16+: Елена Ваенга, Сергей Троицкий (Паук) и другие

Своим мнением о ситуации с цензурными запретами и о том, как предположительно будет развиваться ситуация, поделились работники культуры. 

 


Сергей Шаргунов
Писатель

 Искусство свободно и безоглядно. Конечно, я противник выставок, на которых глумятся над иконами и вообще над религиозными символами. Но когда погрязшие в аморализме Тартюфы пытаются поучать всех нравственности и лезут в искусство, пытаясь запрещать спектакли и книги, это отвратительно. Страна задыхается от коррупции, прежде всего от коррупции совести. А чиновники и их челядь не находят ничего умнее, чем привязаться к Набокову. Теперь жду поклепа на Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Толстого, Есенина, Маяковского и далее по списку. Несколько раз сталкивался с попытками недоумков вырвать какие-то фразы из моих книг. Было смешно. Для художника травля всегда на пользу: закаляет. А мертвым классикам вообще не страшна».

 


Сергей Троицкий 
(Паук)
Музыкант

 Все запреты и ограничения — это очковтирательство, они нужны, чтобы отвлечь людей от реальных дел. Когда человек начинает думать про педофилов, то перестает обращать внимание на митинги или Навального. Придумывают борьбу с геями, и при этом по всем телеканалам, на каждом Дне города выступают только они. А губернаторы это оплачивают, хотя с виду люди солидные, православные, бывшие военные. На Западе музыкальная мафия тоже не заинтересована в появлении новых артистов, они зажимают молодое творчество, но к старым звездам привлекают моднейших продюсеров, которые создают ломовой звук и видео. Наша мафия специально выпускает полное дерьмо, чтобы культурная планка была ниже. Мы занимаемся рок-эпатажем, но если какая-нибудь кретинка посмотрит наше шоу и станет голой ходить по улице, значит, проблемы у нее, а не у нас. Искусство не должно попадать под ограничения. Та же «Лолита» для взрослых людей написана, которые понимают, что вряд ли Набоков реально влюбился в двенадцатилетнюю телку. С таким же успехом можно запретить фильмы про грабителей: мол, они побуждают не трудиться, а грабить банки».

 


Александр
Секацкий 
Философ

 Всегда считалось, что одаренность художника не зависит от его праведности и политической позиции. Поэтому Набоков говорил, что у писателя самая легкая этическая участь и самая трудная эстетическая. Сейчас ситуация изменилась, особенно в области актуального искусства. Выяснилось, что художник должен своей жизнью заслужить право передать послание. Эстетических критериев недостаточно. Никто уже не боится ангажированности. Некоторое время назад художники ее опасались, старались творить в герметичном мире. Сейчас они вышли на те же площадки, на которые претендует религия. Искусство пытается достучаться до зрителя напрямую, с минимальными затратами на изощренность. Мастерство вторично, первично послание. В каком-то смысле это возвращение к идее иконы, которая ценна не эстетически, а как инструмент связи с Богом. Но традиционные конфессии настолько бюрократизированы, что духовность там минимальна. У граффитистов духовной неистовости больше, чем у тех, кто претендует на обслуживание воли Бога. И искусство пытается компенсировать эту нехватку. Очевидно, культура будет развиваться в этом направлении».

 


Елена Ваенга
Певица

 Когда я увидела на афише концерта Леди Гага значок «12+», а у Людмилы Сенчиной «18+», мне стало смешно. Можно, конечно, хоть «40+» поставить, дело не в этом — просто у нас все делается через одно место. В Европе этот закон сработал бы, а у нас получилось смешно. Ну какая Гага «12+»? Я была на ее концерте, люди с детьми оттуда уходили. Она говорила со сцены, что Иисус Христос — гей. Что если ее сын не будет геем, она не будет его любить. Думаю, мы должны оградить наших двенадцатилетних детей от таких разговоров. Пускай в восемнадцать сами решают, что слушать и смотреть».

 


Алексей 
Герман-младший
Кинорежиссер

 По изменениям в культуре люди пытаются угадать будущее страны. Все политические кампании начинаются с культуры. Борьба за нравственность обычно заканчивается на уровне заявлений о том, что мы будем ставить спектакли, снимать фильмы, писать книги про нравственность и тогда все станут нравственными. Это, к сожалению, нереально. Если все будут называть зеленое розовым, оно все равно не поменяет цвет. Закон о возрастных ограничениях нужен. Я считаю, если показан откровенный половой акт, надо ставить предупреждение «18+». Но сам фильм запрещать не надо. Запрещать надо особо радикальные случаи, в России любой экстремизм, включая религиозный, — это опасно. Но это не должно касаться искусства, которое не призывает калечить и убивать. Ведь в противном случае придется запретить Толстого за его религиозные взгляды, и Достоевского за не слишком позитивный образ Петербурга. Который и так сегодня превращается в оплот мракобесия из-за того, что мы разрешаем агрессивным и малограмотным радикалам навязывать свое мнение всему городу».

 

 


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 18 июля, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме