Советский лайфстайл

Главные культы советского времени

Советский образ жизни — это не только первомайские демонстрации или отдых на курортах Краснодарского края, но и многочасовые очереди и программа «Время» сразу по всем каналам. Строить и жить трудящимся помогала мечта к 1980-му увидеть коммунизм, а к 2000-му — въехать, наконец, в отдельную квартиру. К 70-летнему юбилею граненого стакана — трейдмарка СССР — мы вспомнили главные культы советского времени.

 

Полина Толстун
актриса

Я родилась в перестройку, пионером и даже октябренком побыть не успела. Не жила в коммунальной квартире и не сдавала научный коммунизм. А когда мы учили в школе стихотворение Агнии Барто «Жадный Егор», которое начинается со строк «Ой, какой стоит галдеж! Пляшут комсомолки», пришла к родителям с вопросом: «Кто такие комсомолки?» Но ясно помню свои рукавички на резинке, валенки с калошами, автоматы с газировкой, зеленый телефон с диском. Тогда мы запоминали телефонные номера, писали письма от руки и месяцами ждали ответа. Друзья заходили за мной без предупреждения, а мама звала с прогулки домой из окошка. Нельзя разделять театральную школу на советскую и российскую. Подлинное искусство всегда выходит за рамки времени и моды. Но то, что советский период подарил миру великих актеров и режиссеров, — бесспорно! Если бы мне предстояло через театр познакомить современного человека с советским временем, я отвела бы его на четыре очень разных и горячо любимых мной спектакля: недавнюю премьеру БДТ «Время женщин» по роману Елены Чижовой, «Крутой маршрут» Галины Волчек в «Современнике», «Жизнь и судьбу» Льва Додина в МДТ по Василию Гроссману и, конечно, «Рассказы Шукшина» Алвиса Херманиса в Театре наций.

О, СПОРТ, — ТЫ МИР!

Лягте на пол — три, четыре

 

Культ тела — такой же компонент большого стиля, как «Хованщина» в Большом театре. Возникнув в 1930-е, он вполне коррелировал с эстетикой Третьего рейха и так же не имел ни малейшего отношения к эротизму: если в Германии он воспевал мощь сверхчеловека в его античной наготе, то в СССР — скорее крепкого рабочего муравья или трудовую пчелу. При взгляде на «Девушку с веслом» было понятно: такие девушки не для плотских утех, сколько ни замазывай две первые буквы в слове «гребля». Только попробуй — веслом и огребешь. В 1980 году Москва стала олимпийской столицей. Тынис Мяги пел: «Сегодня никуда от спорта не уйти, от спорта нет спасения», попадая в самую мяготку — спасения не было. В период проведения игр въезд в Москву для советских граждан был ограничен. Западные товарищи сами отказались ехать: после ввода советских войск в Афганистан шестьдесят пять стран бойкотировали Олимпиаду. Кепки, значки и прочие сувениры с олимпийскими кольцами радостно освоили те, кто к спорту раньше отношения не имел. Кульминацией, способной выбить слезу даже у отпетого хулигана, было прощание талисмана Олимпиады — олимпийского Мишки,улетавшего «в свой сказочный лес» под душераздирающую песню в исполнении Татьяны Анциферовой и Льва Лещенко.

 

ХОЗЯЙКЕ НА ЗАМЕТКУ

Haute cuisine ukrainien et caucasien

Высокая советская кухня существовала разве что для придумавшего ее Анастаса Микояна, нарком пищевой промышленности лично курировал издание гиперреалистической «Книги о вкусной и здоровой пище», начиная с 1939-го ставшей легендой пропаганды. Рецепты блюд «Хвосты говяжьи фри», «Осетрина в раковом соусе», «Шницель рубленый из фазана» или коктейля «Виски-нарзан» читались как фантастические рассказы, к тому же в последнем фигурировало некое «виски советское».
Ни в одном гастрономе крабов и стерляди было не найти, зато выложенные банками дешевых консервов буквы «Слава КПСС» встречались во многих. Украшение любой стенки, дорогой заграничный хрусталь маркером достатка стал уже в брежневское время. Но подлинно народной посудой
был граненый стакан — стеклянный символ советского характера. Тип
емкости известен с петровских времен, форма не позволяла стакану скатываться со стола во время корабельной качки. Но канонизировала тару
автор скульптуры «Рабочий и колхозница» Вера Мухина: шестнадцать
граней, гладкое кольцо по окружности края, двести граммов. Хозяйки
отмеряли им объемы сыпучих и жидких продуктов, а пассажиры поездов пили из стаканов с подстаканниками чай.

ОТДЫХ ПО-СОВЕТСКИ

Роман с галькой

 

Советский человек знал: широка страна его родная. Кроме лесов, полей и рек есть в ней и курортные зоны, где можно отдохнуть и набраться здоровья — по санаторной путевке или «дикарем». Степень дикарства зависела лишь от бюджета: местные сдава ли в аренду все, что хоть минимально было похоже на жилье. Летом начинались массовые миграции трудящихся на пляжи Сочи и Кры ма, где белокожие жители Магадана и Норильска проигрывали в карты свои северные надбавки. Здесь пышным букетом расцветали курорт ные романы и бурлила светска я жизнь — в известном мультфильме о Простоквашино мать с емейства отказывалась уезжать с курорта, пока не продемонстрирует все свои вечерние платья. Были и такие, кто отдыхал на не утративших европейской элегантности курорта Прибалтики или просто выезжал на ведомственные дачи. Но большинство упорно нарушали все рекомендации санитарных врачей и возвращались из отпуска откровенно «измученные нарзаном». Для тех, кто не смог выехать «на воды», последние поставлялись непосредственно по месту прож иван ия: филиалом Минеральных Вод был отдел гастронома «Соки — воды», где продавались «Ессентуки» и «Боржоми». А ценители слияния шипучки с робототехникой пользовались копеечными автоматами с газировкой, несмотря на богатый инфекционный фольклор, который роился вокруг общественных стаканов.

   

МЫ ВМЕСТЕ!

Идеология коллективизма предполагала, что советские люди не хотят расставаться друг с другом ни на минуту — ни в цеху, ни в быту. В «Плаче по коммунальной квартире» поэт Евгений Евтушенко писал: «Нас не унижала коммунальность ни в жратве, ни в храпе, ни в одеже». На крупных предприятиях для укрепления чувства локтя были организованы ночные санатории, где граждане сообща поддерживали трудоспособность, а утром делали зарядку и начинали день по заводскому гудку.

 

САМАЯ ЧИТАЮЩАЯ НАЦИЯ

Книга — лучший подарок

Поголовная грамотность — самое яркое социальное достижение СССР. Престиж печатного слова как эталона правдивой информации аукается и сейчас: подсознательно газете веры больше, чем Интернету. Книга считалась учебником жизни, лучшим подарком и носителем интеллекта. А многотомные подписные издания были в том числе и интерьерным решением на любой вкус: от сдержанных серых томов классиков соцреализма до двухсот ярких корешков «Библиотеки всемирной литературы». Страна не только читала, но и охотилась за книжным дефицитом. Обрести его можно было сдав макулатуру и получив в обмен талончик. Правда, отоваривались граждане в массе своей вовсе не Маркесом и Голсуорси, а романами Жоржа Сименона и Мориса Дрюона. 

   

ЦЕНТРАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ

Камера смотрит в мир

«Все на дому, самый полный обзор: отдых в Крыму, ураган и Кобзон», — пел Владимир Высоцкий в песне «Жертва телевидения». Телевизор в СССР действительно был окном в мир и инструментом пропаганды советского образа жизни. В зависимости от эстетических предпочтений граждане смотрели балет и выступления фольклорных коллективов, от гендерных — «Сельский час» и «Служу Советскому Союзу», и даже развлекательные программы не обходились без производственного уклона, как «А ну-ка, девушки». В 21.00 на всех каналах выходила программа «Время», где из года в год на зрителя ехали хлебоуборочные комбайны, а международная обстановка «продолжала оставаться напряженной». Выбор главного телеспорта определялся вкусами генсека и его жены, в эпоху Брежнева самыми популярными видами были хоккей и фигурное катание. Впрочем, шахмат это не касалось: еженедельная программа «Шахматная школа» вывела в разрядники почти пятьдесят тысяч человек.

МИР, ТРУД, МАЙ

Лав-парад по-советски

 

Труд был признан главной ценностью в обществе рабочих и крестьян, а единицей измерения времени стала пятилетка, которую полагалось выполнить в четыре года. Во время сталинской индустриализации, проходящей под лозунгом «Догнать и перегнать», миллионы людей строили заводы и электростанции, прокладывали железные дороги и метро, появилось движение стахановцев. В послевоенные годы были написаны песни практически обо всех профессиях, например «Марш высотников» или «Держись, геолог», которые изрядно романтизировали тяжелый труд. Первого мая повсеместно отмечался День международной солидарности трудящихся — под марши и приветствия дикторов колонны пролетариев шествовали по центральным улицам городов, а с трибун демонстрантам махали руками передовики производства и руководители КПСС.


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (3)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 26 июня, 2014
    Комментарий удален
  • Гость 25 июня, 2014
    Комментарий удален
  • Гость 23 апр., 2014
    Комментарий удален

Читайте также