Константин Ротиков о геях и власти

Автор книги «Другой Петербург» уверен, что геи и гетеросексуалы определяются с собственной ориентацией, не заглядывая в постановления законодателей, а власть сделала глупость, начав дразнить людей тихих и безобидных.

Чем вы объясните равнодушие петербургских геев к закону, казалось бы против них направленному?

Мне кажется, это объясняется непониманием смысла и возможностей применения сырого, несостоятельного с юридической точки зрения закона. Ничего же неясно. Что такое пропаганда? Как конкретно можно обличить человека в этой самой пропаганде среди несовершеннолетних? Теперь нельзя лицам до восемнадцати лет говорить, что были такие Уайльд и Чайковский? Я лично никогда бы не вышел на улицу с флагом в защиту геев, хотя среди моих знакомых много приятных и содержательных людей с такой ориентацией. Но, по-моему, они нуждаются не в защите, а в покое, в том, чтобы о них как можно меньше говорили. Возможно, кому-то хочется стать геем или, например, евреем, но ими рождаются, а не становятся. Численность секс-меньшинств не уменьшалась и не увеличивались ни когда на них были гонения, ни когда их сжигали на кострах в Средние века, ни когда сажали в нацистские концлагеря. Кстати, еще недавно вполне приличное слово «гей» сейчас тоже приобрело негативный оттенок, и я предложил бы использовать научно обоснованное и нейтральное определение «андрофил», состоящее из двух древнегреческих корней и означающее буквально «любитель мужчин».

Почему авторами гомофобных инициатив часто оказываются люди этой же ориентации?

В первую очередь, конечно, с целью обезопасить себя. Как всегда в таких случаях, именно вор и кричит: «Держи вора!» Это, кстати, не только российская традиция: создатель и директор ФБР на протяжении почти полувека, главный борец с «педерастами» Эдгар Гувер, как выяснилось после его смерти, долгие годы состоял в сексуальной связи со своим замом. Не думаю, что депутаты Законодательного собрания Петербурга от правящей партии такие уж независимые люди. Скорее всего, это была некая инициатива сверху с целью отвлечения общественного внимания от тех проблем, которые надо решать, на несуществующие, ведь геи с натуралами стенка на стенку друг на друга не шли. Но лицо для инициирования такого документа было выбрано неподходящее: этому депутату-марионетке с не сложившейся, видимо, личной жизнью не мешало бы поработать над собственной внешностью. Аргументы господина Милонова пустые и бессмысленные. Когда его сравнили с Геббельсом, который тоже не любил геев, он сказал, что лучше чувствует себя в обществе апостола Петра, то есть показал себя человеком, несведущим в истории религии, путающим апостолов Петра и Павла: в послании последнего к коринфянам гомосексуализм действительно упоминается через запятую среди других грехов, таких, как онанизм. Но даже если и так, эти грехи осуждались в определенной исторической обстановке, две тысячи лет назад. Какое это имеет отношение к нашему времени? Нигде в Священном Писании не указано, что мужеложство — смертный грех.

Геи, достигшие реальной власти, — в частности, упоминаемые в вашей книге Уваров, Голицын, Мещерский, Муравьев — нередко оказывались консерваторами.

Андрофилы вообще люди тихие, никогда не имевшие вкуса к оппозиции существующей власти, стабильность важна для них как ни для кого. Когда человек более уверен, что его не тронут? Когда в стране все тихо и не наблюдается никаких революционных всплесков. Поэтому любому настоящему мужеложцу во власти свойственно занимать охранительные позиции. Дразнить их и доводить до открытого противодействия — глупейшая затея со стороны нынешних правителей.

А существовала ли когда-нибудь пресловутая голубая мафия, которой пугают обывателей?

Вы знаете, люди этой ориентации с трудом сходятся друг с другом, примеров их взаимной недоброжелательности гораздо больше. Например, Сергей Дягилев и Константин Сомов друг друга терпеть не могли, это подтвердит любой историк Серебряного века.

Как вы относитесь к деятельности ЛГБТ-организаций?

Не уверен, что их работа хоть как-то отражается на положении реальных геев, на их свободах. Потому что свобода — внутри человека. Так, глава ассоциации «Крылья» профессор Кухарский, как и двадцать лет назад, собирает круглые столы, но непонятно, кому от этого польза, кроме разве что самого Александра Александровича, который приобрел известное международное признание. Более молодой московский активист Николай Алексеев, очевидно, получил за свои выступления солидный грант. Но стоять, как это делал он, с радужным флагом возле детсада — обычное хулиганство. Как автор книги о замечательных людях, замеченных в склонности к однополой любви, могу сказать, что они никогда публично не говорили о своей природной ориентации, не выпячивали ее. Может быть, слишком резвая борьба ЛГБТ-сообщества за некие непонятные права и привела к усилению гомофобных настроений. Когда в 1993 году отменили 121-ю статью, в эйфории демократии к геям было больше сочувствия, чем когда на телеэкране началось навязывание голубой эстетики.

Влияет ли «закон о пропаганде» на имидж Петербурга?

Безусловно. Тревожно, что город, который всегда считался самым просвещенным в России, сохранил роль авангарда всей страны, но в ее стремительном движении к свинцовому средневековому мракобесию. Ничего, кроме вреда международному авторитету Петербурга, эта инициатива не принесла, я уверен.


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Ноябрь

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Meliton15 Meliton15 23 нояб., 2012
    меньше трепаться об о всем

Читайте также

По теме