Философы: Григорий Хубулава

ФИЛОСОФСКИЙ ОПРОС

Десять хедлайнеров современной философской мысли в России,от теолога до марксиста, рассказывают, что они исследуюти куда идет страна.

Текст: Вадим Чернов, Андрей Емельянов, Светлана Полякова

[антропология] 

Григорий Хубулава

Тридцатилетний философ — о скорости, поэзии и о том, что такое человек.

Что заставляет людей заниматься философией сегодня? Думаю, в первую очередь ускорение течения жизни. Мы живем в эпоху, когда все стремительно меняется. Взять те же технические науки: то, что было на пике каких-то пять лет назад, сегодня уже безнадежно устарело. Попытки как-то осмыслить эту быстротечность и есть философствование. И тут возникает вопрос: все меняется очень быстро, но меняется ли в этой ситуации человек или остается таким же, каким был тысячу лет назад? В связи с развитием информационных технологий и генной инженерии создание искусственного интеллекта, превосходящего по своим возможностям человеческий, всего лишь дело времени. И перед нами вновь встанет вечный вопрос, на который пока нет внятного ответа: а что такое человек? Поэтому сейчас, как мне кажется, все более и более актуальными становятся антропологические вопросы.


 

СПРАВКА

Григорий Хубулава в 2005 году окончил философский факультет СПбГУ. Спустя три года защитил диссертацию на тему «Когнитивные аспекты поэтического творчества». Кроме философских публикует литературно-критические статьи. Автор пяти поэтических сборников. Организатор круглых столов, например «Философия поэзии и поэзия в философии», где выступают психологи, поэты, переводчики и философы.

Для меня одна из насущных проблем философии — самоидентификация. Я вырос и развивался на перекрестке трех культур. В детстве много времени проводил на родине отца, в Грузии, — многие традиции нашей семьи идут именно оттуда. С другой стороны, я хорошо знаю язык моей матери, культуру ее родины — Украины. Наконец, я родился и вырос в Петербурге, и это тоже на меня повлияло. Думаю, лучше идентифицировать себя шире — с европейской культурой, которая, как известно, покоится на трех китах: эллинизм, иудаизм, христианство. Еще один важный момент: я всегда отождествляю себя с обиженной стороной. Во время известных событий в Грузии в августе 2008 года я чувствовал свою особую близость с народом отца.

Сам себя я считаю прежде всего человеком искусства. И философия, по моему мнению, должна содержать в себе художественно-поэтический элемент. Именно такой она замышлялась еще в древности. Конечно, я не раз переживал кризисы, во время которых отчетливо осознавал бессмысленность собственных занятий. Философия — это рассуждения о всеобщем. Никто не может сказать, что такое всеобщее, при этом все берутся о нем говорить. По сути, все эти разговоры не имеют никакого смысла. И практической пользы от них тоже никакой. Но я осознавал необходимость философствования, встречая людей, неспособных мыслить самостоятельно. Философия дает прекрасную возможность посмотреть на вещи с иной стороны, разглядеть что-то новое в общеизвестном. В этом заключается ее ценность. Например, сейчас я пишу статью о религиозных взглядах Ньютона.

Осмыслить нынешнюю ситуацию России в традиционных советских и постсоветских категориях вряд ли возможно. Главная проблема в том, что у нас пока еще не сложилось нового языка, новых традиций общения народа с властью. Конечно, хорошо, что в стране предпринимаются попытки протестного движения, но этого мало: нужно начать мыслить по-новому.


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также