Бек Нарзи: «Петербург — №1 в барной индустрии, потом Москва и остальные. Кто не согласен — валите на хрен»

Первый блогер барной индустрии и легендарный просветитель Бек Нарзи составляет неофициальный командный зачет барменов из Москвы и Петербурга. 

За барным Петербургом сейчас наблюдают все. Именно там сейчас начинают лепить форму настоящего российского бартендера. Очень надеюсь, что представители этой современной модели скоро появятся в первых строчках мировых чартов и будут менять на Западе стереотипы о том, что представляет из себя барная индустрия в России. Работать над этим уже давно начал я сам, еще когда приехал в Москву в 2007 году. Тогда за рубежом считали, что Россия — это балалайка, медведи на улицах и, конечно, водка. Я удивился, что здесь на самом деле не бухают так, как в фильмах про Джеймса Бонда, и, как сыну художника, мне захотелось написать новый образ. Мы основали просветительскую инициативу Russian Cocktail Club и доказали Западу, что здесь есть культура пития. Петербуржцы сейчас идут дальше, доказывают, что она не только есть, но и может конкурировать на мировом уровне, — и делают это по-своему: более культурно, классически, красиво. Конечно, напитки пока не на должном уровне: в России просто еще нет таких возможностей, как в мире, — продуктовых и технологических. Но Петербург делает нужные шаги — для меня это сейчас площадка номер один в барной индустрии, потом Москва и все остальные. Если кто не согласен — могут валить на хрен. В Петербурге я и сам чувствую себя более комфорт­но, моя жена отсюда. Сейчас я тут провожу ивенты в рамках Bacardi Legacy Global Cocktail Competition. Москва очень нервная — я и сам такой, так что представьте, каково нам вместе. К тому же столица протухла. Там до сих пор в отрасли управляют кланы, а они не любят заниматься исследованиями и развитием, они заняты откатами и собственной выгодой. Я считаю, успех любого предпринимателя — отдавать, а уже потом к нему придет то, что он хочет.


Идеальный бармен — это двенадцать друзей Оушена, каждый из которых умеет что-то свое.

Идеальный бармен — это человек, у которого аналитический склад юриста, руки опытного хирурга, математика старого еврея-бухгалтера и харизма моего коллеги-британца Ангуса Винчестера. Идеальный бармен — это двенадцать друзей Оушена, каждый из которых умеет что-то свое. У Игоря Зернова и Артема Перука из El Copitas — свои отличные качества, у них в команде как раз есть все — переговорщик, балабол и так далее. Иван Гринько из Social Club — он, можно сказать, даже вдохновил меня на какой-то один процент — удивительно коммуникабелен. Он никогда не реагирует на негативные комментарии, умеет вести себя так, чтобы не обидно было и вашим, и нашим: молодец, ищет свою формулу. Назвать его барменом нельзя — он шоумен: может для конкурса снять клип в духе 1990-х с малиновыми пиджаками. Мне понравился бар Kabinet — там есть элементы, за которые я однажды в Нью-Йорке впервые влюбился в бары вообще. Заведение предлагает полное погружение в эру начала XX века: это рискованное дело — подавать невероятную концепцию, и я уважаю любого, кто готов рискнуть. Игорь Зернов правильно замечает: из-за низкого порога входа на рынок только в Петербурге есть столько баров, которые открыли сами бармены, — этого нет нигде в России. И многие из них так или иначе у меня работали: Саша Варданян из Union, ребята из Imbibe, Gin Tonic — мои бывшие ученики. Неважно, кто сам ушел или кого я уволил, — я в 2000-х запустил первые в России YouTube- и Facebook-каналы о барном деле, и почти все у меня учились. 2017 год тоже будет образовательным — уже недостаточно просто сидеть на жопе и ждать, на какой мастер-класс тебя позовет алкогольная компания. Надо инвестировать в себя, не столько учиться миксологии, сколько дарить эмоции — и тогда через два-три года бомбанет новое поколение, которое покажет нам чудеса.

sobaka,
Комментарии

Наши проекты