Журнал

БОГЕМА НАХ. 37 настоящих лиц города

Ненавижу типажи!!! Русых домохозяек тридцати пяти с лишним лет (про себя я зову их Светланами...), рекламирующих кисломолочные продукты, порожденных трусостью рекламодателей и какими-то мифическими фокус-группами, пристегнутых к ним разнополых детей и дебиловатого мужа в кашемировом пуловере (м-м-м-м… «Манон» – спасибо Бегбедеру), чиновников с платиновыми Vertu – «подарком одноклассников» и то, что усиливает силу моих волос на сорок шесть процентов пятнадцать раз в течение тридцатиминутного кино, блондинок или радикальных брюнеток с омерзительными дрожащими четырехлапыми тварями со сложными названиями из четырнадцати букв – «Ну что вы, это же собачки фараонов...» (Снежаны и Анжелы), толстяка из рекламы «Толстяка», худение по гемокоду, Коэльо и Робски, Куршевель, полосатые костюмы «Бриони» с розовыми рубашками и людей в них с какими-то пищащими фигнями в ухе (мне кажется, что если ты не спер кучу денег у партнера или не грабишь нещадно, на зависть другим, недра нашей родины – автоматически превращаешься в Петросяна), SMS-приглашения на распродажу «Чарльз Жордан», приходящие ночью на Сен-Барт, девушку из рекламы сока «Я» – вспоминаю сразу Петю Лестермана, серфингистомотоциклистосноубордистов, фразу «Вчера была в “Гинзе” – были все...», слово «вкусно» – применительно не к еде, книгу Ксении Собчак «Стильные штучки», себя за блонд-биркин-бентли.
Обожаю старушек на Невском, чьи норковые шляпки вскормили не одно поколение моли, Юру Рыдника, позвонившего рано утром и сообщившего, что на въезде в город он объявил себя царем, поэта Орлушу и его стихотворение про Анастасию Волочкову (www.litprom.ru), Пиотровского за его кашне, французского консула с вопросом «Почему все девушки из пединститутов поют нам Джо Дассена?», Холодова, который сушит ботинки феном перед выходом, потому что «так ноге приятнее», и дарит на дни рождения настоящие космические корабли, Даню с дырявым ухом из «Пробки», непостижимость грусти Алены Ахмадуллиной, Сему Голубева за то, что не женился, Лену Королеву за неповторимые кудри и сорок третий размер туфель, вечно молодого Мишу Орлова, а еще Дениса Попова, который может прислать шестнадцать SMS за ночь, Каргополова за его кипу, Коробова и Белоцерковец за их симпатичные ролевые игры, Иру Морозову за инопланетное сверкание (спасибо, что прилетели…) и Лену Бионди за очередной костюм птеродактиля, Мурадяна за отсутствие пороков и тихую улыбку людоеда, беременную Ульяну Цейтлину (теперь девчонкам будет о чем поговорить), Аркашу Теплицкого за бирюзовый пиджак и Толю Белкина с его неизменным «А давай-ка по рюмочке»…

Вероника Белоцерковская

Образ жизни

Пражская весна

Прага кажется самым безопасным городом на земле. У Аркадия Аверченко есть рассказ «Самый страшный притон Праги» – о том, что острое прикосновение опасности здесь ощутить невозможно.

Образ жизни

Цитаты из русской литературы

Юрий Рыдник принадлежит к власть имущим и наделен всеми ее атрибутами: состоянием, имперским размахом и огнедышащей харизмой.

Архив статей рубрики "Образ жизни"