На волю, в пампасы!

Сегодня в нашей рубрике урбанисты отдыхают. Вектор интересов направлен в другую сторону – из муравейника мегаполиса на просторы казанских пригородов.  И сколько бы ни выдвигалось аргументов за удобство жизни в многоэтажках на оживленных проспектах, сколько б ни говорилось о романтике огней большого города, а людей все равно тянет к земле, на природу, в тишину. Генетически это в нас заложено, что поделаешь! И если раньше эту тягу горожане удовлетворяли летом на пресловутых шести сотках, то теперь все больше казанцев выбирает жизнь в собственном доме за городом  круглый год.

Разберемся, как менялись места дислокации, представления о загородном доме, каким образом выглядели коттеджные поселки на протяжении последних десятилетий, что было модным прежде и что теперь, и где предпочитают селиться казанцы, расставшись с городскими квартирами.

Марсель Искандаров

архитектор, дизайнер, старший преподаватель кафедры теории и истории архитектуры КГАСА

Нужно с самого начала определиться, что под загородной жизнью мы понимаем не просто проживание за городом территориально, а в первую очередь в собственном доме. Формально это не всегда одно и то же. Более того, у нас порой представление о способе устройства частного дома в центре города такое же, как о загородном».

Взять так называемый «поселок нефтяников» на набережной Казанки. Он построен по принципу коттеджного поселка с микроскопической территорией участков. Тем не менее, жизнь за городом и жизнь в просто отдельном доме  – суть разные вещи. Смешение  этих понятий – признак нашего времени.

История загородной жизни в советское время по большей части сводилась к сельскому типу жизни. Даже когда частники застраивали поселки, по сути это было продолжение деревенского дома-усадьбы. Земли где-то было больше, где-то меньше, но сам тип дома оставался деревенским – чаще всего традиционный пятистенок. Был и другой опыт - дачный: пресловутые шесть соток и небольшой домик, где-то деревянный, где то кирпичный. В этих собственноручных творениях горожане, в силу скудости средств, пытались реализовать свое видение летней дачной жизни. Традиции полноценного дореволюционного проживания на лоне природы в нашем регионе утеряны полностью.

Первые коттеджи в современном понимании у нас начали строиться в девяностые годы – тогда появились в относительно свободном доступе различные стройматериалы, неограниченное количество кирпича, плиты перекрытия, а также возможность использования техники. Эти первые коттеджи были гибридом деревенского дома и дачи. Часто и внешне они были похожи: сама постановка дома по деревенско-усадебному принципу, мансардная крыша, другие элементы. Пространственный голод тесноты жилищ советского периода выразился в том, что возводились огромные, ненужные площади этих домов. Это было своеобразное переедание, что называется – дорвались. 

Очень сложно происходил процесс адаптации к жизни в этих домах. Как правило, они  были неудобны и с точки зрения проживания, и с точки зрения их обслуживания. Сегодня это особенно ясно видно: преувеличенные габариты комнат, лишние помещения, при этом отсутствие нужных для бытового комфорта. Такие планировки - следствие искаженного представления о коттедже. Мало кому на самом деле нужны бильярдные комнаты или отдельные домашние кинотеатры. Они используются лишь несколько дней в году для развлечения и приема гостей. Часто нет четкого представления о том, какой именно нужен дом и как его осваивать. Вот есть подвал, и придумываем, что бы такое в нем разместить. Сначала мучаемся и строим мансарды, видимо, от жадности. А потом не знаем, что с ними делать. Кстати, многие  проблемы от жадности - тратим большие деньги и большие усилия для того, чтобы построить ненужное. Это не частные случаи, а общероссийская тенденция.

Потом был интересный период привнесения зарубежного опыта. Хотя, честно сказать, в основном просто воровство проектов. Постепенно приходили и новые технологии. Но в основном, в девяностые  использовали технологиисоветские, мало приспособленные для индивидуального дома. От этого дома получались такие грубые, мощные,  тяжеловесные - строились из материалов, предназначенных для городских массивов и часто профессионалами, привыкшими строить крупные здания. А малая форма – это отдельная специальность. Хотя сейчас появилась другая проблема – молодой архитектор умеет строить малые здания, а на крупные перейти не может. В итоге в городских домах нет ни должной монументальности, ни солидности, ни городского масштаба.

К концу девяностых заимствования зарубежных технологий стали более распространенными – к нам пришли всякие металлочерепицы, облицовочные материалы, тот же сайдинг, утеплители, пластиковые окна, что влияло на облик наших загородных домов. Открылись большие возможности, широкий арсенал средств стал доступен архитектору и индивидуальному застройщику, что помогло качественно решить отдельные фасадные вопросы. Но первоначальный всплеск строительства коттеджей к тому моменту на время затих. Некоторые коттеджныепоселки многие годы стояли в запустении, потому что не хватало ни сил, ни средств все это достроить, обеспечить инфраструктурой – дорогами, газом, электричеством.

Вторая тенденция, которая  тоже идет с начала 1990-х – строительство из дерева. В основном с использованием срубов, что психологически вполне объяснимо – это прямая трансляция представлений о чем-то уютном из детства: «бабушкин деревенский дом, в котором пахнет деревом». Ностальгические ноты ложились в современное строительство. Архитекторам было сложно работать, потому что это не профессиональная архитектура. Построить в дереве крупногабаритное здание - отдельная задача, она не решается просто геометрическим увеличением небольшого сельского дома, условно говоря, вдвое или втрое. И поэтому среди деревянных домов много грузных и нелепых. Понимание особенностей такой архитектуры приходило постепенно, с опытом. Но и здесь, замечу, люди поддавались некоей моде: все так строят, и я тоже построю, хотя и не понятно, нужен мне деревянный дом или нет.

Затем появились дома, соединяющие эстетику традиционных материалов и современные технологии - в частности, сборные дома. Многие вопросы эксплуатации в таких домах были сняты, потому что деревянный дом - это своя конструкция, сложно сочетающаяся с монолитными конструкциями. Дерево, условно говоря, живой материал, а камень - неизменяемый, отсюда щели и другие конструкционные проблемы. 

Интересная наша особенность – особое представление о наборе построек на участке, которая выделяет нас на общеевропейском фоне. Например, так называемый банный комплекс и входящий в него состав помещений, конечно же, не характерен для европейских домов. Что туда входит? Как правило, помимо самого помещения бани - комната для отдыха и дружеских посиделок. Если клиент состоятельный, то комплекс начинает разрастаться, включает в себя и бассейн, и отдельную столовую-кухню, спортзал и так далее. Получается некий филиал основного дома. Соответственно, возникает иная организация участка. Приходится учитывать, что на нем не одно здание, а два. Хорошо, когда участок большой, а когда маленький, эти здания начинают практически срастаться между собой. Архитекторы по-разному к этому относятся. Кто-то критически осмысливает задачу и в итоге видит некий ресурс для обогащения пространственной композиции. А кто-то формально располагает постройки рядом.

 Одна из недавних тенденций – обращение к профессиональным проектировщикам. Если на первых порах приглашение архитектора считалось необязательным, как бы блажью заказчика, то сейчас специалистов привлекают чаще. Как правило, заказчики – люди, строящие уже не первый дом. Причем обращаются либо для решения чисто творческих задач - то есть создания образа дома, либо еще и для проработки планировки. Дальше заказчик начинает реализовывать проект сам. А архитектор уже становится прорабом. Если случай удачный и заказчик не находится в конфронтации с архитектором – соавторство получается и дает хороший результат. Но гораздо чаще покупаются или просто воруются готовые проекты из журналов, совместно с прорабом вносятся «бесценные» улучшения и потом приглашенный дизайнер-архитектор интерьеров пытается сделать эту «сборную солянку» пригодной для жизни. Скупой платит дважды, а то и трижды.

На всем протяжении новейшей истории загородного строительства  в Казани были примеры уникальных домов, стоявших особняком на фоне общей практики: либо современные необычной стилистики или, наоборот, основанные на доскональном следовании исторической традиции. Такие здания становились и источником инновации – какой-то необычный дом, удачный с точки зрения эстетики и эксплуатации, вызывал желание его повторить. Они служили образцами для подражания. А многократное подражание рождает традицию.  Как правило, инициаторами таких проектов были заказчики. Не будь они новаторами, построили бы как все. Архитекторам же следует не обижаться, что их повторяют, а радоваться – значит, творчество оценено, коль скоро переходит в массовую тенденцию.

У нас раньше не представляли, что можно построить загородный дом, который выглядит совершенно как особняк позапрошлого века. Конечно, стремление что-то там приукрасить и декор прилепить почти всегда присутствует. Чаще это делается без архитектора, и выглядит наивно. Есть и архитектура с плоскими кровлями, большой площадью остекления, что раньше вообще не ассоциировалось с загородным домом. Такие тоже часто порождают повторы и, адаптируясь к реальности, последние лет пять переходят в тенденцию.

Самая последняя по времени тенденция - реконструкция первых загородных коттеджей девяностых годов. Иногда с полной перестройкой - и внешней, и внутренней. Отсюда происходит изменение облика уже сложившихся поселков. Теперь уже осмысленно меняется и планировочное решение, внутренняя структура дома, на этот раз действительно обеспечивающая комфорт. В коттедже присутствуют не просто большие площади, а рациональный набор помещений, включающий подсобные, хозяйственные, гардеробные, входную группу. Это уже не квартира увеличенных размеров. Меняются и фасады. Сейчас достаточно много технологий и квалифицированных рабочих кадров, которые могут реализовывать эти решения. И, конечно, совершенно на новом уровне идет ландшафтноеосвоение участка. Благоустройство и озеленение – обязательная программа. Люди более или менее определились с тем, как им строиться и жить. Больше нет раболепного преклонения перед всем, что приходит из-за границы. Владельцы уже критично адаптируют «красивые картинки» и перекладывают их на свои представления и потребности.

Мода в загородном строительстве сегодня распространяется в основном на образ дома. Есть представление, как должен выглядеть солидный, престижный дом. Он может быть выполнен из кирпича, но в большинстве случаев - из бруса с присутствием натурального камня. К сожалению, набор эстетических приемов и возможностей при работе с деревянными домами крайне ограничен. При всем желании выделиться все дома напоминают друг друга. Деревянные дома не предназначены для того, чтобы быть большими. Сделать композицию для большого здания из дерева нелегко. Задача чрезвычайно сложна и в проектировании, и в строительстве, и в эксплуатации.

Образцы «модности» и «престижности» скрыты от глаз многометровыми заборами. Если их преодолеть, то мы увидим определенный набор приемов и выразительных средств.  Среди них – панорамное остекление. Крупные окна вдруг стали признаком дорогого тире престижного жилья. Также отметим облицовку натуральными материалами, в том числе зарубежнымклинкерным кирпичом. Это не наши скучные, геометрически выверенные, а дорогие, имитирующие старинные. Добавим использование дерева – крашеного или термообработанного – в облицовке фасадов или изготовлении декоративных деталей. Однозначно и давно атрибутом престижности является мягкая черепичная кровля. Черепица натуральная или медная у нас в широкую практику так и не вошли. 

Большинство наших состоятельных граждан свое представление об устройстве жизни в сельской местности транслируют и на настоящее. Ведь любой загородный дом – это реализация личных представлений о том, как должна быть устроена жизнь. Если в городе мы хотим или не хотим, но со многими вещами миримся, воспринимаем  их как данность,  то на своем участке каждый сам себе голова. Соответственно, диктует и с той или иной степенью «попадания» реализует на своем участке.

Хозяева дорогих построек могут позволить в своих домах что угодно, и любые технологии «прогнуть» под свои фантазии. Пусть дорого, пусть неудобно – но так хочу и так сделаю. Но появились новые материалы и технологии, которые позволяют решать мечту о собственном доме семьям с невысокими доходами. В городе они не могут обеспечить себе в квартирах тот метраж и комфорт, который есть в загородном доме. Это изменение произошло совсем недавно. Здесь задача архитекторов сложнее и важнее с социальной точки зрения. Не «красоту» и прихоти для развлечения проектировать на загородном участке, а действительно с помощью архитектурных решений помочь людям жить комфортно, иметь большую семью.


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме