Лаврентий Сорокин: "Я не люблю быть третьим, с трудом переношу второе место"

Ведущий актер театра «Глобус» год назад справился с тяжелой болезнью, получил «Золотую маску» за роль Позднышева в спектакле «Крейцерова соната» и активно взялся за режиссуру – две его постановки вошли в репертуар.

Лаврентий Сорокин

 

Ваши первые режиссерские работы очень разные по настроению и языку – черный нуар «Макулатура» по Буковски и комедия «Трое в лодке, не считая собаки» по Джерому. Как отбираете для себя материал?


Это был наш совместный выбор с главным режиссером, Алексеем Крикливым. Вообще говоря, и то и другое – это были попытки, эксперименты, потому что изначально оба эти произведения – проза, а не пьеса. Проза, которую практически нигде не ставили, которой театр не касался. Ну, не начинать же с чего-нибудь легкого, я люблю, чтобы сразу было трудно – я и на права сдавал в феврале на гололеде, мне кажется, что, если сначала сложно, то потом будет легче.

И ту и другую книги я очень серьезно адаптировал под себя, даже «Макулатуру» в меньшей степени, чем в «Трое в лодке». Досталось и самому автору Джером Клапка Джерому.

Для кино ее уже как-то адаптировали.
Кино – это другое, там было романтическое путешествие, мне же хотелось как-то глубже копнуть в человеческом аспекте. Мне там нравятся одни слова, не могу от них никуда деться: «Сбрось этот хлам за борт, старина, и ладья твоей жизни поплывет быстрее».

Это все было очень сложно и теперь хочется поставить просто пьесу, схематичную, где есть завязка, развязка, исходные события, где прописаны образы, пути и предлагаемые обстоятельства, где все прозрачно и легко. Хотелось бы поработать в первую очередь с актерами, и хорошим драматургическим материалом.

Что-то уже есть на примете?
Да, пьеса о нормальной школьной жизни, ребятне, очень известная в свое время, и думаю, что она не потеряла своей актуальности. Такой есть замечательный автор Александр Хмелик, у него куча пьес, и одну из них я бы очень хотел поставить, такую историю для подрастающего поколения, студийную, вкусную, многонаселенную, о любимой школе, фантазиях и чуде.

Насколько критически относитесь к своей работе?
Грызу себя, конечно, сильно, на критику реагирую очень трагически.

За театральной жизнью Новосибирска успеваете следить, ходить на премьеры?
Следить успеваю, ходить – нет. Вот знаю, что у Сергея Афанасьева прошла премьера «Ревизора», которая нам предстоит в марте, но попасть пока не удалось, потому что был выпуск спектакля. В «Старый дом» очень хочу сходить на «Сиротливый запад», тоже не получается. Поскольку, кроме работы, у меня еще и сын-школьник, а любимая жена – актриса театра «Глобус».

Вы амбициозный человек?
Да, я не люблю быть третьим, с трудом переношу второе место.

Можете о ком-то сказать: «Вот он, как актер, лучше, чем я»?
Ну, конечно, есть люди, просто поцелованные богом, тот же Андрей Яковлев в театре Афанасьева. Думаю, что есть актеры, с которыми просто не стоит особо соревноваться. А профессиональная ревность – конечно, есть, куда от нее денешься.

Год назад вы пережили сложный эпизод, связанный с тяжелой болезнью.
Да, меня люди, зрители, знакомые и незнакомые, далекие и близкие, просто спасли, собрали невероятные деньги на операцию в Германии, которую у нас тут не делают.

Эта ситуация на ваше отношение к людям как-то повлияла?
В целом – нет, я всегда к ним прекрасно относился, просто не ожидал, что их настолько много. И ничего другого, кроме чувства благодарности, я по отношению к людям испытывать не могу. Конечно, когда я вернулся после операции, то был в таком состоянии, которое не предполагает поездки на «Золотую маску» через месяц-два. Тем благостнее, что для этого появились какие-то силы неземные просто.

Помимо «Глобуса», у вас ведь есть и другая театральная жизнь?
Да, это такая «тайная» жизнь – уже десятый год мы работаем в «Бродячей собаке», кабаре-кафе Юрия Евдокимова, мы ее и открывали. Я веду там программу стеб-арт студии «Ха! Мы!», продюсер этого проекта – Анастасия Журавлева. Это та часть жизни, которая отдельно от театра происходит, она отличается по настроению, да и публика там совсем другая. Некоторые после «Собаки» идут в театр смотреть на нас, другие – наоборот. Там актеры практически всех новосибирских театров задействованы, и актеры, надо честно сказать, неплохие, а начинали мы впятером: Павел Южаков, Павел Поляков, я, Руслан Вяткин и Георгий Ефимов, девять лет назад это было, так смешно, наивно. Но вот выросли, теперь они дают спектакли – в театре «Красный факел» свежая постановка Павла Южакова, «Агенты праздников» – это такая большая стеб-арт студия «Ха! Мы!».

Там мы делаем то, что в театре нам никто сделать не разрешит, да и, собственно, не нужно это драматическому театру, совершенно другой жанр. Иногда это то, что наболело, иногда то, над чем хочется посмеяться, но это абсолютно свой стиль, который так и назван «стеб-арт». А еще у меня есть родной, любимый, и очень прогрессивный театральный институт, с прекрасным педагогическим составом, с настоящей театральной школой, и с любимыми студентами, но это уже совсем другая история.

 

 

 

Текст: Павел Ютяев

Фото: Сергей Черных

 


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также