Постная мина при плохой игре

Онегинъ

До тех пор пока об “Онегине” говорили только как о ночном клубе с постоянным меню, он не вызывал у меня никакого интереса. Но, заслышав, что “Онегин” решил развивать линию ресторанного бизнеса, я решила покороче свести с ним знакомство и отправиться на новое меню, о котором уже кричат на каждом углу, а многие и написали. К нашему удивлению, выяснилось, что раньше, чем через неделю, новое меню ожидать не приходится. Зато есть старые меню – их официантка подала нам на бумаге, в такую моя мама обычно заворачивает кусок холодной жареной рыбы, оставшейся после ужина. Даже при условии, что новое меню будет введено только через неделю и, наверное, не хотелось бы тратить лишние средства на печать старого, я призываю господ рестораторов – уважайте своих гостей! Меню – это первое впечатление о ресторане, которое, как и при знакомстве с человеком, наиболее сильное. И иногда его ничем не исправить. Чтобы как-то справиться с волнением, я поспешила восстановить витаминный баланс и заказать “Салат из свежих овощей с рукколой” с заправкой из оливкового масла и уксуса “Бальзамик”. Как обычно воображение меня не подводит – так и вижу полянку изящной зелени рукколы, посаженной собственными руками прошлым летом на даче. В вынесенной плошке c салатом, нарушая элементарное правило ресторана – ингредиенты, заявленные в названии блюда, должны обязательно в нем присутствовать, нет рукколы! К тому же повар явно поскупился на заправку, которую можно было бы предложить и в отдельном соуснике. Теплый, а не горячий грибной суп хоть временно и поднял мое настроение, но не настолько, чтобы я смогла стойко снести кулинарный удар, коварно заготовленный поваром вместе с основным блюдом. Утиное филе с ягодами вызвало в моей ресторанной душе бурю негодования и шторм упреков. Вместо настоящего утиного мяса я получила то, что определила как утиный карбонат из вакуумного пакета! Единственным удобоваримым элементом этого блюда были ягоды и ягодное желе, которые от некоторой безысходности я и съела. Удивляет то, что практически нетронутое блюдо не вывело официантку из состояния безмятежного спокойствия и не поколебало ее уверенности в том, что за столиком все в порядке. Мне бы такое самообладание! Десерт, заказанный по рекомендации официантки, был неплох. Но если предложен горячий яблочный пирог с мороженым, то почему так сложно подать его действительно горячим? Шарик сливочного мороженого, горделиво возвышающийся на пироге, даже не подтаял. Впрочем, к этому моменту мне было уже все равно – вечер явно не задался!

Ресторан “Виктория”, Талион Клуб

Говорят, что “талион” – от латинского talio – воздаяние за зло равным злом. С уверенностью, что никому зла не причиняла, отправляюсь в клуб и его новый ресторан изысканной русской кухни с менее зловещим именем “Виктория”. Минуя чуждую общему благородному интерьеру современную дверь, попадаю в помещение, которое рождает мысль, что мне придется ужинать в эрмитажной Галерее 1812 года, – с противоположного конца комнаты на меня смотрят новодельные всадники. Огромная зала напоминает фотографии благотворительных обедов прошлого века – обширное пространство не разбито ни одним растением или композицией. На стенах – тяжеловесные, стилизованные под факелы плафоны. Белоснежный сервиз кичливо демонстрирует логотип клуба. Нам со спутником вручают меню, и мое, дамское, без цен, наводит на мысль о все еще существующей дискриминации женского пола. Забавно, но в этот вечер платила я! Текст меню дался мне с трудом. Если бы не знакомство со старославянским на первом курсе, я бы с трудом разобрала здешний шрифт, больше похожий на славянскую вязь. Сделав заказ, мы получаем “антре”, или иными словами комплимент от шефповара в виде лосося домашнего посола – рыбка завернута в аппетитную розочку. На вопрос официанта: “Какого хлебушка мы желаем?”, заглядываем в хлебную корзинку и с удивлением видим среди прочих вариантов обыкновенный “кирпичик”, нарезанный треугольниками. Выбираем серый хлеб, заботливо укладываем его на пирожковую тарелку и обнаруживаем отсутствие ножа для масла. Для заведения такого уровня это нонсенс. На закуску прибыли ломтики копченого угря с желе из свеклы (ботвиньи). Цветовая гамма соответствует тенденциям модных дефиле сезона весна/лето 2004 – бордовый с бежевым. С удовольствием говорю, что было вкусно: угорь в меру подкопчен и не пересолен, а чуть кисловатое желе гармонично его дополняет. В беседе время пролетает, и вот уж перемена блюд. С выбором горячего я тоже не ошиблась: кролик, запеченный в топленом молоке с тыквенной кашей, – именно то, что я хотела в этот зимний вечер. Мясо нежное и из-за соуса чуть сладковатое. Кашка оказалась на редкость душевной. В последний раз я ела такую в Англии во время празднования Хэллоуина, и должна сказать, что отечественный повар справился с приготовлением гораздо лучше. Порции оказались адекватными, поэтому для десертов не осталось места. Опережая события, в начале ужина я заглянула на последнюю страницу с десертами, и мне приглянулся медовый сбитень, но, пожалуй, какнибудь в другой раз. Каплей дегтя в моем так и не съеденном медовом сбитне был жест официанта, который убрал со стола салфетку моего спутника большими щипцами, не дожидаясь нашего ухода. Нас это изрядно покоробило: с подобным новшеством в сервисе мы столкнулись впервые и восприняли его как проявление некой брезгливости.

Zeppelin

Вечер понедельника, казалось, не предвещал ничего плохого. Однако мы наивно решили навестить открывшийся накануне клуб-ресторан FC Lounge, и вместо гостеприимно распахнутых дверей на нас чуть удивленно посмотрела надпись: “Закрыто”. Так что в ресторанчике Zeppelin мы оказались почти случайно. После нескольких неудачных попыток заказать вино и трогательных извинений, мол, винная карта находится в стадии разработки, я получила бокал теплого белого вина. Попросив несколько кубиков льда, я довела вино до необходимой температуры и пробежала глазами нехитрый перечень основных блюд и закусок. Лягушачьи лапки, окруженные предложением отведать тривиальный греческий салат и грибной жульен, – вот что сразу привлекло мое внимание. Всплыли сентиментальные воспоминания детства, когда я, бродя по лесу, набирала в ладошку маленьких, изящных, лесных лягушат, выпускала их в ближайшем болотце и шла пить молоко на опушку. Летите прочь, воспоминания! Свою закуску я прождала дольше, чем мои подруги, заказавшие по салату, поэтому я поглощала лапки, обмакивая их в симпатичный соус из зерновой горчицы, под аккомпанемент трогательных стишков и волшебных сказок про царевну-лягушку. Если вас такие истории не трогают, то при случае попробуйте это блюдо – из разговора с менеджером стало ясно, что вскоре оно может быть исключено из реестра. Бараньи котлетки, чуть розовые внутри, приготовленные на углях и поданные с острым томатным соусом, заслужили весьма положительную оценку. Вот только хотелось бы думать, что в будущем официанты будут спрашивать у гостя, мясо какой прожарки он предпочитает – в моем случае им просто повезло, и они попали в точку. На гарнир я заказала злополучный ризотто, хотя уже раз двести клялась и божилась не заказывать блюд итальянского происхождения на территории Петербурга и его окрестностей. Вот и на этот раз я получила просто рис со сладким перцем, и поделом мне. Положение спасла продолжительная дискуссия с менеджером на тему средиземноморской кухни, вин и создания холодной коптильни, во время которой он продемонстрировал явное желание и рвение вывести свой ресторан на достойный уровень.


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: RUS

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также