«Дон Жуан»: во-первых, это красиво

Качаловский театр выпустил первый за долгие годы спектакль, режиссером которого выступил не  худрук Александр Славутский, а приглашенный режиссер. «Дон Жуана» поставил лауреат «Золотой маски», Григорий Дитятковский (Санкт-Петербург).

Но в случае с «Дон Жуаном» удивительно не это. А то, что постановка кажется сделанной Григорием Дитятковским через голову Александра Яковлевича: она практически не отличается от других спектаклей театра имени Качалова. Это становится ясно с первых минут, когда сцена стремительно наполняется актерами, массовкой, декорациями и начинается привычное суетливое хождение по сцене. Режиссер работает широкой кистью и использует целую обойму эффектных сценических приемов. Это и тени, и огромные клубы дыма, и игра со светом, и трансформирующиеся декорации, при помощи которых создаются глянцевые барочные мистерии.

Всему этому вторит Илья Славутский в роли «неверующего ни в Бога, ни в Дьявола» сердцееда Дон Жуана. Несмотря на то, что лицедейство является главным мотивом спектакля, актер проносит роль на грани фарса. Это сложно оправдать поставленной задачей, если только не допустить, что задача была сыграть «плохого актера», который в мистическом исступлении заламывает руки и разговаривает с особым придыханием. То же в разной степени касается и других исполнителей, за исключением, пожалуй, Марата Голубева в роли слуги Дон Жуана, Сганареля, на диалогах с которым строится драматургия произведения.

Из-за этого «Дон Жуан» превращается в дидактическую площадную комедию. Благо материал, изобилующий переодеваниями, притворством и шутовством, позволяет с успехом выделить ситкомовские гэги из каждой ситуации. За дидактику же отвечает регулярно появляющийся монолог-мораль,  произносимый лицом в зал. Периодически Дон Жуан со сцены изобличает зал в лицемерии и наносной добропорядочности, пытаясь обвинить современное общество в бездуховности. Взрослое поколение зрителей утвердительно кивает.

Но из-за народной трактовки из постановки исчезла противоречивость эпохи барокко, его динамическая нестабильность и ощущение второго дна. Люди носят маски, «весь мир театр» — это привычные тезисы, характеризующие эпоху. Но у театра есть кулисы, под маской всегда что-то скрыто. Именно ощущение того, что скрывается за внешней пышностью жизни, делают великими произведения Мольера. В постановке создатели увлекаются комедийным «миром существующим», а не скрываемым, хотя и есть попытка показать, что где-то совсем рядом стоит главный арбитр — Смерть. Но к началу четвертого часа все становится неважно. К радости женской половины зала Дон Жуан низвергнут в преисподнюю, а Сганарель произносит очередную пафосную речь. Зрители хлопают, несут цветы и спешно занимают очередь в гардероб.

7 мая

Начало в 18:00 в театре им. В.Качалова на Баумана, 48.

Стоимость билетов 350-450 рублей.

 

Алмаз Загрутдинов

Фото Юлия Калинина


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме