Дефрагментация любви: как создавался новый спектакль «Глобуса»

Студентка режиссерского факультета НГТИ Полина Кардымон собрала «Фрагменты любовной речи» Ролана Барта в спектакль, а затем разбила его на четыре «самодостаточные» пьесы, синхронно существующие на малой сцене театра «Глобус».

 — Семиотик Ролан Барт очень точно формулирует «фигуры» любви, демонстрирующие, что происходит с влюбленным субъектом и его речью, и подтверждает теорию примерами из литературы и трудов великих философов. Они действительно про нас и действительно про любовь, но они не сценичны — работа написана на основе семинара, который Барт вел в Практической школе высших исследований в Париже. «Фигуры» в книге выстроены в алфавитном порядке, чтобы читатель даже не пытался усмотреть сюжет. Однако мне настолько полюбилось это эссе, что вопреки всему я решила с ним работать. Следуя идее автора, мы иллюстрировали «фигуры» отрывками из мировой литературы, меняли их очередность, чтобы создать драматургическое развитие и, как следствие, пьесу.

В спектакле четыре линии: синхронное существование артистов на сцене объясняется тем, что один человек не может прожить все «фигуры» единовременно — у каждого свой набор и своя неповторимая история. Более того, герои в них говорят о разных проявлениях любви — телесной, духовной, о божественном большом всеобъемлющем чувстве. Сюжеты отличаются по всем параметрам, но все их объединяет любовь. Перед началом спектакля зритель проходит тестирование, результаты которого определяют, какую линию ему стоит посмотреть. Получился так называемый персональный театр.

Конечно, было бы легче поставить традиционную пьесу, и сейчас вся наша команда, включая меня, испытывает стресс, но в этом и есть интерес и развитие. У нас нет рецепта и четких ответов — мы находимся вне зоны комфорта, в пространстве без клише и штампов, получив своеобразный карт-бланш. С готовой пьесой работать скучно: в таком случае я как режиссер не могу дать артистам возможность получить принципиально новый опыт. Также я стремлюсь к тому, чтобы никто из актеров не был функцией — для меня важно, чтобы каждый был полноправным художником: да, ядро — за мной, но все остальное — совместная работа.

В школьные годы я мечтала стать актрисой, но «коварные» тесты на профориентацию, награда за режиссерскую работу на фестивале «Времен связующая нить» и пара других подобных случайностей заставили меня изменить решение. Сейчас понимаю, что это действительно мое. Мне нравится, что режиссер опирается на рассудок и не может полностью перейти в интуитивное существование. У актера другая природа: он должен быть субъективным. Но именно этот симбиоз и позволяет нам в итоге получать тот результат, за которым зритель приходит в театр.


 

Алексей Крикливый, главный режиссер театра «Глобус»:

— «Фрагменты любовной речи» — дипломная работа студентки моего курса Полины Кардымон. Для постановки она предложила достаточно необычный материал и нетривиальное решение — это очень амбициозный ход в репетиционном, сценическом и техническом планах. Однако я полностью доверяю ее художественному вкусу, интуиции и профессиональным качествам, и мне интересно наблюдать, как они раскрываются в неожиданном материале. Тем более я понимаю, кому я доверяю, и что я доверяю.

Мы с Полиной поставили друг перед другом сложные задачи, но я предчувствую ее, как режиссера и, на мой взгляд, было правильным выбрать более неоднозначный и неведомый материал, благодаря которому у нее возникла энергия любопытства и интереса. Этот опыт должен не только дать развитие ей, но и обогатить наш театр и зрителя неожиданным взглядом на отношения, на человека, на его суть. «Фрагменты любовной речи» — не тот спектакль, где можно полностью расслабиться: у каждого в голове должна родиться своя собственная пьеса. Да и я думаю, что появление нового режиссерского имени в Новосибирске может стать событием.

Театр «Глобус», 22, 23 марта

Текст: Татьяна Евстигнеева

Фото: Артем Котельников, Марина Кислицина, архивы пресс-служб

 

Лидия Осинцева ,
Комментарии

Наши проекты