Геи в законе

Тот, кого нельзя называть

«Тема» — новая рубрика журнала «Собака.ru» — стартует с обсуждения вопроса, который в этом году стал вдруг остромодным. Весной в Петербурге был введен запрет пропаганды гомосексуализма, и стараниями депутатов и чиновников город превратился в гей-страшилку для России и всего остального мира. Осенью уже в масштабах страны вступил в силу закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», и ведущие телеканалы принялись вымарывать из своих программ любые упоминания о секс-меньшинствах.

Гей сегодня рисуется чем-то вроде лорда Волан-де-Морта из «Гарри Поттера»: бессмертный великий темный волшебник, обладающий страшной магической силой, даже имя которого произносить себе дороже. 

Текст: ВИТАЛИЙ КОТОВ, РАДИФ КАШАПОВ, АННА ПЕТРОВА, АЛМАТ МАЛАТОВ. 

Геи в законе

Мы решили разобраться, что собой представляет нашумевший «закон о пропаганде», за что по нему могут быть оштрафованы люди и кто уже был реально наказан, а также чем он отличается от статьи за мужеложство советских времен.

Вступивший в силу 30 марта 2012 года петербургский закон No 108-18 против пропаганды гомосексуализма и педофилии среди несовершеннолетних внес изменения в Закон Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге», который был дополнен статьями 7.1 («Публичные действия, направленные на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних») и 7.2 («Публичные действия, направленные на пропаганду педофилии»).

По мнению экспертов, изучивших закон, теперь в Петербурге, например, наказуемо штрафом публичное (что означает это слово, в законе не уточняется) утверждение, что быть геем клево, что семья геев — это то же самое, что и разнополая семейная пара. Вполне могут возникнуть проблемы у тех, кто решится оказать психологическую помощь подросткам, ощутившим в себе тягу к своему полу и склонным из-за этого к суициду. Но под понятие пропаганды не попадает проведение публичных мероприятий, дебатов о статусе секс-меньшинств или распространение информации нейтрального содержания о гомосексуальности. То есть просто упоминать гомосексуальность в разговоре, признаваться в собственной ориентации, спорить на эту тему, распространять информацию, что такое явление в принципе существует, даже выходить на гей-парад — можно. В принципе. Потому что все равно никто не гарантирует, что вас не огреют дубиной по голове стражи порядка, которые не разбираются в юридических тонкостях.

Что же это за действия, за которые карает закон? Это «деятельность по целена-правленному и бесконтрольному распространению общедоступным способом информации, способной нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию несовершеннолетних, в том числе сформировать у них искаженное представление о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений». В случае с педофилией деятельность злоумышленников должна вести к формированию «в обществе искаженных представлений о соответствии социальным нормам интимных отношений между совершеннолетними и несовершеннолетними лицами». Формулировка, дающая широчайший простор для интерпретации. Уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов заметил по этому поводу: «Это странная законодательная инициатива... В законе перечисляются через запятую совершенно разные явления, такие как педофилия и нетрадиционная сексуальная ориентация. Это выглядит странно со всех точек зрения, и в том числе с правовой...»

За принятие закона, инициированного фракцией «Единой России», проголосовали двадцать девять депутатов из пятидесяти, входящих в Законодательное собрание. Против документа еще на этапе его принятия выступили фракция партии «Яблоко» и ее лидер Григорий Явлинский: по его мнению, новый непродуманный закон по- зволяет реальным педофилам уходить от уголовного преследования, отделываясь штрафами.НепринималаучастиявголосованиифракцияЛДПР,ноподругойпри- чине: депутат Елена Бабич посчитала наказание в виде штрафов «за пропаганду» слишком мягким и предложила установить для виновных пожизненное заключение.

При этом петербургский закон был далеко не первым: еще в 2006 году схожий документ был принят в Рязанской области, в 2011-м — в Архангельской и Костромской. Но именно «милоновская» инициатива была распиарена и вызвала целую волну подражательных актов в Новосибирской, Самарской, Магаданской областях, Краснодарском крае, Башкирии. На очереди — Москва, Калининградская, Владимирская области, Якутия, а то и вся Россия. Накануне очередных парламентских выборов схожий закон рассматривает и Верховная рада Украины, до сих пор во всем берущая пример с ненавистных москалей.

Принятый документ — итог череды аналогичных политических акций. К примеру, еще в 2002 году группа депутатов Госдумы — Геннадий Райков, Дмитрий Рогозин, Вадим Булавинов и другие — предлагали наказывать за «противоестественное удовлетворение половой потребности мужчины с мужчиной (мужеложство, педерастия)» лишением свободы на срок от одного до пяти лет. Петербургский закон No 108-18 — эхо статьи 121-1 Уголовного кодекса РСФСР. По этой статье, вступившей в силу 7 марта 1934 года и отмененной 27 мая 1993 года, за половое сношение мужчины с мужчиной следовало наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет, а «с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, либо с использованием зависимого положения потерпевшего» — до восьми лет. По статье не только осуждали гомосексуалов, но и устраняли неугодных: вместо того чтобы сажать диссидента за политические высказывания, проще было найти какого-нибудь потерпевшего, к которому подсудимый якобы приставал.

В итоге петербургский закон карает нарушителей штрафами: граждан — до пяти тысяч рублей, должностных лиц — до пятидесяти тысяч рублей, юридических лиц, пропагандирующих гомосексуализм, — до пятисот тысяч, а пропагандирующих педофилию — до миллиона рублей. Конечно, о законе больше говорят, чем применяют его на практике. Очевидно, и сама полиция не понимает, как он работает. Так, в июле этого года начальник Главного управления МВД по Петербургу и Ленинградской области Сергей Умнов отрапортовал о том, что к административной ответственности за пропаганду гомосексуализма в Петербурге было привлечено семьдесят три человека, за пропаганду педофилии — один человек. Однако спустя два месяца пресс-служба того же самого ГУ МВД России по Петербургу и Ленинградской области насчитала всего четыре таких случая. Активистов ЛГБТ- организаций, пользуясь этим законом как предлогом, регулярно задерживают на разнообразных публичных акциях с радужной символикой, но если на них и налагали штрафы, то по другим статьям: за неповиновение сотрудникам полиции или нарушение порядка проведения митингов.

Широкую огласку получил лишь самый первый приговор по «пропагандистскому» закону, вынесенный москвичу Николаю Алексееву, который сделал своей профессией борьбу за права секс-меньшинств. 4 мая он вышел к Смольному на одиночный пикет с плакатом, на котором была написана фраза Фаины Раневской: «Гомосексуализм — это не извращение. Извращение — это хоккей на траве и балет на льду». То есть можно сказать, что вместе с Алексеевым к административной ответственности решили привлечь и одну из российских гей-икон Раневскую. Посмертно. Еще два дела о нарушении пресловутого закона касаются организаторов ЛГБТ-прайда в июле. Все попытки оспорить закон в городском суде Санкт-Петербурга, а затем в Верховном суде РФ не увенчались успехом.

ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О ЗАКОНЕ ПРОТИВ ПРОПАГАНДЫ ГОМОСЕКСУАЛИЗМА?

 

Михаил, тележурналист

Депутат Милонов с единомышленниками, так же как его оппоненты из ЛГБТ-сообщества, предаются любимой русской забаве: придумать себе препятствие, чтобы героическими усилиями его преодолевать. Любому вменяемому человеку очевидно, что никакой пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних не существует, а значит, не существует и проблемы с этой самой пропагандой. Но точно так же не существует острой необходимости проведения гей-парадов. Само понятие gay pride, парада гордости, абсурдно. Скажите, а чем тут так уж гордиться? Гордиться уместно результатами своей деятельности, которые люди могут оценить. В отличие от частной жизни, протекающей за закрытыми дверями и занавесками. Сострадания, если не презрения заслуживает тот, о ком нечего сказать, кроме как с кем он спит. Нет совершенно никакой нужды ходить по улицам, чтобы поведать городу и миру о своих пристрастиях в интимной сфере, это никому не интересно. Ну, разве что православным хоругвеносцам.

 

Антон, актер театра и травести-шоу

Этот смешной и абсурдный закон, как мне кажется, остается на уровне текста и не применяется на практике. Зачем он нужен — непонятно. Обидно за Петербург, который из-за этого выглядит как ретроградный и консервативный город. В итоге возникают комичные слухи, что скоро у нас запретят ту серию мультика «Ну, погоди!», где волк переодевается в платье Снегурочки: якобы нынешние дети могут от этого пострадать. Наверное, детей действительно нужно ограждать от того, что им видеть не стоит. В этом смысле я понимаю введенные недавно возрастные ограничения на посещение спектаклей, они, в принципе, логичны и должны присутствовать. А что касается вопросов пола, то о них правильнее было бы говорить с детьми в нормальной форме, на курсах сексуального воспитания, как это делают за границей.

 

Илья Абатуров, владелец гей-клубов «Центральная станция» в Москве и Петербурге

Петербург всегда был первым во всем, но не очень радует, что и в борьбе с гомосексуальностью он тоже стал лидером. Когда-то здесь было больше всего профильных клубов, а теперь приняли этот нелепый закон. Крайне странно, что таких дураков выбирают депутатами, — они же жрут за счет народа и придумывают мифические проблемы, с которыми надо бороться. Большинство геев, лесбиянок, бисексуалов ничем не отличаются от остальных людей в образе жизни, поведении или внешности и обитают на своей территории, не занимаясь спекуляцией на тему собственной ориентации, как записной активист Николай Алексеев и ему подобные. Конечно, если начинаются притеснения, богатых геев они никак не касаются, а вот менее обеспеченные предпочитают уехать в Европу, Америку или просто в Москву, ведь в Петербурге у людей обострено чувство собственного достоинства. Так, в моем личном круге общения чуть ли не половина бывшие петербуржцы, и это понятно: творческим, активным людям свойственно искать место, где можно приложить свои таланты. Сегодня Петербург для них таким местом не является: город уже обычная гомофобная провинция, а никакая не культурная столица.

 

Федор, преподаватель вуза

Уверен, что люди, инспирирующие подобные законы, на самом деле не вылезают с гей-сайтов. И все потому, что это персонажи с неудавшейся сексуальной жизнью, которые шарятся там, где идет хоть какое-то ее обсуждение. А Милонов просто дурака валяет, для него это лишь действенный пиар. И чем больше из него демона делают, тем больше ему это на руку. Ничтожество, а стал знаменитым. Его деятельность надо обсуждать в психопатологических терминах, а не в гражданско-правовых.

 

коллаж: Игорь Скалецкий


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Ноябрь

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме