Книги

 История болезни
В своей третьей книге, «Крик домашней птицы» земский врач Максим Осипов ставит диагноз эпохе и после Чехова, Вересаева и Булгакова наследует классическую для русской литературы смычку «писатель и доктор».
Поразительная по точности и глубине проза кардиолога Максима Осипова, который в 2005 году переехал из Москвы в Тарусу и устроился работать врачом районной больницы, – результат талантливой и вдумчивой жизни в старинном провинциальном городе. Провинция – ключевое слово нового сборника писателя «Крик домашней птицы», как и двух предыдущих книг «В родном краю», дебюта четырехлетней давности, и «Грех жаловаться», до краев наполненных тягучими и жуткими историями. В рассказе «Москва – Петрозаводск» героиня видит сцену избиения соседей по вагону и кричит, что больше не хочет жить «в этой стране», в «Маленьком лорде Фаунтлерое» безымянного мертвого таджика с крестиком на шее разбирают на органы. Соседство живых и мертвых, повседневного и жестокого автор переносит в драматургию – в сборник включены две пьесы, рассчитанные скорее на чтение, чем на постановку. Однако «Крик» – не только описание больничных будней и уездных кошмаров. Осипов углубляет тему: ему хочется понять, как в ситуации, когда «в Москве ли, в Петербурге, в провинции – жизнь страшна», не просто существовать, но исполнять свой долг, как бы пафосно это ни звучало. В его текстах даже после самой беспросветной ночи наступает рассвет, в этом заключен особый оптимизм врача, который проводит операцию, даже если ее исход не очевиден.
Максим Осипов. «Крик домашней птицы». Corpus

 Илья Стогов
«Как компьютеры мир завоевали»
«Азбука-Аттикус»
Очередная, после астрономического справочника, книга писателя в жанре журналистского научпопа – прекрасная шпаргалка для тех, кто пропустил информационный бум конца ХХ века и не хочет выглядеть глупо в споре «яблочников» и «айбиэмщиков». Стогов доходчиво излагает, откуда ноги растут у всех современных гаджетов – от мобильника и айпода до лэптопа и мышки, что было написано в первом и-мейле и что общего у трубок Nokia с туалетной бумагой.



 Олег Дриманович
«Солнцедар»
«Лимбус Пресс»
Автор, ранее знакомый только завсегдатаям портала Proza.ru, возвращает читателя к временам заката советских профсоюзных санаториев. Семнадцатилетний оболтус, проваливший вступительные в МГИМО, приезжает по липовой флотской путевке на черноморский курорт, где сдружившись с двумя подводниками, лихими пьяницами и дебоширами, оказывается втянут в череду невероятных историй на фоне августовского путча, увиденного сквозь призму плодовоягодного «Солнцедара».

 Анна Каван
«Лед»
Ad Marginem
Последний роман «английской сестры Кафки», вышедший за год до смерти писательницы в 1967-м, критики, позаимствовав термин у летчиков, отнесли к жанру slipstream – «воздушный вихрь», хотя ритм книги больше напоминает сновидение: у героев нет имен, а реальность подменена блужданием по лимбу. Важнее сюжета для Анны Каван рефлексии и ощущения, а ее фирменный «ночной» язык здесь отточен до ледяного блеска.

 

 4 ПРИЧИНЫ ПРОЧЕСТЬ РОМАН «ЗАГУЛ»
Рассказав историю о том, что «счастье возможно», почти лауреат «Русского Букера» Олег Зайончковский отправил своего любимого героя в экзистенциальный «загул».
1. В «Загуле» есть и убийство, и таинственное похищение в отличие от предыдущего романа, «Счастье возможно», который был почти лишен внешних событий. Приключения здесь продиктованы художественной логикой, большая их часть происходит в Москве, но к реальности они имеют мало отношения.
2. В тексте почти нет примет сегодняшнего дня, я это делаю не нарочно и не случайно. Просто я не описываю действительность, в том числе и текущую. Хотя какие-то просачивания и сов падения, разумеется, неизбежны.
3. С героем по имени Игорь Нефедов я «знаком» уже давно. Рассказ «Шелапутинский переулок» с его участием печатался в журнале «Октябрь» три года назад.
4. Вопрос, возможно ли счастье, в «Загуле» возникает, но он здесь не главный и не единственный. Моя новая история – о возвращении ценностей, хотя не только об этом. Хотелось бы надеяться, что герои стали счастливее. Пока я в их будущее смотрю с оптимизмом, но если что-то у них пойдет не так, обязательно вмешаюсь.
Олег Зайончковский. «Загул». АСТ


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: МОДА

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также