ТОП 50 2013. Сергей Шнуров

музыка

Сергей Шнуров

Музыкант и шоумен весь последний год не знал устали: выпустил новую пластинку группы «Ленинград» под названием «Рыба», сочинил саундтреки к фильмам «Атомный Иван» Василия Бархатова и «Кококо» Авдотьи Смирновой, открыл одноименный ресторан фермерских продуктов и записал сольный альбом «Лютик». И все это в канун собственного сорокалетия.

Вот вы говорили: «Если увидите меня в сорок лет скачущим по сцене — можете пристрелить». 13 апреля вы отметили в Ледовом именно эту дату. Как решились после такой декларации?

Ну, стрельнуть могли и в тридцать восемь, но в моем заявлении есть резон. Нелепо смотрятся многие артисты за сорок, особенно когда песни не соответствуют их внешности. Я наблюдаю за собой и пока не сказал бы, что представляю жалкое зрелище. Но ведь группа «Ленинград» никогда и не относилась к молодежной культуре. По моим ощущениям, когда мы появились, многие по текстам думали, что мне уже сорокет.

Ваша аудитория меняется со временем?

Концерт «Ленинграда» — это такой большой русский праздник, безжалостный и беспощадный. Когда идешь на него, можешь побыть... хм-м-м... другим. К примеру, в жизни ты преподаватель университета, а на концерте обычный пьяный ушлепок. На наших шоу все одинаковые, как в бане. Поэтому нет, аудитория ни хрена не меняется.

Вы тоже пару раз выходили на сцену как в бане.

Подумаешь. Если бы это произошло в 1970-е, я бы понял шумиху. Но сейчас XXI век, от порнухи деться некуда. И тут ну надо же, у Шнурова есть ***. Сенсация.

Многие из суеверия не отмечают сорокалетие, а вы сделали это во всех отношениях громко, в Ледовом.

Дата концерта — обычная маркетинговая спекуляция, не несет никакого сакрального смысла. Я вообще к праздникам отношусь настороженно. Они же организованы для людей, которые ходят на работу. Которым грустно-грустно-грустно — а потом ***: «Ну-ка, веселимся!» Ну с какого? Я на работу не хожу, мне весело без распорядка. И вообще, что такое день рождения? Пьянка для меня давно не праздник, а, сука, работа. Концерт — тоже сомнительный, ***, отдых. Так что свой юбилей я бы в идеале провел с выключенным телефоном. Книжку бы почитал. Было бы потеплее — кошку на балкон выпустил бы.

Почему свои последние альбомы — «Лютик» и «Рыба» — вы выложили в открытом доступе в Интернете?

Прикрыть каналы распространения музыки сейчас невозможно. Не можешь что-то побороть — попробуй возглавить. Я смотрю на эту историю с точки зрения потребителя: сам уже лет семь не покупал диски. А теперь даже не качаю музыку. Какой в этом смысл, если все лежит на серверах и записи можно послушать в любой момент? Работал бы на стройке, как таджик, залил бы себе в телефон. Но я не таджик. Вообще, вижу девальвацию музыки: песен много, все доступны по щелчку мыши и они превратились в фон, шум. Нет сейчас таких песен, о которых бы говорили. Не потому, что они стали хуже, просто их много. Слишком широкий и бурный информационный поток.

Но песни с «Лютика» из этого потока выхватили многие. Альбом бил рекорды по скачиванию.

Я за этим не слежу. Раз качают — значит, с кем-то это вступило в резонанс. Самое главное, чтобы песня меня удивляла и отвечала моим довольно, ***, высоким запросам в момент написания. А как она дальше, живет ли в народе — дело народа, не мое.

И какие у вас запросы в момент написания?

Творческие. Например, при создании песни «День рождения» был дерзкий план написать осмысленную строчку, состоящую из одного мата, которая бы отразила весь метафизический *** от процесса взросления.

Ваш ресторан тоже побочный эффект взросления?

Да, до меня просто донесли идею. Я в нее поверил, вот она и воплотилась в жизнь. Готовить я не умею, жена тоже человек занятой, поэтому мы заказываем продукты по Интернету, из LavkaLavka. И тут все сошлось одно к одному: сотрудничество с фермерами, с поваром подфартило, помещение нашлось под этот проект.

Вы лицо «Кококо»?

Ну, если бы ресторан назывался «Дачники» и я сидел бы там за стойкой в трениках, тогда был бы лицом ресторана. А в «Кококо» лицо не важно. Важны кухня, качество продуктов. А эти завлекалочки — чушь. Я бы в ресторан имени Шнурова не пошел. Ну какое он имеет отношение к вкусной еде? *** его знает.

Но вы-то знаете?

Я, конечно, в жизни ничего не приготовил, но хорошего вкуса ценитель. Мой образ в головах людей состоит из набора банальностей. Вроде: если человек пьющий, то, значит, бухает «Льдинку». Никому в голову, сука, не придет, что я всегда очень трепетно относился к тому, что употребляю. Даже в голодные 1990-е пил шикарный напиток, настойку овса. Продавалась она в аптеках, но для алкашей была дороговата. Такое haute bukhlo. И вот эта чистейшая вещь, натурпродукт — самое лютое, что я в жизни пробовал.

А сейчас что пьете?

Да что-то я перестал испытывать удовольствие от процесса. Не то чтобы надоело, просто не получаю того, что было раньше. По юности с выпивкой были связаны невероятные приключения. Я мог с ни *** улететь в Тбилиси, оказаться в кураже в одном зимнем пальто на Кубе. А сейчас ничего не происходит. Был я в Тбилиси, был на Кубе. Чем мне себя удивить? Ради чего еще бухать, я не понимаю. Если пойму — буду продолжать.

Ради откровенного общения?

Это пьянство от ссыкливости. Пройденный этап, уже неинтересно. Возрастные изменения — обычное дело.

Какие возрастные изменения вас радуют?

Все радуют. Я в детстве не хотел становиться взрослым. Мне и маленьким было ***. И сорокалетним мне ***. Дело в том, как ты себя ощущаешь в своем возрасте. Это фарс жизни: ты всегда настоящий. И всегда есть только «сейчас». В любом возрасте. Сейчас у меня появился опыт, я прочитал больше книг, стал требовательнее относиться к тому, что делаю. Друг Максим Семеляк сказал по этому поводу: «В двадцать твой философ Ницше, в тридцать — Фрейд, а в сорок — уже Маркс». Ну а я бы добавил, что в пятьдесят — Платон.

Интервью: Алла Шарандина
Фото: Полина Твердая
Стиль: Вадим Ксенодохов
Визаж: Ирина Гришина

Благодарим шоу-балет «Бизе Лизу» за помощь в организации съемки
Одежда предоставлена магазином ДЛТ


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме