Борис Вервоордт

БОРИС ВЕРВООРДТ ПРО ЯРМАРКУ АНТИКВАРИАТА TEFAF

Арт-дилер и наследный принц всемогущего Акселя Вервоордта, бельгийского антиквара номер один, в семейном бизнесе отвечает за все, что касается искусства и дизайна. Его советы — на вес золота. В буквальном смысле.

На TEFAF найдутся и монастырские манускрипты XIII века, и эскиз Дюрера, и голубой период Пикассо, и классические сиамские близнецы братьев Чепмен. Все, что всплывает на этом событии, — отборного качества независимо от эпохи. Посетители TEFAF — коллекционеры и те, кто просто интересуется разного рода древностями. Ярмарки — отличный способ изучать историю искусства. Как и в музее, для вас проведут экскурсию, но вы знаете: эти объекты могут стать вашими. В Эрмитаже такое невозможно.

У каждой ярмарки своя направленность, и все они соревнуются между собой. Со временем одни выходят в лидеры, другие отстают. TEFAF — на пике своих возможностей. Биеннале антикваров в Париже была на высоте в 1960–1970-е. Она традиционно посвящена французскому искусству XVII–XVIII веков. В свое время большинство дилеров решили работать через собственные галереи, отчего мероприятие пострадало, хотя президент биеннале Кристиан Дидье проводит невероятный поиск старинных предметов и приложил все усилия, чтобы ярмарка стала международной. Еще мы участвуем в брюссельской BRAFA — пожалуй, лучшей ярмарке скульптуры, дизайна и мебели.

Продажи искусства XX–XXI веков — это шесть десятсемьдесят процентов всего рынка. Такая большая доля — по трем причинам. Во-первых, современного искусства больше. Хотите купить шедевр — вот он, и вот его цена. Но побить Екатерину Великую и создать новый Эрмитаж вы не сможете, даже имея миллиарды. Коллекционеры вынуждены покупать то, что есть, и устремляются в XX век. С гарантией авторства здесь все прозрачно, работы находятся в атрибутивном каталоге, намного легче разобраться, подлинная вещь или подделка. Вторая причина: с XX веком проще. Чтобы заниматься искусством прошлого, нужно знать о том, что покупаешь, гораздо больше. Скажем, вот полотно Рубенса: оно «принадлежит мастеру», «принадлежит частично», «не принадлежит». И если «частично», то насколько и может ли это считаться работой мастера, если он написал лишь голову или деталь. Третья причина: отклик contemporary art вызывает намного быстрее.

Если вы собрались на ярмарку старинной живописи, то должны знать, на что именно идете. Это не вопрос «нравится — не нравится», «красиво — не красиво», все лежит глубже. Максимум впечатлений и пользы даст подготовка к просмотру экспозиции. Коллекционирование — это накопление опыта, не только с помощью покупок, но также с помощью чтения, изучения, познания мира. Это движение от любителя к профессионалу. Мои самые любимые предметы — те, момент приобретения которых остался в памяти. Они сочетают качества объекта и воспоминания о покупке или получении. Такие вещи — словно люди, которые живут с тобой. И они не обязательно дорого стоят. Это может быть камень, найденный на пляже, или рисунок, который я приобрел для своего бойфренда и который теперь висит в нашей спальне.

Если вы хотите начать коллекционировать, сперва составьте план. Хотя лучшие собрания складываются спонтанно, по велению души и из интереса, и не обязательно с участием больших средств. Должен быть дух открытия, покупать большие имена за большие суммы неинтересно. Поэтому я рекомендую составить список: что, когда и почему вы хотите приобрести? И поставьте цифру в конце каждой строчки. Подумайте, сколько вы готовы тратить в год на искусство. Выступая в роли арт-дилера, я советую и делюсь знаниями, и моя задача — вытащить из человека нечто глубинное, так чтобы он испытал страсть к предмету. С клиентами, которые рассматривают коллекцию только как вложение, я бы не смог работать. И никто не сможет. Подобныелюди обычно покупают совершенно не то, поскольку не вникают, что купили, они просто платят за имя. Но произведения искусства должны иметь значение лично для вас, потому что, если прогадаете с вложениями, по крайней мере будете иметь то, что вам нравится.

Если вам говорят, что это тренд, — берегитесь, вы сбились с пути. Довольно странно: мы как компания создаем тренды, но мы же их и прекращаем. Если что-то начинает походить на тренд, это вызывает у меня беспокойство. Например, по-прежнему в цене китайский императорский фарфор, потому что китайцы пытаются вернуть свое наследие обратно в страну. И вещи, прожившие во Франции или Англии триста лет, отправляются на родину за баснословные деньги. Для наших стендов мы отбираем лучшее, готовим тему, смотрим, что с чем сочетается, — это намного сложнее, чем расставить товары в магазине. Мы формируем и выражаем видение, подходим к стенду как к настоящей выставке. На ярмарку приезжают все, кто ждал ее целый год, и нам не терпится встретиться с аудиторией.

Правильно одеться на ярмарку несложно. Нужна удобная обувь: придется много ходить. Наденьте что-нибудь элегантное, простое, но не кэжуал. И будьте собой. Конечно, случаются особые мероприятия, когда организаторы хотят, чтобы гости были одеты нарядно, но это происходит все реже. Не следует увлекаться украшениями, это все-таки не бал. Моя мама всегда носит одежду Дриса Ван Нотена, друга семьи, потому что это стильно и имеет ярко выраженный артистический привкус.

Что касается разговоров, последнее, о чем вы должны спрашивать, — это цена. Вам и так ее скажут, но вопрос о ней — верный способ закончить беседу. Начните с «Почему это так-то?» — вам обязательно ответят, и в зависимости от ответа вы поймете, завязывать знакомство или нет. Чтобы попасть на события вне основной программы, стоит остановиться в хорошем отеле, потому что все вечеринки проходят именно там. Например, на ярмарке в Маастрихте обычно около четырех сотен гостей. Все гостиницы и рестораны устраивают вечеринки, небольшие приемы на двадцать-сорок человек, поэтому просочиться туда трудно, равно как и остаться незамеченным.

Теперь о событиях, которые устраивает моя семья. На концерты в Венеции попасть довольно просто: регистрируетесь на сайте ассоциации Inspiratum, покупаете билет и проходите. Дресскод умеренный, билеты недорогие — около ста евро. Ну а если вы хотите попасть на закрытые вечеринки, нужно купить премиальное членство. Как правило, это благотворительные проекты, направленные на помощь художникам. Мой отец, хозяин таких вечеринок, любит ярко одетых гостей: поскольку эта культура уходит, мы специально создаем возможность проявить себя и одеться — в костюмы, платья, достать украшения. Событие — это сочетание музыки, еды и вина. Еда достойная, но не запредельная, все-таки для такого количества гостей приготовить нечто исключительное довольно сложно. Музыка — от барочных ансамблей до диджеев из Нью-Йорка и Антверпена. У каждой вечеринки своя тема. Например, в сентябре будет событие в духе Берлина 1920-х. Все может начаться в пятницу с неформальной вечеринки, продолжиться балом в субботу и завершиться безмятежным бранчем в воскресенье. Можем еще слетать в Лос-Анджелес или Майами. Наши гости? Дайте мне вспомнить, что уже известно прессе… Не секрет, что среди наших гостей члены королевской семьи Бельгии, равно как Стинг и Кельвин Кляйн.

фото: Сергей Мисенко


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также