пол дрожит.

Андропов: Почка уже ни к черту… А где Горбачев?

Голос: Юрий Владимирович, я тут.

Белкин: Михаил Сергеевич!

Голос: Кворума нет, пора закругляться.

Кусто: Жизнь – дерьмо!

Андропов: Больно!

Голос: Уходим по одному.

Белкин: Вы кто?

Голос: Лось в пальто… Уходим, уходим все.

Кусто: Нет, вы уходите, а я уплываю.

Андропов: Анатолий Павлович, голубчик…

Белкин: Что-что? Плохо слышно!

Голос: Завязываем, все, уходим.

Белкин: Интересно!

Голос: Береги запись…

Кусто: Я Ив, я Бош, я Бен, плыву к Эбен!

Белкин: Черт, пленка заканчивается!

Андропов: Ночка рабочая получилась.

Голос: Все, уходим.

В этот момент на пленке отчетливо послышался громкий всплеск воды. Это, по-видимому, нырнул Кусто. А вслед за тем начали стучать молотки. Звук был такой, будто заколачивали крышку гроба. И диктофон сдох. Батарейки Duracell не выдержали напряжения.

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: DISCOVERY

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также