ТОП 50 2013. Екатерина Сираканян, Наталья Метелица, Наталия Плеханова

шоу-бизнес

Екатерина Сираканян, Наталья Метелица, Наталия Плеханова

Организованный ими международный фестиваль искусств «Дягилев P.S.» в 2012 году стал событием хай-класса, посвященным на этот раз великому хореографу Джону Ноймайеру и собравшим на сцене Михайловского театра балетную сборную мира.

 

Как возникла идея «Дягилев P.S.»?

Наталья Метелица, художественный руководитель фестиваля, директор Музея театрального и музыкального искусства: Несколько десятилетий моей жизни прошли в этом месте, а наш музей располагается в бывшем здании Дирекции императорских театров. И по этой лестнице Дягилев, тогда чиновник по особым поручениям, приходил в цитадель академизма, чтобы, как троянский конь, если не разрушить, то реформировать ее. У нас хранятся артефакты первого из «Русских сезонов», 1909 года. В 2008-м мир готовился отметить их столетие, и на встрече директоров музеев и театров с Валентиной Матвиенко, бывшей тогда губернатором, я сказала: «Как же так, Дягилев — бренд Петербурга, который не нужно придумывать. Неужели город не откликнется?» Она пообещала поддержку. Так возник фестиваль, но только как идея. Русские до них охочи, но идею еще надо реализовать. Я позвонила своей подруге Кате, много лет проработавшей в Мариинском театре директором департамента маркетинга и спонсорства, и она ответила: «Так ведь Дягилев и мой любимый герой». Потом к нам присоединилась Наташа и взялась за продвижение проекта, в том числе в гламурнодорогих сферах, куда мы с Катей не были вхожи.

Екатерина Сираканян, исполнительный директор фестиваля и гендиректор Фонда развития Государственного Эрмитажа: Мне кажется, такой фестиваль был нужен объективно. Осень, темно, холодно, сыро, туристическая жизнь замирает. Чем остается привлекать людей в это время? Только культурой. Мы решили объединить важнейшие культурные институты города: Эрмитаж, Русский и Этнографический музеи, Александринский и Михайловский театры, Консерваторию, Филармонию.

Метелица: И наш фестиваль создает единое культурное пространство, представляет феномен города как такового.

Наталия Плеханова, PR-директор: Феномен города и Дягилева — это ведь его идея, только через сто лет, поэтому фестиваль и называется «Постскриптум».

Как вам удается заполучать звезд первой величины? Работают имя Дягилева, ваши продюсерские таланты или личные связи?

Сираканян: Все вместе плюс удача, которая нам сопутствует.

Метелица: Удача, конечно, важна. Так, на первый же фестиваль в 2008 году с премьерой своей гамбургской труппы приехал Джон Ноймайер, адепт русского балета, много лет увлеченный Дягилевым. А потом уже работало реноме: мы обязательны, пунктуальны, прорабатываем каждый шаг. На будущий наш фестиваль Анжелен Прельжокаж привозит уже вторую свою премьеру, отказав нескольким крупным российским компаниям.

А как попадают в программу артисты неакадемических жанров? Например, брейк-данс-команда «Топ-9».

Сираканян: Про них я узнала от своего сына, который занимается брейк-дансом. Когда их увидела, была потрясена мастерством этих ребят. В 2011-м они показали спектакль, сделанный с французским хореографом, а сейчас готовят программу специально для нас.

Как удалось добиться признания на самом верху? Так, одну выставку в рамках фестиваля открывала Светлана Медведева, чей муж в это время был президентом.

Сираканян: Мне кажется, хорошая идея всегда найдет поддержку. На любом, даже самом высоком уровне истеблишмента. Когда на первом фестивале было туго с деньгами, мы рассказали об этом тогдашнему министру финансов Алексею Кудрину, и он ответил: «Какой интересный проект, надо помочь».

Метелица: Мы учимся у Дягилева. Кроме того что ему везло, его поддерживали поначалу двор, потом богатеи из Европы. Хотя он регулярно стоял на грани краха и за долги рассчитывался своим имуществом.

Дягилев — один из самых знаменитых геев в мировой культуре. Если можно на Музее Набокова написать «педофил», то возможно и вас обвинить в пропаганде гомосексуализма.

Метелица: В нашей стране может быть все, и ничему не удивишься. Но Дягилев — это ведь не только сексуальная ориентация. Да, он через возлюбленных реализовал свои художественные идеи. Но работал и со множеством других людей. Спесивцева и Карсавина прекрасно знали о его романе с Нижинским, но этот роман был важен для самого Вацлава, а отнюдь не для них. Дягилев обожал Шаляпина, был счастлив его успеху в Париже в 1907 году. А Ларионов, Прокофьев, Баланчин, Стравинский? Его окружали люди, которые вместе творили, и только это имело для них значение. Дягилев писал Маяковскому, хотел с ним сотрудничать, хотел, чтобы для него поставил Мейерхольд, — я читала эти письма из архива Бориса Кохно, хранящегося в библиотеке Парижской оперы. Это не принципиальная вещь в разговоре о Дягилеве!

Плеханова: В прошлом году на гала-концерте в Михайловском театре, завершавшем фестиваль, собралась пестрая публика, не только балетоманы, но и бизнесмены, представители власти и так далее. И там были показаны фрагменты замечательного балета Ноймайера «Смерть в Венеции». Меня поразила реакция зала: бешеная овация в конце показала, что самые разные люди не вникают в нюансы взаимоотношений двух мужчин, а просто смотрят на сцену, на блестящую хореографию и выдающихся артистов.

Интервью: Дмитрий Циликин
Фото: Андрей Давыдовский
Визаж: Алиса Ярославцева 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: ТОП 50 2013

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме