Алексей Крикливый: «Рождественский фестиваль — это некая интервенция неожиданных для города проектов»

Главный режиссер театра «Глобус» традиционно под конец года исполняет одну из своих ведущих партий — роль художественного руководителя Международного Рождественского фестиваля искусств, который пройдет со 2 по 14 декабря.

Год традиционно завершается «Рождественским фестивалем». Как вы оцениваете театральную программу?

На мой взгляд, фестиваль собрал действительно уникальную коллекцию спектаклей. Это постановки Виктора Рыжакова, Бориса Юхананова, Дмитрия Крымова, Михаила Бычкова — классиков нашего времени, состоявшихся мастеров, серьезных художников, которые сегодня осмысляют театр и толкают его вперед. После того, как мы объявили программу, оказалось, что некоторые из заявленных работ попали в шорт-лист премии «Золотая маска». К примеру, мы не знали о том, что «Спящая красавица» или «Сережа» станут номинантами, и это стало приятным «подарком». «Маска» — это настоящая театральная энциклопедия, и я рад, что спектакли, уже записанные на ее страницах, будут впервые представлены в Новосибирске. И наш фестиваль как раз призван расширять горизонты: это некая интервенция сегодняшних интересных и, может быть, в чем-то неожиданных для города проектов.

«Рождественский фестиваль» — это также заключительный проект Года театра. Как год прошел лично для вас и для «Глобуса»?

Для меня Год театра начался с новости об увольнении нашего директора. Это произошло в ноябре 2018-го как раз перед церемонией открытия Года театра в Новосибирске.

Да, эта история вызвала невероятный резонанс: на защиту Елены Владимировны Алябьевой встала не только труппа «Глобуса», но и другие деятели искусств.

К счастью, все закончилось благополучно и, однозначно, лучше, чем у наших коллег, которые до сих вынуждены бороться за справедливость. Однако хочется все же сделать акцент на позитивных моментах. В этом году постановка нашего театра «Пианисты» режиссера Бориса Павловича принесла нам «Золотую маску» за «Лучший спектакль». Это очень круто, и мне грустно осознавать, что в глазах большинства событие выглядит рядовым. Ничего подобного! Я даже не помню, когда в последний раз Новосибирск получал «Маску» в главной номинации. Ранее я выступал в качестве члена жюри премии и понимаю, что такое битва за лучший спектакль, когда люди с ума сходят, отстаивая свои художественные интересы.

Также 2019 год подарил «Старому дому» фестиваль «Хаос», а Театру кукол — Фестиваль кукольных театров, и это прекрасные приобретения для города. Фестиваль «Другие берега» Музыкального театра в этот раз прошел при поддержке «Золотой маски». Все это стало возможным благодаря дополнительному финансированию. Конечно, не все удалось реализовать. К примеру, «Глобус» получил приглашение на международные фестивали в другие страны, но, увы, денег не хватает. В целом, Год театра предоставил всем нам возможность организовать свои проекты, аккумулировав творческую энергию. Сегодня театры Новосибирска проникают друг в друга, возникает хорошее поле, и хочется, чтобы наши начинания продолжались. Радует и то, что в Новосибирске появляются новые независимые коллективы.

У вас тоже есть свой проект — Мастерская Крикливого и Панькова, которая в этом году отмечает первый день рождения.

А какие проекты делают наши резиденты, о чем они думают, чем обеспокоены! Прорастает новая культура исследования проблем человека, общества, сегодняшних рефлексий. Основной костяк Мастерской — выпускники нашего с Ильей Паньковым актерско-режиссерского курса. Наша цель — создание универсального пространства, однако мы изначально договорились, что в наших стенах будут проходить только те проекты, которые значимы для нас. Несмотря на то, что есть вывеска, где моя фамилия указана, я тоже считаю себя резидентом. У нас нет мощных спонсоров и покровителей, никто не получает зарплату — мы тянем этот проект на идее и чистоте отношений.

Интересно, что с Ильей Паньковым вы вместе учились в Красноярске, сейчас работаете в «Глобусе» и Мастерская — тоже ваш совместный проект.

Притом это получилось случайно: я не планировал переезжать в Новосибирск, но Татьяна Людмилина пригласила меня на должность штатного режиссера. Мне повезло: оба курса, на которых я учился, — и актерский факультет в Красноярске, и режиссерский факультет ГИТИСа — подарили мне встречи с замечательными людьми. Кто-то любит своих однокурсников, кто-то не любит — я своих просто обожаю, мы до сих пор поддерживаем отношения.

После окончания ГИТИСа об актерской профессии больше не думали?

Это невозможно совмещать! В институте я был довольно популярен как артист и бесконечно репетировал — с утра до полуночи, однако на третьем курсе понял, что не вывожу свои режиссерские работы. У меня мозг разрывается. Это разные сознания: или ты снаружи, или ты изнутри. Надо было выбрать что-то одно, и когда я принял решение, жить стало легче. Я восторгаюсь, как некоторые режиссеры играют в своих спектаклях. У меня был однажды такой опыт, когда я подменил больного артиста. Это была катастрофа: в этот момент ты находишься не на сцене — ты контролируешь актеров, декорации, свет и одновременно тебе нужно свой текст произнести. Не уверен, что хочу повторить.


Алексей Крикливый после школы поступил на факультет иностранных языков, но, несмотря на любовь к английскому, через год решил сменить направление. В итоге, окончил Красноярский государственный институт искусств по специальности «актер театра и кино» и режиссерский факультет Российской академии театрального искусства (курс Леонида Хейфеца). Совместно с Ильей Паньковым руководит актерско-режиссерским курсом НГТИ.

Текст: Татьяна Евстигнеева

Фото: Станислав Пятницын

Лидия Осинцева ,
Комментарии

Наши проекты