Мужик, освобожденный от мифов

Женщины в попытках постичь мужскую сущность за много веков не продвинулись ни на йоту. Все так же надеются приручить их борщами и наивным хлопаньем ресниц («Ты такой умный, дорогой»). Неведенье рождает домыслы. Домыслы превращаются в мифы. Этими мифами, как общим аршином женщины измеряют каждую встречную мужскую особь. Кто не вписывается, я не виновата! Надеясь спасти сильный пол от навязанных предрассудков, наш автор Арсен Таиров собрал десять самых распространенных мифов о мужчинах и смело их развенчал.

 

Миф первый. Он умный!

Так окрылено думают о своих шефах секретарши в госучреждениях и коммерческих структурах. А как же иначе? Вид у него всегда задумчивый, к уху мобильник прирос, сам с собой разговаривает, сам себе не принадлежит, ни первого снегопада, ни качающихся волн сирени за окном не замечает…

Общаясь вот уже полвека с мужиками самых разных возрастов, национальностей, профессий и сословий, я решил-таки обнародовать свое самое секретное наблюдение: глупый это народ! Редко-редко к кому из них после пятидесяти приходит озарение, что он вовсе не пуп земли, а всего лишь волосатый пупок на колыхающемся пузе. Если такое происходит, значит, не все потеряно!

Я был знаком лишь с одним умным мужчиной в Казани. Звали его Иосиф. Он трижды женился на одной и той же женщине и трижды с ней развелся, давая понять окружающим, что все бабы одинаковы, а водку пил исключительно с утра, таким образом, обманывая похмелье, которое к нему явилось бы на рассвете, если бы он усугубил с вечера. Потом Иосиф уехал в Израиль. Прощаясь, признался мне, что тяжело ему было здесь в одиночку нести бремя «умнейшего».

Миф второй. Он сильный!

Жаль, что зачастую эта сила имеет узкую направленность – сугубо на домашних. На улице же он робок как «ботаник». Если вспыхивает конфликт, не будь рядом визгливой жены, быть ему битым. Хотя чаще всего она сама же провоцирует скандалы. Ситуацию может кардинально изменить алкоголь. Тогда суслик превращается в бабуина! Но не надолго. В Бодруме я видел, как один такой «новый татарин» полчаса прыгал на барной стойке злобным бабуином, но увидев свою жену-львицу с полицейскими-гориллами спрятался под стул сусликом.

Миф третий. Он сексуально озабоченный!

В начале восьмидесятых проживал в городе один молодой актер по имени Марик, с ним я познакомился на междусобойчике в гримерке ТЮЗа. Могу сказать наверняка, Марик был единственным в Казани Казановой! Романтическая внешность с мытыми кудрями, модный микровельветовый костюмчик, обходительные манеры и золотой ключик в штанах открывали перед ним многие спальни. Он всю свою молодость посвятил женщинам, и, кажется, ничего больше не умел делать так хорошо, как любить. Говорят, теперь старик Марк пыхтит на окраине Тель-Авива, вставляя пистолеты на бензоколонке в проезжающее авто. Марик – исключение. В основном казанских мужчин это самое интересует лишь после выпивки и то на уровне «полапать». Самые отчаянные делают свое важное дело быстренько-скоренько, как кролики (особый шик – на столе шефа). Потом, дергая молнию на брюках, голову им буравит штопором мысль – как бы незаметно смыться от дамы без этих уси-пуси?

Миф четвертый. Он страстный болельщик!

«Любите ли вы хоккей или футбол, уважаемый?» – этот вопрос я задал двадцати трем библиотекарям, двум скрипачам из филармонии и одному балеруну. «Не-на-ви-жу!» – был ответ. Современные мужчины не ходят табуном по Баумана, не гогочут у монитора в баре, захлебываясь пивной шапкой и накуривая себе дымные шляпы. Они в галдящем мегаполисе ищут уединения. Многие находят его всего в двух местах – ванной и туалете. Там они обретают себя.

Миф пятый. Он заядлый рыбак!

Таких вообще в Казани остались реликтовые экземпляры. С исчезновением рыбы исчезает и мужик с удочкой. Поход на рыбалку – это завуалированная пьянка на пленере. Отсюда вывод: все рыбаки – пьяницы! Тоже можно сказать и об охотниках. Некоторые из них доходят лишь до «уточек» в сауне.

Миф шестой. Он любит тачки!

Многие из тех, кто крепко привязан к рулю на самом деле тайно мечтают о лошади. По ночам она целует их своими мокрыми губами с хлебными крошками, и тащит французскую солому из матраца. Мужчина видит один и тот же акварельный сон, в котором лошадь ждет его на рассвете у подъезда. Вот, они вдвоём тают в тумане, как зыбкие ледяные фигурки. Золотые какашки, наваленные у «Ауди» супруги, в которые она утром обязательно вляпается, охотно расскажут ей, куда подевался муж.

Миф седьмой. Он плюет на свое здоровье!

Скорее «да», чем «нет. Собственное тело для него большая загадка, оно – избалованное животное, которое время от времени требует то смуглого поджаренного на египетском солнышке бедрышка, то кровавого бифштекса, то свежего пива жбан, то закрученного спиралью и украшенного одинокой вишенкой пирожного. Внутри мужчины под натуральной кожей происходят какие-то невидимые, но слышимые процессы. Может, какая нехорошая болезнь зарождается? Лучше об этом не знать вовсе. Он уверен, что сначала появились врачи, а уж потом – болезни! Это они их со скуки придумали.

Миф восьмой. Он не может без баб!

Опустится, мхом зарастет. Еще как может! Черта настоящего мужика – самодостаточность! Я частенько встречал безукоризненно чистые холостяцкие «норки» с нехитрой, но вкусной едой и обильной выпивкой, с выстиранными и отглаженными сорочками и чистыми носками. Здесь вольно дышалось, так как никто не ждал внезапного звонка в дверь и окрика «конвоира» в юбке: «А хто мине абещаааал?!» Мы упивались этой свободой и распевали на самодельный мотивчик гимн холостяка:

И вот я одинок, я волен! И на дороге растянусь,

Мертвецки к вечеру напьюсь, собою и судьбой доволен.

Каждый окольцованный мужик лунными ночами тоскует об утраченной свободе, о тех временах, когда он мог лететь хоть туда, хоть – подальше!

Миф девятый. Он большой охотник пожрать!

Повывелся нынче на Руси этот вид чревоугодных мужчин. Сейчас обедают свежей капустой и морковкой, политыми оливковым маслом. А в начале девяностых знавал я одного гурмана в Казани по имени Абрам, вот кто любил вкусно покушать. Во время трапезы на него сзади любопытно было посмотреть: уши на затылке ходуном ходили! Он даже рядовую яичницу делал и уминал торжественно. Вот пять деревенских яиц скворчат в шкварках на шипящей сковороде, а их покрывает снежком стружка голландского сыра и тает. Затем белые греночки ложатся по краям, а сбоку уже фырчит помидорка и «Докторская» колбаска румянится, выгибаясь. Потом всё это густо посыпается укропом и лучком. Кто теперь так будет готовить для себя самого и с такой любовью к себе? Эх, уехал Абрам, сами знаете куда.

Миф десятый. Все мужики – козлы!

Сказку эту придумали обиженные жены и любовницы. На самом деле мужское племя – это большой зоопарк, где есть павлины, попугаи, орлы, скунсы, ленивцы, верблюды, львы, медведи, бегемоты и хладнокровные гады. Приглядитесь к своему избраннику повнимательнее, в фас и профиль, и вы увидите то животное, которое вас ласкает, выпрашивая корм и ласку. А ведь еще есть коты, собаки, бараны и лошади…


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также