Рената Литвинова

К десятилетию собственного режиссерского дебюта в игровом кино с фильмом «Богиня: как я полюбила» Рената Литвинова примерила божественные образы — от Мадонны до индуистской принцессы.

Критики моды считают, что в трудные времена в моду входят женщины с большой грудью, тонкой талией и широкими бедрами, в «тучные годы» — андрогинные подростки, а длина юбки связана с ожиданиями войны, голода и других неприятностей. О чем говорит нам облик современной женщины?

Сегодняшний тип женской красоты подсказывает, что скоро наступят плохие времена, войны или одна огромная война. Скоро-скоро. В этом столетии. Женщина по фигуре все больше приближается к мужчине: большие ступни ног, высокий рост, отсутствие ярко выраженной талии. Мужчины, напротив, стали мельче, женственней. Когда я снимала передачу о моде, в хранилище музея костюма рассматривала корсеты, перчатки, туфельки дам, которые жили двести лет назад, — все они словно детские. Рост у женщин был, как у теперешней девочки-подростка одиннадцати лет, плечи покатые, тонкая талия, большая грудь. Я видела крошечную ночную сорочку Марии Антуанетты, в которой она спала перед казнью. Мне все-таки ближе тип женской красоты периода расцвета Голливуда — 1930–1950-х годов: Ава Гарднер, Грета Гарбо, Джин Харлоу, Рита Хейворт.

Как изменилась роль женщины в нашей стране в плане свободы, безопасности, возможности самореализации?

Безопасности, конечно, нет! А свобода у нас какая-то призрачная. Я не понимаю, в чем она состоит. Женщины стали жестче, не знаю, может, они сами виноваты, что так воспитывают своих сыновей — без установки на уважение к женщине. Я уже не жду, что за меня заплатят, уступят место, дорогу, встанут, когда я зайду в комнату, поздороваются первыми, — все это наглухо утрачено русскими мужчинами, причем именно молодыми и среднего возраста. спортсмены с «неправильной», как ей кажется, ориентацией! Я не приемлю никаких форм гомофобии, расизма, национализма, сегрегации, религиозной дискриминации — это все звенья одной цепи. Я, слава богу, не депутат, и мне не нужно будет придумывать рамки, откуда он начинается, этот «гомосексуализм среди несовершеннолетних».

Как с резко индивидуальным взглядом на вещи вы находите общий язык с другими актерами на съемках?

Есть старинный прием — разворачивать неопытного актера спиной к камере во время сцены, диалога. Например, в «Вечном возвращении» был у меня один такой партнер, но не буду называть фамилию. Честно сказать, я не могу его за это даже осудить, так как век актерский такой короткий, профессия зависимая, позовут — не позовут, тем более когда роль в фильме великой Киры Муратовой, прижизненного культового мастера. Если Кира не останавливает камеру и ее такой вариант устраивает, значит, это хорошо для ее фильма! Но, как правило, Кира делает два, максимум три дубля, и у меня есть возможность подправить партнера. Кира мне всегда разрешает смотреть снятый дубль. У меня с ней такая свобода открывается, что всегда получается какая-то новая грань, я не боюсь с ней быть комической актрисой. При этом Кира никогда не пытается меня изуродовать!

Крылатое уже выражение из фильма «Вечное возвращение»: «Очень элитарно — мне нравится, а понравится ли публике?» Вы думаете о ней, когда работаете?

Нет, не думаю, я всегда снимаю и пишу, чтобы нравилось мне. Я уважаю публику только в том, что ценю ее время: «Краткость — сестра таланта». Поэтому всегда много вырезаю из фильма, все лишнее. Даже если сцена мне нравится, но она проваливает энергию фильма, я ее беспощадно режу.

Некоторым кинопродюсерам удобно считать, что публика — дура и надо кормить ее примитивными вещами.

Для арт-фильмов, а моя ниша именно такова, есть своя публика. В конце концов, я вижу бесконечные очереди в музеи, на выставки, на ретроспективы великих фильмов, на фильмы покойного моего любимого друга Леши Балабанова, на моей премьере на Московском кинофестивале в большом зале люди сидели на ступенях! Это мой зритель.

В интервью Татьяне Толстой вы заметили: «В местах нашего обитания настоящие мужчины не водятся». А где водятся?

Я не знаю, где среда обитания «настоящих мужчин», так чтобы была концентрация. Лично меня всегда завораживали гении, на меньшее я не согласна. Им прощаешь все. А гениев где можно встретить? Я знаю, многие знакомятся по Интернету, но кто эти люди? В сетях можно прикинуться кем угодно, я часто читаю истории, которые пишут про себя знакомые мне люди, — это все такое трогательно-сказочное, состоящее из украденных фраз из фильмов, книжек, из чьих-то мыслей, обрывков информации про людей, на которых они хотят быть похожими. В городах люди стали более одинокими, с опущенными в свой Интернет, айфон головами... Я все мечтаю, что и вправду какая-то вспышка на Солнце вырубит электричество и мы все вернемся к свечам, книгам, письмам и свахам, надежным репутациям, хотя... исчезнет кино. Но останутся живопись, театр, литература. Я согласна.

Фото: Дмитрий Исхаков
Стиль: Юлия Журавлева, Ольга Степанченко
Иллюстратор: Игорь Скалецкий


Наши проекты

Комментарии (3)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • andrievski071 23 янв., 2014
    О таких женщинах! Ни гении пишут. Пишу это я! Ты чудо! Ты явилась как мгновенная вспышка, Что взорвалась на атомной вышке. Всё снесла, Моё сердце, мой ум, мои мысли, Всё обдала ты ярким огнём. Обхватила магнитным полем. Кровь прилила к членам моим. И вдруг ты пропала, Исчезла… Ушла. Время прошло… И опять, Как молнии вспышка Ты блеснула… Погаснув в тёмной ночи. Но успела зажечь в моём сердце Молний надежд и страстной любви. И вновь ты пропала, Исчезла… И всё... Всё исчезло! Остался только миг Той страстной любви. И понял вдруг я! Это был гром среди ясного неба, А ты - атома мгновенная вспышка! Или блеск молнии в тёмной ночи? Жаль…, Что вдруг всё погасло, Только чувство осталась, И мгновения страстной любви.
  • Irina Markina 20 янв., 2014
    Не знаю насчет фигур,но ведь женщины маленького роста сами предпочитают огромных мужчин!И дети получаются выше... Вот когда миниатюрные дамы начнут выбирать скромно: примерно своего роста и ниже- тогда и поколение будет миниатюрнее.Или я ошибаюсь?
  • Пётр Принев 29 дек., 2013
    На самом деле, плохие времена в этом столетии ждут процентов девяносто семь ныне живущих обывателей – все умрут. И притом это предположение верно процентов на девяносто девять целых и девять десятых. Но перед новым годом, хочется подумать о чём-то исключительно хорошем. А что может быть исключительно хорошим в последнее дождливое декабрьское воскресение?! Да ничего, акромя хорошей книги, приятной музыки и вина. Главное книгой не злоупотреблять и вечер будет прожит не зазря.

Читайте также

По теме