Всюду «Хаос»: как современнный театр проникает в торговые центры, бары и на улицы

Этот театральный фестиваль заставляет каждого стать как минимум его свидетелем, как максимум — соучастником и, присоединившись к команде арт-резиденции, создать свой проект под руководством режиссера Михаила Патласова.

Вас считают идеологом документального театра: в вашей постановке «Неприкасаемые» бездомных играли жители петербургской благотворительной организации «Ночлежка», в Новосибирске вы поставили вербатим-спектакль «Пыль», основанный на реальных историях, а сейчас работаете над проектами арт-резиденции, которые тоже можно отнести к этому жанру. Чем он вас привлекает?

Я исхожу из того, что сегодня в театре как такового зрителя нет — все участники, и не делю людей на артистов и прототипов: мы все в едином процессе находимся. Работать с человеком без театрального образования — это просто другой принцип, другая технология. Да и, к сожалению, наличие диплома престижного вуза не гарантирует, что его выпускник будет актуален в современном театре. Мир стал другим. Сегодня зритель не хочет, чтобы за него что-то придумывали, читали мораль. Происходит смена театральных парадигм, поиск новых способов взаимодействия с залом. Возможно, смыслы остаются теми же, но упаковка изменилась и продолжает меняться.

Какие проекты готовит арт-резиденция?

Их направления и масштаб абсолютно разные, но все они созданы по мотивам произведения Умберто Эко «История красоты». К примеру, финальный проект — спектакль-променад в «декорациях» магазина IKEA — поставлен в технике вербатим. Также мы планируем создать мобильное приложение, которое позволит бродить по городу, слушая в наушниках песни Янки Дягилевой и рассказы об истории Новосибирска. Одна из моих главных режиссерских задач — сделать так, чтобы театр выходил за собственные стены, благодаря чему не только зрители, но и артисты будут сталкиваться с другой реальностью, ведь по сути театр — это рафинированная семья: то, что сегодня происходит, можно обозначить термином «цифровое средневековье» — каждый живет в своем мире, обрастает друзьями, книгами, группами, ссылками в рамках своих интересов, находясь внутри информационного мыльного пузыря. Наша миссия — их полопать, чтобы разные люди увидели друг друга. Живое общение — сильное выразительное средство именно театра, где есть возможность прожить новый опыт.


Мы живем в «цифровом средневековье»

Почему вы согласились на этот проект?

Люблю эксперименты. Поэтому с большим удовольствием вписался в эту историю. Мне нравится работать со «Старым домом» — театр и труппа в прекрасной форме, плюс в Новосибирске ставятся современные масштабные задачи. Москва зачастую боится, ведь у нее нет права на ошибку, а здесь можно попробовать новое, проверить гипотезы.

Можете привести доказательства?

Элементарно вывести театр за собственные стены или сделать мобильное приложение — это стресс. В столице, конечно, есть принцип, что нужно постоянно удивлять зрителя, но безобидно. Плюс цензура. Возможно, не столь очевидная, но она присутствует. Не каждый готов тратить деньги, чтобы потом прилетело сверху. А здесь я ставлю остросоциальный спектакль «Пыль», где обсуждаются достаточно сложные темы, и его не боятся. Самосознание новосибирцев меня очень радует, поражает вменяемое отношение и понимание, что об этом важно говорить.

В Новосибирске очень прогрессивная молодежь, мыслящая в современных общемировых категориях. Немаловажен и контекст города: ты запросто можешь поговорить с учеными из Академгородка — в Москве или Петербурге выловить нужного человека намного сложнее. Поэтому здесь сама атмосфера предполагает эксперименты. «Пыль» рассчитан на молодую аудиторию, но зрители старшего поколения приходят на спектакль и пытаются его понять, они неравнодушны. Да, при этом они могут впадать в реакцию, но если что-то отрицают, то искренне. И эти сибирские нюансы мне очень нравятся.

Оксана Ефременко, продюсер арт-резиденции:

Школа-лаборатория актуального театра — специальный проект «Хаоса». Концепция фестиваля принципиально настроена на то, чтобы он производил собственный контент. В арт-резиденции принимают участие молодые драматурги, режиссеры, художники, композиторы, дизайнеры, актеры, программисты, журналисты и филологи, которые, взаимодействуя с городом и контекстом «Хаоса», создают свой продакшн под руководством профессиональных кураторов — серьезных «золотомасочных» специалистов из Москвы и Петербурга. Также в программу входит онлайн-обучение. К примеру, Мария Колосова читала лекцию про форум-театр, Алина Шклярская — про онлайн-драматургию, а известный антрополог Станислав Дробышевский специально для нас подготовил доклад «Антропология красоты».

Сегодня зритель не хочет быть сторонним наблюдателем, который замер в кресле и не может включиться в эту историю: театр становится ближе, границы стираются — человек может максимально погрузиться в творческий процесс, стать его полноценным участником. Пришла эпоха селфи, когда благодаря демократизации искусства, нет разделения на высокого художника и обыденного зрителя, нет предзаданности, которая присутствует в классическом действии.

Проекты арт-резиденции нацелены на нетеатральные пространства со ставкой на такие технологии и жанры, как вербатим, иммерсивность, променад, сайт-специфик. Эти идеи не новые, но мы смешиваем их между собой, складываем в мозаику. Особенность документального театра в том, что когда ты взаимодействуешь с человеком, его историей, проект становится интереснее сценария и концепции, и рождается совершенно новая пьеса.

«Косплей хаоса: Теория большого взрыва»

Завершающий проект арт-резиденции — косплей сериала «Теория большого взрыва», созданный режиссером Полиной Кардымон в тандеме с руководителем Информационного центра по атомной энергии Новосибирска Михаилом Харитоновым. В постановке помимо актеров задействованы реальные ученые, а зрители могут прийти на перфоманс в костюмах любимых героев, став частью легендарного шоу.

Бар «Открой рот», 4 октября 

Текст: Татьяна Евстигнеева

Фото: Яна Колесинская, архивы пресс-служб

Лидия Осинцева ,
Комментарии

Наши проекты