Ольга Погодина-Кузьмина: «Растущая популярность гомосексуализма — стремление к независимой жизни»

Ольга Погодина-Кузьмина

Писатель и драматург, написавшая роман «Адамово яблоко» и пьесу «Мармелад» «из жизни геев», с одной стороны, видит в секс-меньшинствах прогрессивную силу, с другой — не может не замечать их инфантилизма и эгоизма.

С тех пор как вышел роман «Адамово яблоко», часто приходится отвечать на вопрос, почему мне, женщине, так интересно разбираться в устройстве российского гей-сообщества, структурированного как специфически «мужской мир». Сразу скажу, что я считаю гомосексуальность не причиной, а скорее следствием выбора образа жизни, который становится все более распространенной и привлекательной моделью человеческих отношений. Выбор этот — крайний индивидуализм.

Тоталитарные модели всеобщего равенства не оправдали себя, патриархальные общинные системы постепенно отмирают, даже в самых благополучных странах граждане недовольны социальной политикой властей, считая, что государство больше отнимает у них, чем дает. И единственным наименее дискредитированным путем становится стратегия разумного эгоизма: «Живи для себя, но не мешай делать то же другим».

Растущая популярность идеологии гомосексуализма отражает стремление индивида к обособленной, независимой жизни, к отсутствию обязательств и обременений, к отказу нести ответственность за судьбы родины, планеты, будущего человечества. Выбирая в партнеры человека собственного пола и близкого круга интересов, мы как бы говорим о том, что готовы отвечать в полной мере только за себя и за узкий круг своих близких. Эта позиция внешне противостоит патриархальным общинным ценностям, но не противоречит им. Ведь если каждый наведет порядок в своем отдельно взятом мирке, большой мир не будет нуждаться в сакральных жертвах.

Для России, которая вечно обращена к будущему, к неким отдаленным временам, когда «воссияет заря новой жизни», пока непривычно жить «для себя», здесь и сейчас, без надрыва и жертвы. Мы больше других народов знаем и о свободе на баррикадах, и о разбойничьей свободе-вольнице, но свобода личного выбора все еще вызывает недоумение у большинства наших сограждан. Думаю, именно поэтому дискуссия о правах и свободах представителей ЛГБТ всякий раз привлекает острое внимание общественности.

Можно, конечно, приписать эти тенденции интригам недобросовестных политиканов и проискам Госдепа США, в чей план развала России входит и гомосексуализация всей страны. Но из каких загадочных фондов было оплачено восстание геев в Гринвич-Виллидж в июне 1969 года? Тогда налет полиции нравов на гейклуб спровоцировал массовые уличные выступления, несколько дней представители нью-йоркской богемы сражались с полицейскими, и результатом этой борьбы стала легализация гей-заведений. Не сложив оружия, активисты добились исключения гомосексуальности из официального списка психических заболеваний, а затем и признания таких отношений вариантом сексуальной нормы.

Программа гей-лояльности в большинстве развитых стран принесла впечатляющие результаты. Как только геи и лесбиянки были на законодательном уровне включены в систему общественных связей и получили возможность заключать партнерские отношения, в которых регулируются денежные вопросы, порядок расторжения брака, наследование имущества и так далее, они из маргинальной части общества превратились в наиболее консервативную и законопослушную его часть. По статистике, представители ЛГБТ значительно реже нарушают закон. Они предпочитают жить в благополучных районах и поддерживать там порядок, отчего стали желанными соседями. Уровень образования в среде европейских геев выше среднестатистического, как и процент увлеченных музыкой, литературой и современными гаджетами. Европейские геи — идеальные потребители, они тратят много денег на путешествия и всякие ненужные, но дорогие вещи. Трудно представить, что меньше чем полвека назад эти же люди бросали камнями в полицейских. То, как быстро изгои общества примкнули к зажиточной буржуазии, составляющей оплот благосостояния каждой страны, говорит о правильности выбранной государственной стратегии.

Те же процессы происходят сегодня в России. Среди моих знакомых и друзей немало гей-пар, которые в стремлении к безупречной буржуазности дадут пример традиционным семьям. Они работают и хорошо зарабатывают, по воскресеньям вместе ходят за покупками в большие супермаркеты, где можно посидеть в кафе и посмотреть кино, проводят отпуск в экзотических странах, и все, что отличает их от обычных семей, — это отсутствие детей. Но у меня нет никаких сомнений, что усыновленный такой парой ребенок получил бы всю необходимую любовь и заботу и угроз его психическому и сексуальному здоровью там было бы куда меньше, чем в большинстве наших семей, где процветают пьянство, рукоприкладство и прочие «национальные ценности». Но очевидно, что по причинам политического популизма наши власти еще не скоро дозреют до признания гомосексуальной семьи полноправной ячейкой общества.

Конечно, вряд ли легитимизация сразу отменит все негативные стороны гейжизни, которые вызывают раздражение и отторжение у здравомыслящих представителей самого сообщества. Нежелание взрослеть, подростковый эгоцентризм, вызывающее поведение, требование немедленного удовлетворения личных потребностей, жестокость в отношении к себе и к миру — все это часто принимает отталкивающие формы. Неприятно видеть, когда состарившийся, но так и не повзрослевший человек становится пожирателем чужой юности, озлобленным на мир за нанесенные ему обиды. В моей книге немало таких героев, в которых многие с неудовольствием узнавали себя. Но инфантильность — серьезная болезнь нашего времени, и гомосексуализм опять же скорее следствие, чем причина такого поведения.

Однако мне, как закоренелому оптимисту, перспектива развития событий представляется вполне позитивной. Российской власти, сбережения которой хра-нятся на Западе, нет смысла выстраивать новый «железный занавес», поэтому постепенное принятие так называемых демократических свобод, среди которых права геев и лесбиянок занимают не последнее место, неизбежно. Думаю, Петербург, как самый европейский из российских городов, быстрее других освоит и примет стратегию индивидуализма. При всей внешней разобщенности и пассивности сегодня гей-сообщества крупных российских городов превратились в мощную социальную силу, которая все активнее участвует в большой политике, перераспределении финансовых ресурсов и формировании новой системы жизненных ценностей.

Само собой, я имею в виду не тот немногочисленный «актив», который выходит на улицы с одиночными пикетами, и даже не тайные гомосексуальные фракции в парламенте и в бизнесе, а масштабную силу общественного мнения, в авангарде которого стоит гей-сообщество. Поле дискуссий в массмедиа, социальных сетях, в искусстве и сфере потребления формируется в основном теми самыми индивидуалистами, которые лояльны к гей-сообществу или сами к нему принадлежат. Даже репрессивная государственная политика не сможет изменить эту ситуацию, а до репрессий, я надеюсь, дело не дойдет.

Конечно, мы еще не раз станем свидетелями открытых конфликтов в обществе, где все навязчивее декларируются патриархальные ценности и одновременно растет желание личности обособиться от властей, занятых преимущественно собственной наживой. Но рано или поздно и той и другой стороне придется искать пути компромисса. Просто потому, что на фоне проблем, с которыми может столкнуться человечество в самые ближайшие годы, вопрос о том, с кем спит твой сосед, покажется, мягко говоря, второстепенным.

ПОВЛИЯЛ ЛИ ЗАКОН САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ОТ 7 МАРТА 2012 ГОДА № 108-18 НА ВАШУ ЖИЗНЬ?

 

Джафар Расулов

директор гей-клуба «Кабаре»

Поначалу, когда милоновский закон был еще в проекте, он вызывал у некоторых моих знакомых недо умение, а у кого-то даже страх. Сколько с тех пор времени прошло? Восемь месяцев? Сейчас уже все подуспокоилось. Каких-либо последствий принятия этого документа мы не заметили: никто к нам не приходил, ничего не говорил, никаких эксцессов у входа в клуб не было. То есть как бизнесмен я пока проблем не испытываю. Как не наблюдаю и всплеска интереса к нам со стороны правозащитников: мы же увеселительное заведение, кому и зачем раздавать у нас листовки? К нам приходит публика, которая и так уже все понимает."

 

Полина Адрианова

исполнительный директор ЛГБТорганизации «Выход»

Закон о так называемой пропаганде гомосексуализма стал причиной серьезных перемен как в частной жизни геев и лесбиянок, так и в деятельности ЛГБТ-организаций. Из-за правовой неопределенности закона он может применяться произвольно, и чаще всего его интерпретация зависит от конкретных полицейских. Был случай, когда участника первомайского шествия арестовали за радужные подтяжки. Сегодня люди не знают, нарушают ли они закон, держась на улице за руки. Учителя не имеют права останавливать гомофобную травлю учеников в школах. Однополые семьи думают об эмиграции гораздо чаще, чем до принятия закона. На такие ли изменения рассчитывали законодатели? Этот закон морально оправдывает насилие по отношению к ЛГБТ: если раньше при нападениях агрессоры ссылались на религию и традиции, то сегодня они прикрываются гомофобным законодательством. Люди живут в условиях ежедневного психологического давления, становятся более закрытыми. К сожалению, происходит то, против чего направлена деятельность ЛГБТ-организаций: из геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров делают маргинальное сообщество. В этих условиях наша работа становится еще более важной, несмотря на то что любая акция или печатное издание сегодня могут быть интерпретированы как пропаганда, а ЛГБТ-правозащитники ежедневно рискуют."

 

Елена Васильевна

учительница начальных классов

Мне доводилось сталкиваться с гомофобией моего второго класса. Дети ни с того ни с сего начали дразнить мальчика по имени Сергей. Ну как же? Сер-гей. Объяснить ничего невозможно: они не понимают, что за этим стоит, но уже слышали, что «гей» — это что-то постыдное. Таков пока результат принятия закона, призванного защищать несовершеннолетних от пропаганды гомосексуализма, и поднятой в этой связи шумихи."

Фото: Денис Гуляев


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Ноябрь

Наши проекты

Комментарии (3)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 11 мая, 2014
    Нельзя пропогандировать гомосексуализм. Нельзя!
  • Валери 29 окт., 2013
    Ольга, я читала "Адамово яблоко". Спасибо, очень жизненно.
  • Валери 29 окт., 2013
    "Но у меня нет никаких сомнений, что усыновленный такой парой ребенок получил бы всю необходимую любовь и заботу и угроз его психическому и сексуальному здоровью там было бы куда меньше, чем в большинстве наших семей, где процветают пьянство, рукоприкладство и прочие «национальные ценности». Но очевидно, что по причинам политического популизма наши власти еще не скоро дозреют до признания гомосексуальной семьи полноправной ячейкой общества." - Абсолютно согласна! Точно такая же история и со мной произошла. На сайте одной соцсети я выступила в защиту меньшинств и привела точно такой же пример. Сколько у нас семей, где "правильные" гетеросексуалы пьют, бьют жен и детей. Сколько изломанных жизней из-за водки и наркотиков? ТЯ высказала свое мнение, вежливо, культурно. Ну и меня, естественно, просто заклевали там. Некоторые сердобольные тети даже жалели, что мне так в жизни досталось. Желали мне всякого и лезли на страницу. Пришлось удалиться совсем. Но это российское неистребимое быдло, прошу прощения за это слово, но читая порою идиотские комментарии, полные агрессии и ненависти, другого не подберешь. Почему мы такие??

Читайте также

По теме