Александр Сучков

Актер, режиссер и педагог взялся за возрождение «Маленького театра»  яркого театрального проекта девяностых и в мае открывает его премьерой классика американской драматургии Мюррея Жизгела «Машинистки» на малой сцене ТЮЗа.

Каким вы видите свой театр как режиссер и актер?

Для меня в любом случае это свет. Это движение к свету, движение к счастью в самом широком смысле, ощущение полноты жизни во всей ее гармонии и многообразии.

Когда в вашей жизни появился этот самый «свет»?

Когда я «под стол пешком ходил». Если в доме появлялись гости, я просто обожал всем читать стихи. Заранее их выучивал и с нетерпением ждал того момента, когда меня поставят на подоконник, задернут шторы, потом откроют – а там стою я и вдохновенно начинаю читать! Ну, потом, естественно, все хлопали и кричали «браво!».

Взаимоотношения актера и режиссера – это отношения учителя и ученика или что-то другое?

Все зависит от того, какой режиссер с каким артистом встречается. Иногда приходится надевать маску учителя, иногда ты «лепишь» его друга, иногда, может быть, даже антагониста какого-то. Артисты все уникальны по своей природе, и нужно к каждому подобрать ключик. Для меня приемлем только путь взаимного доверия, а все остальное вторично.

Как вы находите материал для постановок?

Он сам ко мне приходит. Специально подыскивать себе пьесу у меня не получается. Но в один прекрасный день беру какую-то книжку с полки, открываю и попадаю... в пьесу. Буквально кожей, на подсознательном уровне ощущаю некую провокацию со стороны текста и тогда сразу понимаю: он мой. Это может быть и классика, и ультрасовременный материал. Не хватает мне «жилки», чувства рынка и конъюнктуры. Я делаю только то, что мне самому нравится.

Вам импонирует современная драматургия?

Сейчас много разного театра, и так должно быть. И раньше случались интересные прорывы в иную театральную эстетику, просто их было меньше. Другое дело, что наступило время растущего дилетантизма в театральной сфере. Многие молодые режиссеры уже с именем, но за их опусами нет ничего, кроме желания показать «себя, неординарного». Я не пессимист, но чувствую, что стремление к банальному эпатажу и провокации заменяет искусство. И это не мой путь, поэтому я выбрал для первой постановки в своем «Маленьком театре» пьесу без провокаций. «Машинистки» – это работа американского автора Мюррея Жизгела – сценариста комедийного фильма «Тутси». Это будет спектакль без мата и провокаций, без каких-то жестких режиссерских ходов – просто лирическая история о любви и одиночестве. А то я подустал от всякого рода взрывных пьес и текстов. Пока мне хочется легкого, незамысловатого дыхания жизни.

Надоедает играть по модным правилам и быть слишком гибким, как в пьесе из вашей последней читки «Бесхребетность» Ингрид Лаузунд?

Я довольно много прочитал современной немецкой драматургии. Почти каждую пьесу дочитывал до двадцатой страницы и закрывал. Потому что уставал эмоционально и физически. Большинство этих произведений можно сравнить со сложным конструктором: надо поломать голову, чтобы просто понять, о чем она. «Бесхребетность» была достаточно прозрачной по своей идее: у кого гибкий позвоночник, тому сейчас живется хорошо; кто может себя узлом завязать или вовремя прогнуться – еще лучше. И когда мы разбирали ее с актерами, я вдруг поймал себя на мысли, что мне хочется оставить ее в своем портфеле, чтобы вернуться.

Каким «Маленький театр» был с Натальей Заякиной и каким он станет сейчас, с Александром Сучковым?

Театр возник в 1991 году – время лихое, смелое. Все очень нуждались в переменах. Группа молодых артистов театра драмы заскучала без ярких ролей, без какой-то остроты восприятия жизни. И тут потрясающая актриса театра Наталья Заякина решает уйти из театра. В никуда. Но перед этим на одной из наших общажных посиделок «о театре» она бросает: «Что же вы, ребята, с повисшими носами ходите? Сейчас такое время, давайте организуем что-то свое!». С этого все и началось. Наш «Маленький театр» стал первым профессиональным частным театром, зарегистрированным в Нижнем Новгороде. Когда встал вопрос, кто возьмется за режиссуру, я нагло выдвинул свою кандидатуру. Сережа Кабайло делал декорации, он был нашим художником-постановщиком. Репетировали где получится, играли в основном в недостроенном Доме актера. Премьерой театра был музыкальный спектакль-кабаре «Мелочи жизни» по рассказам Аверченко, Тэффи под песенки Вертинского. Для девяностых это был дерзкий шаг, зрелищ такого рода в городе было крайне мало. Наши спектакли собирали свою чуткую и интеллектуальную аудиторию. Каким станет «Маленький театр» сейчас – покажет время. Возможно, творческой мастерской для начинающих актеров и драматургов. Я возрождаю театр, потому что могу делать интересные вещи и люблю их делать и рядом есть люди, которые хотят работать со мной.


 

Долгое время Александр Сучков видел себя врачом. Эта история закончилась, как только в школе началась химия. В прошлом году спектакль «Солдатики» по пьесе современного драматурга Владимира Жеребцова, поставленный Александром в рамках Международного фестиваля русских театров «Мост дружбы», стал триумфатором и собрал все награды фестиваля. С 2014-2015 учебного года на актерском отделении Нижегородского театрального училища появится «Мастерская Сучкова-Харламова». Приемные экзамены начнутся 7 августа.


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также