16+: хроника запретов

Что и как запрещали
за последние 10 лет
 

Молодежная организация «Идущие вместе» воскрешает традицию уничтожения книг, заложенную средневековыми аутодафе и продолженную фашистскими кострами, где сжигали «неарийские» книги Ремарка и Фрейда. К последним
в компанию попал писатель Владимир Сорокин. Усмотрев в «Голубом сале» пропаганду порнографии и оскорбление Сталина и Хрущева, которые в романе вступают в интимную связь, юные борцы за нравственность подали на автора
в суд и провели самостоятельное судилище над книгами. Их несколько дней швыряли в большой пенопластовый унитаз, который потом был взорван полукилограммовым зарядом тротила. Очередной приступ «любви» к Сорокину случился три года спустя, когда в Большом театре поставили оперу «Дети Розенталя» по его либретто. Бдительная молодежь встретила премьеру
митингом и плакатом «Калоеды, долой из Большого театра!»

Выставку эротических рисунков Пабло Пикассо «Искушение» в Новосибирском краеведческом музее местное церковное начальство осудило за «извращение». Возле музея был устроен пикет под лозунгами «Краеведческий музей — музей искусства, а не порно», «Безбожные “художники”, вы развращаете Россию»
и «В Новосибирской области министерство культуры или министерство разврата?»
К чести министерства стоит отметить,
что запрещать выставку оно не стало.

Вся страна бурно обсуждала запрет мультфильма «Ну, погоди!» в связи с введением закона «О защите детей от вредной информации». Получивший
статус «18+» из-за сцен насилия и постоянного курения Волка, мультик мог быть показан только поздно вечером, когда дети уже спят. Абсурдность ситуации вызвала бурю протестов. После этого теленачальники были вынуждены заявить, что
их неправильно поняли, всю историю раздули
СМИ, а сами они считают «Ну, погоди!» культурной ценностью и не собираются ограничивать показ.

Вокруг спектакля британского режиссера Кристофера Олдена «Сон в летнюю ночь» в Московском театре имени Станиславского и Немировича-Данченко разразился страшный шум. Начался он с письма властям и РПЦ от лица родительницы одного из участников детского хора, занятого в спектакле, где рисуются страшные картины «совращений и призывов к сексу, оральных ласк гениталий, актов мастурбации, садомазохизма, пропаганды употребления алкоголя и наркотиков, мата, мочеиспускания на сцене». В круговорот событий оказались вовлечены министр культуры Владимир Мединский и уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Премьера все же состоялась. Вопервых, письмо оказалось подложным. Во-вторых, спектакль рассчитан на взрослую аудиторию и имеет соответствую-щую маркировку. «Сон в летнюю ночь» был поставлен в Английской национальной опере, номинирован на премию Лоуренса Оливье и целиком перенесен на московскую сцену.
Не исключено, истинная причина скандала в том, что и режиссер, и автор оперы, композитор Бенджамин Бриттен, — открытые гомосексуалисты.

Директор Мультимедиа-арт-музея Ольга Свиблова и художник Давид Тер-Оганьян устроили громкий цензурно-гомофобный спор с обменом открытыми письмами. Причиной стало название работы, которую художник представил на коллективную выставку. Автор хотел, чтобы его произведение называлось «Пропаганда гомосексуализма», а музей настаивал на формулировке «Без названия».
Изложенные участниками конфликта версии, какова была первоначальная договоренность, расходятся.

Показав в Перми выставку «Родина» с известными работами Комара и Меламида, Дубоссарского и Виноградова, Марат Гельман отправил ее в Новосибирск и Красноярск.
Но в Новосибирске из цензурных соображений выставка
с государственной площадки перебралась на частную, которая вдруг расторгла договор. А в Красноярске «из-за жалоб общественности» ее сократили и переименовали
в «Неизвестную родину художников». Гневные письма
во все инстанции, пикеты и плакаты присутствовали.

Спектакль Константина Богомолова «Лир. Комедия» в театре «Приют комедианта» спровоцировал скандал. Бурную реакцию вызвали перенос действия в СССР и Германию 1944–1945 годов и идея о том, что коммунизм и фашизм — это одно и то же. В Петербурге «по просьбе сверху» из «Лира» убрали сцены с иконами и песню «День Победы», в авторской версии спектакль показали только на фестивале
в Гданьске.

Выставка «ЛИБИДО» («Ленинградский институт брака и домашнего очага») объединения «Колхуи» («Колдовские художники») открылась в московском ЦДХ и тут же была запрещена. Содержание картин Николая Копейкина, Дмитрия Шагина, Виктора Пузо, развивающих традиции
народной смеховой культуры, было сочтено «неприличным». Художники перевезли выставку в Петербург, где показали в артцентре объединения «Митьки». Последних тут же стали попрекать тем, что они «пригрели порнографию».

Появилась информация о поступившем в российские библиотеки черном списке из сорока книг, запрещенных
за пропаганду наркотиков. В перечень попали произведения Ирвина Уэлша, Хантера Томпсона, Филипа Дика, Олдоса Хаксли и даже «Цветы зла» Бодлера. Госнаркоконтроль наличие официального списка отрицал, ссылаясь на то, что полномочий запрещать у него нет. Однако есть возможность не рекомендовать, и этот механизм уже начал применяться. Новая волна борьбы с «запретными» текстами пришлась на 2012 год,
когда книги указанных авторов стали пропадать из магазинов. Видимо, опережая события, их владельцы включили самоцензуру.

Художник Григорий Ющенко решил высказаться на тему наркотиков, стилизовав выставку под рекламную кампанию. Изображения уродливых дилероввурдалаков, которые дурацкими призывами заманивают в свои сети, иначе как антирекламой назвать было нельзя. В ответ на сатирическую серию «Реклама наркотиков» в галерее Navicula Artis посыпались гневные репортажи и призывы проверить устроителей экспозиции
на нарушение законодательства. Для раскручивания истории были привлечены деятели эстрады. В сопровождении камер Пятого канала на выставку прибыла певица Елена Ваенга
и сорвала одну из работ. Администрация «Пушкинской, 10» решила закрыть выставку от греха подальше.

Министерство культуры сочло порнографическими и запретило вывозить в Париж шестнадцать произведений выставки «Соц-арт. Политическое искусство России с 1972 года до наших дней», прошедшей в Третьяковской галерее. Среди них оказались фотография Влада Мамышева-Монро
в образе Гитлера и изображения обнаженных украинских политиков Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко
в работах Андрея Будаева. Но самое большое возмущение вызвала работа «Синих носов» «Эра милосердия»
с целующимися на фоне березок милиционерами, цитирующая
британского художника Бэнкси.

На выставку «Запретное искусство 2006» в злополучном Сахаровском центре в Москве куратор Андрей Ерофеев собрал работы Ильи Кабакова, Александра Косолапова, Вагрича Бахчаняна, которые по цензур-ным соображениям были запрещены к показу
в других музеях и галереях. Картины можно было увидеть фрагментами, через небольшие отверстия
в стене, скрывавшей их от зрителя. Православная общественность сочла выставку кощунством, начались письма, пикеты, обращения в суд.
В результате скандала Андрей Ерофеев был уволен
с поста завотделом новейших течений Третьяковской галереи, потерял должность и директор музея Сахаровского центра Юрий Самодуров. На них завели дело по статье 282 УК РФ, о разжигании религиозной вражды. Суд завершился только в 2010 году
и приговорил организаторов выставки к штрафам вместо грозившего им тюремного заключения.

Выставка «Осторожно, религия!» в Сахаровском центре в Москве вызвала первый громкий скандал между церковью и деятелями искусства. Коллективная экспозиция, куда входили работы Николая Полисского, Германа Виноградова, Олега Кулика, Авдея Тер-Оганяна, указывала на опасность религиозного фанатизма, а закончилась погромом. Шестеро православных активистов, состоявших в комитете
«За нравственное возрождение отечества», били стекла, ломали инсталляции, брызгали на картины краской — выставку пришлось закрыть. Суд над
ее кураторами Юрием Самодуровым и Людмилой Василовской продолжался три года и окончился
обвинительным приговором и крупными штрафами.

 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме