Журнал

ИМЕЙ СТАТУС

Вероника БелоцерковскаяО статусе… Мне кажется, что в российских реалиях
много чего напутано. Напутано и с этим замечательным термином. Статусная должность, статусная вещь, статусное мероприятие и просто СТАТУСНЫЕ ЛЮДИ…

Меня, например, уже подташнивает. Не так давно у меня в гостях (предупреждаю: я ЛЮБЛЮ гостей) оказались приятели приятелей, прихватившие при этом своего приятеля (как я поняла приятелей). Такое случается достаточно редко, я в последнее время стала как-то более придирчива по отношению к людям, бывающим у меня дома, – наверное, возрастное… Вначале было симпатично, приятели приятелей – милые люди. Ели утку, пили хорошее вино. Речь зашла о гомосексуалистах.  Приятель приятелей приятелей, будучи нетрезв, очень агрессивно стал реагировать на мои ремарки по поводу того, что, в принципе, какая разница, главное – чтобы человек был хороший.

Сформулировано было несколько глобальных претензий ко мне:
1. Я ругаюсь матом, а он ненавидит, когда телки (!) ругаются.
2. Я оправдываю пидо…в.
3. И вообще у меня еврейская фамилия по мужу.
4. И еще раз – наш (в данном контексте ИХ) православный БОГ (!) запрещает мужеложство. А он человек невероятно верующий…
5. …и его СТАТУС не соответствует моему СТАТУСУ и не позволяет ему опуститься и честно сказать, что он обо мне, УЖАСНОЙ женщине, думает.

С возрастом я все реже и реже вступаю в дискуссии с такими персонажами – смысла не вижу, но, видимо, тут что-то по-настоящему меня разозлило. Я поняла: в человеке, сидящем напротив меня, мне было отвратительно АБСОЛЮТНО ВСЕ! И мой СТАТУС – хозяйки дома, принимающей его как гостя, жены еврея, сквернословящей, как мне кажется, к месту и не при детях, матери, девушки независимой и работающей, между прочим, тоже крещеной, и т. д. и т. п. – позволяет мне прокомментировать… Я выступила. Первым, естественным вариантом было классическое трехсловное… Но меня понесло, и я постаралась свои «идите на…» максимально аргументировать.

Как я поняла, он был крупным менеджером одной государственной компании, славящейся невероятным благосостоянием своих сотрудников (то бишь тырил денежки налогоплательщиков, и мои в том числе). Из ремарок его друзей было очевидно, что юное региональное создание, бывшее его спутницей и не сказавшее за весь вечер ни слова, но постоянно поглаживавшее свеженаграбленную крокодиловую сумку, простоявшую весь вечер у нее на коленях (вдруг сопрут), было не женой, а проживало в той же гостинице, что и жена с грудным младенцем – наследником (горячо любимым, естественно), только этажом ниже (удобно). При этом он такой ярый борец за нравственность (проще – гомофоб). Речь менеджера была лишена нецензурных вкраплений, но была невероятно убога, а то, что он был гнусным антисемитом, отдельная история. Его настольной книгой, естественно, были «Двести лет вместе» (о Бердяеве он ничего не слышал). И вообще, сейчас Великий пост, а он, такой невероятно верующий, с аппетитом порет мясо, не говоря о двух бутылках вина за полчаса. В итоге я сказала, что он вор, маргинальный антисемит, неверный муж, гомофоб, и пожалуйста, только не надо, ради бога, про христианские заповеди, лучше выпейте и закусите, а потом садитесь в свой «Феррари» и – к наследнику…
То, что мне не сломали нос, – ЧУДО! И еще я поняла, что мне не нужны СТАТУСНЫЕ друзья.







 

 

Образ жизни

Интервью с ампиром

Квартира Александра Запесоцкого, ректора Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, расположена в доме эпохи северного модерна, построенном по проекту архитектора Федора Лидваля.

Образ жизни

Группа риска

Экстремальный туризм отныне не просто модное увлечение деловой элиты, но и ее мастхэв.

Архив статей рубрики "Образ жизни"