Энциклопедия русского костюма в картинках. Советский неоромантизм

СОВЕТСКИЙ НЕОРОМАНТИЗМ

Людмила Гурченко в русском варианте Диор-лука мгновенно стала символом эпохи, по популярности с ней мог сравниться разве что Юрий Гагарин — первый серьезный герой на экспорт с момента образования СССР.

современник

Полина Толстун

актриса БДТ

Платье MOSCHINO, туфли CASADEI, сумка и диадема PERSEPHONI, колье и кольцо CORETTA VAN WIJK.

идеолог

Мириам Сехон

Солистка ВИА «Татьяна»

ВИА «Татьяна»: Марфа Горыня, Ирина Нахумова, Валерия Коган, Алина Масленникова, Мириам Сехон, Соня Галимова и Ирина Зарубина

Я росла в Европе и воспитывалась на песнях, которые мы с родителями пели в дороге во время наших многочисленных путешествий. Народные песни, романсы, Окуджава на ночь, Петр Лещенко, Утесов. К дню рождения мамы я решила порадовать ее и спеть эти песни на ее празднике. Меня поддержала моя подруга детства Алина Масленникова: оказалось, что она тоже любит мелодии прошлых лет. Мы составили репертуар и исполнили его в кафе-ресторане перед небольшой аудиторией из маминых гостей. Но всем так понравилось, что нам пришла мысль создать группу. А Алина предложила, чтобы группа была исключительно женской. И вот нашему ансамблю уже исполнилось семь лет. Начинали мы с 1930-х годов — Лещенко, Утесов, Изабелла Юрьева, Клавдия Шульженко. Сейчас дошли до 1970-х. Сначала выбирали самые неизбитые, редкие композиции. Но когда мы начали много выступать, стало понятно, что нужно петь «Ландыши», «Снег идет», «Темную ночь», «Нежность». На них мы обязательно делаем аранжировки — и они звучат иначе. Хотя мы и не пытаемся привнести современность, у нас есть, например, песня-попурри, где мы смешали «Стоят девчонки» с If You Ain’t Got That Swing Дюка Эллингтона, а также со вступлением к «Дживсу и Вустеру». Подобная «фишка» хороша для концерта, и мы постоянно придумываем такие шутки, чтобы и нам было интересно, и зрителю. Мы выбрали советские песни потому, что это возможность петь по-русски. Мы не думали о джазовых вещах, не трогали песни на идише. Изабелла Юрьева, Клавдия Шульженко, Майя Кристалинская, ранняя Алла Пугачева, Аида Ведищева, Нина Дорда, Тамара Миансарова — все они были иконами стиля. Мы в основном интересуемся не тем, как они пели, а как выглядели, двигались. У меня актерское образование, и для меня важно, как можно не только исполнить песню, но и сыграть ее. Вот смотришь на выступление Шульженко в Колонном зале, когда ей уже семьдесят: стоит бабища в полиэстеровой шторе до пола, но так поет, что сердце замирает. Для людей нашего поколения нет разницы между модой послевоенных десятилетий. В России носили хлопковые халаты и крепдешиновые платья, потому что ничего не было. В голливудском кино тех лет — сигаретки, меха, перья, шляпки набок. Здесь такое могли себе позволить остатки интеллигенции, писатели, артисты. Классно, что сейчас мы можем все смешать: 1920-е с 1950-ми, 1960-е с 1930-ми. Мы не реконструируем эпоху, а предлагаем наше о ней впечатление, фантазию. На сцене мы выступаем всемером и можем не сочетаться нарядами по времени, но обязательно будем совпадать по цвету и фактуре. Мы современные женщины и не можем жить в ретро — мы не Дита фон Тиз, иначе были бы фриками. Многие концертные платья достались мне от мамы. Многое находим в поездках. Недавно я привезла из Барселоны складной цилиндр за 35 евро. Или еще нам отдали аутентичные американские платья середины прошлого века. Некоторые наряды нельзя было перешить, и приходилось подкреплять, сцеплять. Другие мы аккуратно шили на заказ, но я абсолютный псих: нужно, чтобы обязательно были старые ткани. Недавно позвонила девушка, мать которой была конферансье в Театре эстрады, и отдала нам ее несусветные наряды. Нам часто приносят бабушкины туфли, прабабушкины юбки. У каждой из нас три-четыре концертных платья. Ищем винтаж в магазинах «Фрик Фрак», «Гудбай, Лондон», на Тишинском рынке. Проблема в том, что винтаж ветхий: три концерта и прощай. Но фактура такая, что сейчас ничего подобного не найти, поэтому, когда нитки тлеют, всегда можно их подшить. Платья из 1980-х лучше: похожи по силуэту, но крепче. Хорошие аксессуары мы покупаем в галерее «Розе Азора», в Hush Honey Shop и на сайте Twin Pins. В охоте за вещами главное — наметанный глаз. Иду я однажды по Москве, смотрю: выкидывают вещи. Строители мечут мусорные пакеты, слышен треск. Я открыла их и нашла кузнецовский фарфор, офорты, индийские расшитые вручную туфли, брошку с перламутром.

Вдохновение

эксперт

Мэган Виртанен

Историк моды, пассионарный лектор, реконструктор и коллекционер винтажной одежды специализируется на моде XX века. В двух главах проекта «Русские пришли» она поделилась своими знаниями и фотоархивом.

Хрущевская оттепель обострила конфликт между модными тенденциями, приходящими с Запада, и идеологическими установками советского общества. Экономисты настаивали, что мода — чуждый социалистической экономике фактор, препятствующий плановому производству одежды. Модельеры защищались, утверждая, что основная функция советской моды — эстетическое воспитание советских людей. Официальная идеология хотя и признавала, что советский человек должен быть одет хорошо и со вкусом, но сама концепция хорошего вкуса была крайне консервативной. В журналах появляются рубрики «Учимся одеваться», где напоминают, что костюм должен быть скромным, в сдержанных тонах, без излишних украшений. Предлагалось ориентироваться не на западную моду, а на советскую или же на моду стран социализма. В реальности женщины учатся одеваться не по журнальным статьям, а по кинофильмам — иконами стиля становятся Джина Лоллобриджида и Лолита Торрес, а после выхода на экраны «Карнавальной ночи» с Людмилой Гурченко костюмы из этого фильма стали мечтой любой девушки. Юбки-солнце, юбки клеш, плиссированные, бочонком, стягивающие талию широкие пояса, цветочные расцветки и ткани в горошек сошли с экрана на улицы городов благодаря частным портнихам. Модными стали и синтетические материалы — капрон, лавсан, искусственный мех, воплощавшие идею прогресса, немнущиеся и простые в уходе. Выход на экраны фильмов «Колдунья» и «Бабетта идет на войну» породил повальную моду на прически «колдунья» и «бабетта», подвергавшиеся резкой критике в советской прессе. Шестой Международный фестиваль молодежи и студентов, состоявшийся в 1957 году, а затем Американская национальная выставка и показы модного дома Dior в 1959 году расширили представления о западной одежде. Вместо предлагаемых стране темных бостоновых костюмов и габардиновых плащей гости фестиваля были одеты в яркие синтетические ткани и джинсы. Мгновенно возник слой фарцовщиков — людей, готовых выменивать у иностранцев их джинсы, нейлоновые рубашки и чулки, яркие галстуки на отечественные сувениры, а затем продавать эту одежду стилягам. Образцовый стиляга носил туфли на толстой подошве, узкие брюки, пестрые носки, яркие рубашки и галстуки, клетчатые пиджаки с подбитыми ватой плечами и модные плащи из ткани болонья, волосы его были уложены бриолином в прическу «бродвейка». Поведение и одежда стиляг воспринимались как провокация по отношению к ценностям и нормам советского общества, и иногда им приходилось жестоко за это расплачиваться: комсомольские дружины могли насильно подстричь стилягу, разрезать его «слишком узкие» брюки или же просто избить. К середине 1960-х страсти улеглись, стиляг стало меньше, новым идеалом для большинства молодых людей стал Юрий Гагарин, а девушки мечтали стать если не Валентиной Терешковой, то хотя бы стюардессой.

ОСЕНЬ-ЗИМА 2013/2014


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Cентябрь

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 28 июня, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме