ТОП50-2019: Андрей Мартусевич

На базе компании «БиоФизМед-НН» под руководством Андрея Мартусевича началась разработка инновационного комплекса для сверхвысокочастотной диагностики тканей. Отличие от более привычных рентгена и УЗИ в том, что новый аппарат способен видеть сквозь преграды: повязку, одежду и, что особенно важно, ожоговые ткани. Кроме того, с помощью прибора можно проводить раннюю диагностику меланомы – одного из видов рака кожи. Аналогов этому аппарату нет ни в России, ни за рубежом.

Расскажите подробнее о вашем изобретении.

Полное название аппарата – «ближнепольное резонансное СВЧ-зондирование». Все мы пользуемся микроволновой печью, активно и эффективно. Но мы не задумываемся о том, что используем СВЧ-излучение, которое может быть полезно для решения и других задач. Вы когда-нибудь слышали об УЗИ кожи? Нет, поскольку УЗИ – это звук, который отражается, например, от стенок органов. Кожа проницаема – здесь не от чего отразиться. Для наглядности можно взять термические повреждения кожи. Бывают настолько обширные ожоги, что даже пересадка ткани невозможна. Или случаи, когда для восстановления пораженной зоны используются стволовые клетки, формирующие замещающую поверхность. Все эти покрытия ни в коем случае нельзя трогать, в отличие от  простых повязок с восстанавливающими мазями или гелями. В таких случаях становится проблемой определить, как проходит заживление. С помощью специального прибора и СВЧ-излучения мы можем определить прохождение электрических лучей через кожу и посмотреть, что происходит на разных участках и глубинах. Соответственно, можем уточнить границы ожога, чтобы выявить уже омертвевшую ткань, которую следует удалить, чтобы предотвратить заражение инфекцией. СВЧ-излучение способно видеть состояние и свойства различных тканей человека сквозь преграды, которые встречаются на пути обычного УЗИ: повязки, пластины и так далее.

Что послужило основой для разработки аппарата?

Предыстория достаточно запутанная. ГИТО на протяжении практически сорока лет занимается таким направлением, как «биомедицина оксида азота и активных форм кислорода». Примерно десять лет назад к нам обратились хирурги, которые закупили аппарат в Москве, но он оказался нерабочим. Нас попросили разобраться в причинах неполадки. Оказалось, что в московском аппарате много химических примесей, негативно влияющих на кровь. С раскрутки этого образца и начались наши исследования. Изначально нижегородскими физиками также были разработаны различные базовые приборы, и назначение у них было абсолютно другое. Скорее всего, они создавались под военные задачи, связанные с зондированием и спутниковыми технологиями. И, грубо говоря, физики-ядерщики даже не знали, что с ними делать. Но в рамках конверсии мы смогли разработать вещь, способную послужить на благо человечества. На основе этого взаимодействия был создан сам аппарат «ближнепольное резонансное СВЧ-зондирование».

Можете описать процесс диагностики доступными словами?

На данный момент все еще не так хорошо, как нам хотелось бы. Сейчас процесс диагностики сопряжен с очень серьезной математической обработкой и написанием огромного количества программных средств, с помощью которых мы можем создать определенные значения показателей на разных глубинах исследуемой ткани. Мы создаем эталоны нормы и при сравнении данных выводим патологию и отклонения. В идеале, врач прислоняет небольшой, как шариковая ручка, датчик к поверхности кожи и получает на экране картинку по принципу УЗИ. В дальнейшем мы будем работать над возможностью визуализировать диагностику в 3D, просто проведя в нескольких точках зондом-аппликатором. Сейчас таких зондов несколько для разных глубин тканей – мы хотим прийти к единому аппликатору. Мощность подобного излучения настолько мала, что пациент при этом ничего не чувствует. Ткань не получает абсолютно никакого воздействия: ни теплового, ни ионизирующего. Мы просто проводим сквозь нее электрический поток крайне низкой мощности.

Есть ли побочные эффекты от использования аппарата?

И флюорография, и рентген – это все-таки излучение, то есть, грубо говоря, радиация. Не зря при каждой процедуре вам указывают полученную дозу. При использовании нашего аппарата вредное излучение отсутствует. Медицинской литературы, касающейся СВЧ-излучений, достаточно мало как российской, так и зарубежной. Несмотря на это, во время исследований не было выявлено никаких отрицательных моментов.

Как использование этой технологии повлияет на современную медицину?

Все новые аппараты  отлично интегрируются в современные процессы лечения в различных областях. Сейчас хирурги используют в основном свой опыт и знания при обследовании поврежденных тканей. В Нижнем Новгороде работают специалисты, которые имеют успешный опыт работы с ожогами до 95% тела. И как раз наши технологии должны оказать помощь в принятии верного решения, опирающегося на точную диагностику состояния тканей и степени их повреждения. Инновации сюда органично вписываются, дополняя и расширяя возможности специалистов как в диагностике, так и в лечении. Но, к сожалению, с этим очень много сложностей, поскольку любая медицинская технология до того, как она приходит в клинику, должна пройти долгую процедуру доклинической и клинической апробации, сертификации и бумажную волокиту.

Насколько инновация будет доступна нижегородским пациентам?

Этот вопрос проблематичный, причем не с научной точки зрения, а с экономической. Не так давно мы создали малое предприятие ООО «БиоФизМед-НН», которое ставит своей целью, чтобы аппарат дошел до конечного потребителя, до пациента. Для того чтобы заняться производством, требуется преодолеть бюрократические препоны. Но идти этим путем обязательно нужно, в противном случае аппарат будет недоступен вообще. Мы можем даже сделать открытие на уровне Нобелевской премии, но это не приведет к результату, если не заниматься экономическими вопросами, не проводить официальную процедуру апробации и сертификации.

Планируется ли представить разработку на международном рынке?

Наш аппарат более чем конкурентоспособен. Есть что-то похожее в Америке, но тот прибор, как говорится, определяет среднюю температуру по больнице. В его работе заложены другие принципы, и он решает совсем иные задачи. Поэтому наш аппарат можно считать уникальным. Сейчас мы собираем междисциплинарную команду профессионалов, которые бы занимались дальнейшими разработками и продвижением нашего изобретения.

Текст: Диана Микрюкова

Отдать свой голос за номинанта можно здесь.

Виталия Голованова,
Комментарии

Наши проекты