Лаборатория «Город Арт-подготовка»: репетиции

Шесть швейцарских и российских режиссеров, шесть разных площадок и шесть эскизных спектаклей - лаборатория «Город Арт-подготовка» работает для казанских зрителей в возрасте от четырех лет и до бесконечности. Так как основное по протяженности действие лаборатории - это репетиции, то именно с них мы подготовили наш фоторепортаж.

«Поиграй со мной!»

Режиссер - Екатерина Гороховская. Место - детский центр «Глобус»

Недетская драма для детей - это скучающий принц, который в начале спектакля не знает с кем играть, а в конце узнает цену смерти. И роли под стать: морские волны, быстрый ручей, медленная черепаха, каменный воин, прекрасная Смерть, трогательная белая птица. Как сделать крылья из бумаги, чтобы догнать того, кого догнать невозможно и извиниться, когда уже слишком поздно?

Режиссер сидит на полу - так на спектакле будут сидеть зрители от четырех лет. «Мама, а что это?», «Мама, я хочу писать», - так Екатерина Гороховская готовит своих актеров к спектаклю. А на ковре перед ней создается насквозь условный мир, в котором, тем не менее, нет места недомолвкам и неискренности.

«Хармс. Водевиль в 24 действиях»

Режиссер - Катарина Кромм (Швейцария). Место - ТЮЗ

В зале полная тишина. На сцене - грехопадение. Все серьезно - даже воздушные шарики в виде животных, шаги в танце, пианино и гитара, туфли в коробке из под печенья за кулисами и те серьезны. Все в благоговейной тишине. Актеры берут с пианино листки бумаги - на самом деле это текст, который они не могут запомнить, но кажется, это ноты и сейчас начнется духовное песнопение. Аккордеон до поры лежит на сцене, композитор - Радик Салимов сидит в зале. Хармс в данный момент до тишины серьезен. 

Разбор сцены: режиссер Катарина Кромм сидит в окружении кресельных чехлов, переводчика и Лукаса Штуки - художника из Швейцарии. Нелегко объяснить минимализм и глубину одновременно, поэтому все нервно и забавно одновременно. В разгар обсуждения приходит неожиданное известие -  завтра сцена понадобится министру культуры для встречи с коллективом, поэтому все актеры,  задействованные в Хармсе, понадобятся для другой драмы.

«Чехов. Под музыку»

Режиссер - Радион Букаев. Место - Учебный театр

На сцене: «мама», злорадствующий «рой» женщин, нерадивый сын и скучающие исполнители оркестра. В зале - фееричный Радион. Хотя почему только в зале? Режиссер регулярно вскакивает на сцену и сам показывает, что нужно сделать: сам прогонит со сцены, сам вернет, станцует и прогалопирует, попутно отпуская шуточки в адрес фотографа.

Незадействованные актеры обязаны садиться в первый ряд - по правую и левую руку от режиссера. Желательно со всем соглашаться и восхищаться - дабы мотивировать всю труппу на подвиги.

А в это время «мама» слетает с катушек и прогоняет «превосходящие силы противника». И тут остается самое сложное - уговорить единственного мужчину в доме пороть ее сына, так как у самой рука не поднимается. А, как известно, сыновей нужно вовремя пороть. Репетиция лобзания рук, а заодно и ног будущего благодетеля, проходит в дружеской и кокетливой обстановке. А вот оживляются томимые ничегонеделанием музыканты, так как  верхом выезжает «злой мальчик»: держитесь все - будет жарко и много галопа. Каждая репетиция сама превращается в чеховскую комедию, когда игра и правда неотделимы друг от друга.

«В одиночестве хлопковых полей» Бернар-Мари Кольтес

Режиссер - Карим Бел Касем. Место - двор творческой лаборатории «Угол»

Перед зрителями следующие типажи: дилер, Красная Шапочка, сирены, девушка легкого поведения, девушка из буржуазной семьи и неудачник. Все меняется в процессе подготовки: философский подтекст этих типажей для зрителя, текст - для актеров, общий процесс - для режиссера.

Изначально планировался другой текст и другое место. Поменяли не только пьесу, но и все правила игры. Текст актерам читают по телефону, а они уже импровизируют с ним на месте. Все изменчиво и неотшлифованно - как кучи щебня и кирпича, в окружении которых придется играть актерам. Изначально репетиции шли в помещении, спектакль пройдет во дворе. И теперь основная молитва актерского состава - лишь бы не было дождя, так как все актрисы одеты очень легко. Даже фотосъемка «на сцене» после холодного ливня превращается почти в подвиг.

Диалоги ведутся почти в четырехмерном пространстве - мы видим двоих, но на самом деле участников четыре - еще двое сидят на телефонах. Всех четверых одновременно не слышит никто, включая режиссера.

В такой ситуации, чтобы играть и воспринимать пьесу, ничего не остается, как просто наслаждаться ситуацией как таковой.

«Вне закона - адаптация» по киносценарию Джима Джармуша

Режиссер - Мириам Вальтер (Швейцария). Место - Татарский академический театр имени Галиаскара Камала

Криминальную комедию американского сценариста на театральной казанской сцене воплощают известные актеры театра им. Камала. Сценарий Джармуша специально для лаборатории перевел на татарский язык Рузаль Мухаметшин. Может быть, из-за этого кажется, что написано не про Новый Орлеан, а  про наши реалии. Суровая тюремная драма перетекает в комедию и обратно: троица в робах ползет на побег, по сцене волочат окровавленное тело, режиссер Мириам Вальтер примеряет на себе все - стулья, воду и ситуации.

«История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте» по пьесе Матея Вишнека

Режиссер -  Юлия Ауг. Место - Казанское художественное училище имени Николая Фешина

Эскиз требует изменений. Поэтому на  лаборатории в процессе трансформируется все. Первый раз я прихожу на репетицию, когда создают костюмы, но я не могу рассказывать об этом и снимать - это сюрприз. Второй раз - когда решают как изменят декорации: обшарпанные стены под крышей художественного училища затянули черной тканью, но от этого сузилось пространство, а значит - надо переделывать.

Ветер из окна гуляет между кроватью, ящиком с яблоками, помытой для режиссера черешней и ударной установкой. Мы все ждем, когда придут актеры - Роман Ерыгин и Диана Сафарова потерялись где-то между обедом и аптекой. Аптека действительно не помешала бы - через 20 минут после начала репетиции Диана порезала палец. Руку перевязывают, репетиция идет дальше, но палец не хочет сдаваться и кровь капает на затянутый целлофаном пол..

А эскиз спектакля продолжает вырисовываться  - о том что такое ночи на спор, как правильно сказать «а» и как девять ночей становятся девятью жизнями.

Юлия Калинина


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме