Виктор Ершов: «Мы — большие перфекционисты, поэтому наши заказчики всегда получают значительно больше, чем предполагают»

Соучредитель и арт-директор компании Elkruff, аккумулировав весь свой опыт в сфере технического продакшна, выступил в новом амплуа — в роли продюсера выставки «Игра с вечностью» художника и скульптора Юрия Шахояна в Краеведческом музее.

Без участия вашей компании не обходится ни одно масштабное событие — от Дня города в Новосибирске до федеральных телеэфиров, да и церемония награждения нашей премии «ТОП 50» не была бы столь эффектной, если бы не Elkruff. Как получилось, что вы стали организатором частной выставки?

Юрий Шахоян и его жена Наталья — мои друзья. Юра — человек очень талантливый, поэтому многие люди изъявляли желание помочь ему с организацией выставки, однако его интересует исключительно творчество. Полтора года назад я вдруг понял, что этим проектом должен заняться именно я, и мне он не откажет. Его работы необычные и при этом очень качественные: они переживут не одно поколение и не потеряют свою первозданность. Это и деревянные панно, и ювелирные украшения, и изделия из бивня мамонта, и керамика — новый для него этап, который возник благодаря Наташе. Она — керамист, и они дополняют друг друга не только в семейной жизни, но в творческом союзе — у них отличный тандем.

В названии выставки фигурирует слово «иммерсивная». За счет чего удалость добиться этого эффекта?

Мы создали определенную атмосферу с помощью света, музыки и других эффектов. Иммерсивность, как соучастие и сопереживание, однозначно присутствовала, и она абсолютно легитимировалась в тот момент, когда люди стали робко прикасаться к предметам. Мы не запрещали: Наталья говорит, что благодаря этому на них появляется патина. Я понял, что у нас все получилось на пресс-показе: мы стоим на лестнице, произносим какие-то обязательные приветственные слова, зажигается свет, приборы включаются, запускается видео, открывается занавес... В суете мы забыли закрыть двери, и люди пошли на звук, как завороженные ходили по залу, снимали на телефоны. Но пока мы кнопку «пуск» не нажали, я не мог гарантировать результат. Да, я был на сто процентов уверен во всех элементах, но соединятся ли они воедино? Это была большая загадка.

Почему?

В любом проекте есть заказчик и его ответственность, а моя задача заключается в том, чтобы угадать его желания, и в этом плане я большой специалист. А тут в роли заказчика выступал я сам. Сейчас, конечно, уже все ясно: слова о том, что эта экспозиция европейского уровня, были высказаны несколькими серьезными, понимающими, чувствующими людьми. И я знаю, как буду делать следующую выставку: есть желание показать работы при дневном свете, без театральных и световых эффектов, сделав ставку на их первозданную красоту.


Миром рулит пост-продакшн, а мы делаем все, чтобы оспорить этот принцип

За технические эффекты этой «Игры с вечностью» отвечала компания Elkruff?

Без нее выставка бы не состоялась, потому что нужно было полностью трансформировать пространство: сценография, конструктив, затемнение, проекция, свет, звук, специалисты, — это все Elkruff. Мы умеем делать шоу: наша задача — реализовать идею, наполнить ее конструктивным и техническим содержанием, при этом сделать это качественно. Мы не сторонники «голых» декораций, когда есть задумки, на которые не хватает бюджета, хотя обычно это никого не смущает: миром рулит пост-продакшн — то, что на фотографиях запечатлено, то и остается в воспоминаниях. Но мы делаем все, чтобы оспорить этот принцип. В свое время Elkruff была единственной компанией, которая прикладывала визуализации к договору, и действительно делала все один в один, да так, что на превью было непонятно, где фото, а где эскиз. Мы — большие перфекционисты, поэтому наши заказчики всегда получают значительно больше, чем предполагают. Поэтому нам интересны крупные события — Elkruff давно работает не только в столице, но и по всей России и в Европе. Сейчас открываем фронт-офис на Лужнецкой набережной в старинном здании бывшей фабрики Байера в Москве.

Все ваши планы на будущее направлены на развитие Elkruff? У вас никогда не возникало желания связать свою жизнь с продюсированием?

Мелькали такие мысли. В 1998 году даже поступил на продюсерский факультет ГИТИСа, а в августе грянул кризис и все полетело. Хотя, конечно, дело было не только в финансах: сама атмосфера незаземленного артистического безумия, царившая в институте, меня не притягивала. Впервые же в роли продюсера я выступил еще двадцать шесть лет назад, когда мы с моим одноклассником Михаилом Мишурисом создали блюзовый коллектив. Деловой партнер его отца решил оказать ему меценатскую помощь, в том числе купить инструменты. А Миша попросил меня принять участие в переговорах и в самом проекте, который, к слову, стал серьезным финансовым подспорьем для меня, потому что на тот момент я работал в организации, где получал не столько деньги, сколько бесценный опыт. Я начинал карьеру в сфере шоу-бизнеса, где было правило: если ты задержал концерт на определенное время, то обязан вернуть билеты по первому требованию, и это нереально дисциплинировало. Этот навык помогает нам и сегодня: мы — спринтеры, которые могут не спать несколько суток, чтобы получить результат и подарить заказчикам и зрителям невероятные сверхэмоции.


А еще важно знать, что: Виктор Ершов начинал свой профессиональный путь с должности гастрольного администратора в «Сибирском театре эстрады». В 2004 году совместно с Александром Лаевским и Алексеем Булгаковым открыл компанию по организации мероприятий. Проекты Elkruff и художника-сценографа Владимира Авдеева в 2012 году вошли в Международный каталог сценографии Stage Design наравне с 81-й церемонией вручения премии «Оскар» и церемонией открытия Олимпийских игр в Лондоне.

 

Текст: Татьяна Евстигнеева

Фото: Илья Калмыков

 

Лидия Осинцева ,
Комментарии

Наши проекты