Секс, ложь и видео. Гламур

ДОСЬЕ

Российская эстрада никуда не делась, и способы ее самовоспроизводства остались такими же, как и десять лет назад, частично скопированные с Запада и приправленные национальным колоритом. Нашему поп-артисту нужно обязательно мелькать в телевизионном экране, смотрит его кто-то или нет — неважно. Важен сам факт. От этого зависит частота приглашений на корпоративы и другие мероприятия, связанные с заработком. От статуса артиста зависит и бюджет видеоклипа. Конечно, никто уже не сорит деньгами, как в начале 2000-х, но и сейчас стоимость производства видео для Димы Билана или Стаса Михайлова может доходить до трех миллионов рублей.

Артист должен выглядеть красивым, успешным и всем своим видом демонстрировать: я стою много, не удивляйтесь цене. Повествование, смысл которого отходит на второй план, прерывается кадрами с нарядными исполнителями. Эффект создается средствами мейк-апа и одежды, которые по ходу действия периодически меняются.

Как и встарь, важную роль играют понты — на сайте или в пресс-релизе можно с гордостью написать, что клип снял сам Алан Бадоев или Павел Худяков, самые высокооплачиваемые в отечественном шоу-бизнесе режиссеры, сумевшие превратить клипмейкерство в основную профессию. Их ролики для Нюши, МакSим и Жанны Фриске сделаны профессионально и пафосно. Обязательные черты стиля — буйство силикона, съемки на Лазурном берегу или в Лондоне, дорогие тачки, мелькающие в кадре зарубежные звезды типа Тимбаланда или местные тусовщики типа Оскара Ренкеля, тон-коррекция в Лос-Анджелесе и стилисты из Нью-Йорка. Безусловный шедевр жанра — клип режиссера Александра Игудина на песню Николая Баскова «Странник».

ЧТО ДЕЛАТЬ

Уведите сюжет от реальности. Мир грез можно создать богатым локейшн.

Николай Басков, «Странник», 2012

 

Потратьтесь на визажистов — мейк-ап рулит. Даже встав из постели, артист должен выглядеть готовым к тяжелому вечеру.

Анна Седокова, «Что я наделала», 2012

 
 

Устройте коллаборацию — пригласите сниматься в клипе звезд российского кино или зарубежной эстрады, например Тимбалэнда.

Timati & La La Land feat. Timbaland & Grooya, Not All about the Money

 
   

Артист должен быть на позитиве — не позволяйте улыбке сходить с его уст, когда он поет и даже когда бежит.

Жанна Фриске, «А на море белый песок», 2010

   

Посмотрите клипы Леди Гага Paparazzi, Кэти Перри California Girls. Самоирония вам не повредит.

Katy Perry, California Girls, 2010

 

Отбить затраты на производство поможет ненавязчивый продакт-плейсмент.

Жанна Фриске, «А на море белый песок», 2010

 
 

Уровень популярности артиста передайте сценами, где журналисты берут у него интервью, а папарацци слепят вспышками фотокамер.

МакSим, «Как летать?», 2012

 
   

Работайте с хипстерской эстетикой: приглушенные цвета, непринужденные луки и романтичный локейшн добавят атмосферы и понравятся другой аудитории.

Валерий Меладзе, "Свет уходящего солнца", 2012

   

Подчеркните желанность исполнителя приоткрытым ртом, красивым бельем или купальником.

Оксана Федорова, «Все из-за тебя», 2011

   

Все гламурные певицы — в чем-то барби, а у кукол секса нет. Так что сделайте на него хотя бы намек — поставьте артиста в эффектную позу и окружите загорелой подтанцовкой.

Светлана Лобода, «На свете», 2011

ЭТАЛОН ЖАНРА

 

«Винтаж» «Ева»

Анна Плетнева и Алексей Романов: «Без красивой девушки в кадре у группы “Винтаж” клипов в принципе быть не может. Но при этом каждое видео имеет смысловую нагрузку. У нас не бывает просто набора красивых картинок. Мы хотим передать очень глубокие, волнующие нас чувства. Идеи всех наших клипов мы придумываем сами. И “Ева” не исключение. Это продолжение истории, рассказанной в клипе “Беги от меня” группы “Гости из будущего”. Десять лет назад это видео взорвало музыкальные каналы и наше воображение. И мы хотели рассказать, что же стало с героиней клипа сейчас. Девушка, влюбленная в Еву, мечтает о ней. Пытается стать ею и увидеть в зеркале отражение своего кумира. “Ева” — это признание в любви и восхищение талантом Евы Польны».

 

Анна Семенович «Июльское лето»

Анна Семенович: «Режиссер Сергей Ткаченко придумал идею клипа и рассказал ее мне и моему продюсеру Алене Михайловой. Нам она понравилась, мы добавили что-то свое, но в целом доверились профессионалам. Этот клип призван за три минуты подарить зрителю прекрасное настроение. Лето, море, солнце, беззаботный отдых — красивая зарисовка о приятных мгновениях. Воспоминание о чем-то светлом, хорошем. Этот ролик адресован абсолютно всем. Каждый не только может, но и должен представить себя на месте моей героини и хотя бы мысленно перенестись туда на три минуты. Ведь лето любит каждый человек. Лето — это маленькая жизнь, вряд ли кто-то будет это оспаривать».

 

Нюша «Выше»

Нюша: «Видео снял Баходыр Юлдашев, режиссер трех первых моих клипов: “Вою на луну”, “Не перебивай” и “Выбирать чудо”. На съемках было безумно холодно! Но, как говорится, искусство требует жертв. Наши старания и отчасти даже мучения не прошли даром, клип стал довольно популярным. По сюжету между мной и актером Родионом Юриным разворачиваются непростые отношения. Эти эпизоды прерываются динамичными и зажигательными танцами — их мы снимали всю ночь на крыше одной из московских высоток».

Алан Бадоев

Он ввел понятие «клип под ключ» и сделал Киев столицей музыкального видео. Его клипы для Веры Брежневой, Валерия Меладзе и Жанны Фриске — упоение восторга.

Моду снимать в Киеве ввел Семен Горов. Его клипы для «ВИА Гра» «Океан и три реки» или «Не оставляй меня, любимый» казались невероятно яркими: свет стал золотым, красное красным, а украинские женщины еще более великолепными.

Клипы Горова действительно были прорывными и нравятся мне до сих пор. «Сто шагов назад» «ВИА Гра» я считаю одной из лучших его работ. Я был студентом Киевского института театра, кино и телевидения и смотрел их в общежитии по черно-белому телевизору. Учился на документальном курсе у серьезного мастера и не думал, что стану клипмейкером. Я приехал из Горловки, хотел остаться в Киеве, но ничего, кроме телевидения, просмотров режиссерам не светило, а я его ненавижу. У нас была команда друзей — двое девчонок-режиссеров и режиссер монтажа, с которыми я работаю по сей день. Мы проанализировали ситуацию и поняли, что очень интересно и здорово было бы заняться клипами. Это может показаться странным, но рынок был абсолютно непрофессионален. Хотя и случались вспышки неплохих работ, которые делал тот же Семен, сказать, что каждая следующая будет на уровне, было невозможно.

Что лично вы привнесли в индустрию?

До нас не было такого понятия, как «клип под ключ». Все происходило так: артист сам находил режиссера, оператора, сам ездил в салон и брал мебель для декораций. Мы первыми пришли к звездам и сказали: «Друзья, дайте песню и через две недели приходите на площадку. В конце вы получите диск с готовым материалом и будете королями». Я сделал первый клип для никому не известной девочки из Харькова — абсолютно не так, как мне нравится, но как было принято по формату: сочный цвет, наезд вперед, отъезд назад, панорама. Я показал, что так мы тоже можем, чтобы звезды не пугались. Потом мы постучались к самой известной певице Украины Ирине Билык. Она доверила нам русскоязычную песню «Снег». Клип на нее я сделал уже в своем стиле. Не так, как все снимали, а серый, декадентский, вне принятого формата. Нам повезло, клип всем понравился: он сильно выделялся. И с того момента звонки не прекращаются.

За одиннадцать лет вы не раз меняли стиль. Каков ваш принцип работы?

Мы делаем то, что хочется, и задаем определенные тенденции. Но раз в два года тенденцию меняем. Вначале это были ролики с подвижной камерой, зерном, засветами. Потом так стали делать все, это стало модно. Тогда мы применили технологию стекол, когда размывается определенная часть кадра. Со временем это тоже стало повальной тенденцией, я на такое уже не могу смотреть. Сейчас, чтобы сделать другое изображение, мы стали использовать анаморфотную оптику, которая применяется в широкоэкранном кино. Нам интересно открывать новое, играть со стилем и следить, как его заимствуют другие режиссеры. Если вы засядете смотреть все, что я снял, то увидите, что у меня можно найти абсолютно все, кроме хип-хопа. Дорогие машины, буферистые женщины — это круто, в этом есть свой стайл, но я себя в этом не очень нахожу.

Вы умеете сделать странную картинку, когда сюжета в клипе нет, зато есть экзотический привкус и намеки.

Мне нравится, когда красиво и непонятно. Когда горящая спичка в руках девушки создает мистический настрой, а потом превращается в мужчину. Такой бред Алана Бадоева, за которым интересно наблюдать. Сейчас в моде арт-ролики с Vimeo. Например, ты долго смотришь на человека, который курит в кадре. Это красиво, он курит, курит, а в конце гасит сигарету об грудь девочки. И от этого жеста ты впадаешь в экстаз. Или можно снять крупный план мужчины, извергающего эмоции. Ты думаешь, что он испытывает оргазм, а потом на общем плане видишь, что он топит девушку в ванной. Я люблю такие вещи. Перевертыши, когда прекрасное может оказаться ужасным и наоборот.

Один из последних ваших клипов, «Свет уходящего солнца» Валерия Меладзе, где снялась Лиза Боярская, совсем другой — в нем есть сюжет.

На хороший сюжетный клип нужно потратиться. Это должна быть бескомпромиссно рассказанная история, маленькое кино. Если у клиента есть деньги на историю, я ее рассказываю. Иначе я лучше придумаю, как передать сюжет через метафору, которая будет интересна зрителю.

Именно так рождаются клипы вроде «На свете» для Светланы Лободы: апокалипсис, выход из метро, племя танцоров?

Я этот клип назвал «Лобода-мессия, явление нового образы Светы народу». Экзотическая девушка приносит в серый город бриз, вот так можно описать сценарий.

У вас много клипов с компьютерной графикой.

А много, где ее вообще нет. Я работаю этапами. Снимаю с графикой, потом мне надоедает, я сажусь и делаю клипы исключительно без графики.

Раз вы придумали тему «клип под ключ», значит ли это, что артисты теперь вам полностью доверяют?

Конечно. У меня есть бэкграунд, и артист приходит потому, что хочет открыть что-то в себе с помощью моего почерка. Обычно мне присылают песню, и если она меня впечатляет, уже через две минуты я отправляю сценарий. Но вообще, в этом я не системный — могу сразу рассказать, а могу месяц тянуть кота за хвост. Мне важно, чтобы каждый клип был особенным.

Вам приходится работать с песнями, которые не радуют?

Сплошь и рядом. Но тогда я думаю об артисте. Мне это довольно легко сделать, у меня же школа документальной режиссуры. Допустим, вы принесли песню и она мне не понравилась. Я бы ее выключил, посмотрел на вас и подумал, что вы за человек, почему у вас такая брода, прическа, одежда. И сформулировал бы ваш портрет, вдохновляясь тем, кто вы. А потом попытался вывести это аудиовизуально.

Не все музыканты способны «держать кадр». Есть ли у вас рецепты, как заставить лягушку дергаться?

С не очень красивым артистом мы боремся с помощью оператора и компьютерной графики, которая работает с лицом. С не очень пластичным боремся дублерами. В не очень талантливого стараемся вселить талант хотя бы на один клип. Я кайфую от этого: чем сложней задача, тем интересней за нее браться.

Еще многие злоупотребляют рапидом, когда в кадре все, включая артиста, медленно и драматично летит.

Неправда, если человек пустой, то в рапиде эта пустота будет видна еще сильней. Честно говоря, мне не нравится, когда рапид используется тупо ради рапида. Все, кто был на режиссерских курсах, а не пришел с улицы, знают, что этот прием нужен, чтобы придать эпизоду значимости. А рапидить только, чтобы волосы поддуть... Зачем? Любые выпуклые методы съемки должны работать на задачу.

О Киеве сегодня говорят как о столице российского видео. Наверняка в этой индустрии не только вы.

Я не могу снимать все сам, да мне и не хочется это делать. Кто сейчас снимает в Киеве — Женя Тимохин, Катя Царик, Сережа Ткаченко, — все они мои ученики. Семен Горов выпускает, наверное, один ролик в год. По сути, в Киеве снимают те люди, которые работали у меня, со мной, мои друзья. Мы произвели определенный эстетический взрыв.

Стоит ли ждать бума украинского кино после прорыва с клипами?

Не столько украинского, сколько российского. Местное кино делают, но оно мелкое, не особо хорошее. У нас есть проблема с недостатком сценаристов. Их квалификация хуже, чем в России. Работая над своими фильмами — Orange Love, «Мадемуазель Живаго», я привлекаю московских. А в Киеве дешевле снимать по продакшену. В прошлом году я снимал в Москве эпизод для фильма «Мамы». И впал в шок: такой организации на площадке я еще не видел. Я убил бы своих людей, если бы подобное было здесь. Очень стремно работают люди в Москве. В Киеве же продакшены создают для обслуживания иностранных рекламных компаний, приезжает много западных супервайзеров, они так дрессируют, что эту школу потом не вытравить. Да и потом у нас говорят не «кинокорм», а «кейтеринг». И кормят соответственно.

Кто из коллег-режиссеров вас вдохновляет?

Я могу затрудниться с режиссерами, но по видео могу сказать точно: мне очень нравится клип Мадонны Frozen. Прекрасный, мистический, один из лучших за много лет. Я безумно люблю клипы Radiohead. Мне очень интересно следить за режиссером Бруно Авиллиани, который снимает рекламу. В нескольких своих работах я пытался повторить его почерк. В чем-то даже получилось.

В чем вы видите разницу между вдохновением, творческим заимствованием и плагиатом?

Если мне что-то нравится, я обязательно попробую сделать это в собственном исполнении. Я себя так проверяю на слабо: могу ли я привнести в почерк чужого человека свое. Мне это очень по кайфу. Я улыбаюсь, когда плоские лбы пишут, что Бадоев сплагиировал то-то и то-то. Видимо, эти люди не до конца понимают, что такое творческая лаборатория, по каким законам живет искусство. Все поэты и художники вдохновляются друг другом, не стесняются пробовать себя в чужом жанре, развивать его, доводить до нового уровня. Наши люди сразу называют плагиатом то, что они увидели у другого. Но это от мелочности и от привычки думать, что не можем ничего создать сами.

фото: Андрей Давыдовский


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также