Сергей Афанасьев вновь обратился к классике

Художественный руководитель Новосибирского городского драматического театра, заслуженный деятель искусств РФ осенью на родной сцене ставит «Горе от ума» — премьера назначена на 20 сентября.

У вас сложилась репутация поклонника русской классики, что подтверждают и ваши ближайшие спектакли: сейчас вы работаете над пьесой Грибоедова, в планах — «Анна Каренина» Толстого.

Мне действительно близка русская классика, и, например, во Франции меня считают одним из ведущих российских режиссеров-чеховедов, так как там я поставил практически все пьесы Антона Павловича, которые, конечно, произвели впечатление. Но это не означает, что я не признаю зарубежную и современную драматургию — в моем режиссерском багаже есть произведения Эрика Шмитта, Теннесси Уильямса, Уильяма Шекспира и других авторов, а, к примеру, наш современник Иван Вырыпаев вдохновил меня на постановку трех спектаклей. Однако все это не повод забывать классику, ведь сегодня существует множество танцевальных направлений, но классический балет никто не отменял, и классическая музыка вечна, несмотря на современные течения. В театре действуют те же законы: нельзя отрицать русскую классику, также как и нельзя отрицать психологический театр. Как писал Чехов: «Всем хватит места, и новым и старым, — зачем толкаться».

Место для кино в вашей жизни еще осталось? В свое время вы сняли два фильма — «Стерва» и «Идиотка». Следующим будет «Дура», чтобы получилась трилогия?

Были и более интересные варианты названий. (Смеется). На фестивале «Кинотавр», куда мы повезли «Стерву», по этому поводу было немало шуток. Что касается киноиндустрии: впереди у меня долгая творческая жизнь, и в театре я не вижу финальной ступени, а здесь, к сожалению, мой поезд ушел. Чтобы в Новосибирске была настоящая киностудия, отражающая творческую и социальную жизнь города, у власти должны стоять люди, понимающие важность развития необходимых культурных направлений. Мы постоянно говорим о Новосибирске как о культурной столице Сибири, третьей столице России, но есть же определенные признаки этого статуса, которые нельзя игнорировать. У меня было множество проектов, есть несколько готовых сценариев, однако эта индустрия требует серьезных финансовых вложений.

Как вам удалось снять свои фильмы без денег?

У меня были идеи, которые объединили небезразличных людей. «Идиотку» я снимал не для коммерческого проката: мне хотелось показать людям, что в Новосибирске можно делать достойное кино. Артисты, операторская группа — все работали бесплатно. Согласие дала Елизавета Боярская, но не сложилось, так как она смогла выделить только один свободный день на съемки, а также Александр Баргман — в итоге, он сыграл главную роль. Людям был настолько интересен этот проект, что они были готовы приезжать за свой счет в Новосибирск. Конечно, если бы была возможность собрать команду с достойным финансированием, то я бы ввязался в эту историю вновь. Потому что у меня, как у любого режиссера, есть темы, которые разрывают изнутри, и я хочу по этому поводу высказаться.


 Для развития нашему городу нужны двести безработных режиссеров

Но вы же изначально планировали стать именно театральным режиссером? Или в детстве были другие желания?

Во времена моей юности был стереотип: чтобы реализоваться в жизни, нужно стать инженером. Поэтому после восьмого класса поступил в Новосибирский политехнический техникум, но затем передумал и вернулся в девятый. В школе я был участником вокально-инструментального ансамбля, играл на гитаре, и тогда же прикоснулся к театру, после чего решил, что хочу заниматься режиссурой: ничего не понимал в этой профессии, но была в этом искусстве какая-то тайна, которая настолько манила, что все остальное вдруг поблекло, стало неинтересным, и я пошел в Кемеровский институт культуры.

Почему решили получить второе образование в Щукинском училище?

Не хватало знаний. В те времена было так: если хочешь чему-то научиться, надо ехать в Москву. Сегодня могу поспорить с этим утверждением, к тому же я столько сил потратил на создание театрального института в нашем городе. Со школой-студией МХАТ у нас тесные связи, и я вижу, что разницы между столичным и нашим образованием нет. А в советское время были живы ученики Станиславского, Немировича-Данченко, Вахтангова, поэтому все и стремились в столицу.

Кстати, как вы стали первым ректором НГТИ?

Получил предложение от губернатора Виктора Александровича Толоконского возглавить вуз, создающийся на базе театрального училища. По ряду причин отказать не мог и с рвением взялся за дело. Для начала нужно было получить лицензию в Москве, и благодаря моему упорству ее нам дали в порядке эксперимента. Но это был лишь первый шаг: дальше надо было все приводить в соответствие, ведь не было ни материальной базы, ни площадей, ни профессорско-преподавательского состава, а я в то время еще не переставал ставить спектакли и ездить по фестивалям. Через год решил, что мы должны готовить режиссеров, и я вновь поехал в столицу. Сегодня мы ежегодно «вбрасываем» огромное количество талантливых людей в пространство Новосибирска. Я всегда говорил, что театральная среда в нашем городе появится тогда, когда по улицам будет ходить пара сотен безработных режиссеров, которые в поисках занятости будут создавать новые проекты. Без ложной скромности могу сказать, что это сегодня происходит и не без моего участия.


Сергей Афанасьев — председатель Новосибирского отделения Союза театральных деятелей РФ, секретарь Союза театральных деятелей РФ. В 2018 году на Международном фестивале «Золотой Витязь» получил Медаль имени Мордвинова «За выдающийся вклад в театральное искусство» — этой наградой в свое время были удостоены Алиса Фрейндлих и Олег Табаков. В предстоящем сезоне Сергей Николаевич станет художественным руководителем нового театра, созданного выпускниками НГТИ (мастерская Афанасьева).

Текст: Татьяна Евстигнеева

Фото: Татьяна Новак

Лидия Осинцева ,
Комментарии

Наши проекты