ТЮЗ и «Живой город»: «Мы говорим об одном, нам не нужно объясняться друг с другом»

С приходом в ТЮЗ главного режиссера Туфана Имамутдинова театр начал активно развивать сотрудничество с другими культурными центрами Казани. Уже известно о работе со «Сменой». А теперь в число соратников ТЮЗа официально вошел фонд поддержки современного искусства «Живой город».

Фонд, в частности, проводил, лабораторию по поддержке театров малых городов России в Свияжске, ретроспективу фильмов Александра Сокурова и Йоса Стеллинга, гастроли «Театр.doc», молодежную театральную лабораторию «Город АРТ-подготовка». С ТЮЗом у него также запланировано несколько крупных проектов.

Туфан Имамутдинов

Давайте для начала напомним, что вы будете делать со «Сменой».

Туфан Имамутдинов: Мы делаем русско-немецкий проект с 1 по 9 мая. Это спектакль «Война глазами детей. Фрагменты» с немецкими и русскими актерами, по пьесе Рут Винекен, на основе документальных воспоминаний детей и подростков. «Смена» параллельно делает проект «Война искусства», когда лекторы из Москвы, других городов России будут рассказывать, как война повлияла на литературу, искусство. То есть люди сначала слушают лекцию, а вечером идут на спектакль.

Осенью в Казань с нашей подачи приедет немецкий критик, драматург, он привезет пять видео спектаклей на основе русской литературы и пять - на основе немецкой. Будут показы и обсуждение. Немецкий театр очень популярен, он постоянно экспериментирует, у него множество направлений в режиссуре, актерском существовании.

Труппу будете декларативно отправлять на обсуждения?

Имамутдинов: Вообще, не без этого. Надо заниматься ликбезом. Потому что, к сожалению, очень едко удается посмотреть в хорошем качестве спектакли. А приезды трупп из-за рубежа – это у нас совсем не развито.

Инна Яркова

Как ТЮЗ и фонд нашли друг друга?

Инна Яркова, соучредитель фонда: В городе достаточно мало концентрирующих культуру сил, которые занимаются чем-то в одном направлении, смотрят в одну сторону. И когда появился Туфан, стало очевидно, что нужно знакомиться и консолидироваться. Смешно: я сижу, рассуждаю, что надо пойти в театр, и через два часа звонят оттуда и приглашает. Это было в конце декабря, сразу после назначения. Инициатива исходила от двух сторон.

Диана Сафарова, соучредитель фонда: Нам не требовалось друг друга искать. Мы просто пришли и познакомились.

В чем взаимовыгодность сотрудничества?

Имамутдинов: Когда «Живой город» делает какие-то проекты, они, к сожалению, не являются долгоиграющими. Нет площадки, труппы. А мы являемся площадкой, где можно это играть. Если показывать спектакли один-пять раз – от этого мало эффекта.

Яркова: Я с тобой не совсем согласна. На одном совещании подняли вопрос: вот, зачем выделять деньги на то, что посмотрели и забыли. Я считаю, что бывают произведения, которые можно смотреть годами, но толку от них нет. А можно сделать одну акцию, как Марина Абрамович, и она поменяет сознание людей, даст толчок. Запускаешь механизм, а потом идет рефлексия. Я читаю, что мы делаем подобное. Вопрос долгосрочности – он на втором месте. Но, к примеру, у нас были три работы на лаборатории в Свияжске. Одна из них, благодаря Туфану, возможно, станет репертуарным спектаклем.

Имамутдинов: Мы помогаем в плане основательности, в плане мышления в одном направлении. Мы говорим об одном, нам не нужно объясняться друг с другом. Но и разность мнений нам важна. Одна из целей лаборатории в Свияжске - поменять мышление. Одним показом для избранных людей этого не добиться, надо доносить идеи до простого зрителя, чтобы он понял, что есть другие пути. И тут нужна стабильность.

Диана Сафарова

А до этого актеры из ТЮЗа участвовали в проектах фонда?

Яркова: Да. Но до прихода Туфана взаимодействие происходило с одобрения, но без поддержки театра, благодаря инициативе актеров. Сейчас ТЮЗ в этом заинтересован, как труппа.

Но у него теперь особое положение?

Сафарова: В том смысле, что он, единственный, кроме качаловского, русский драматический театр в Казани.

Яркова: Мы продолжаем работать с театром, который нас всегда поддерживает – с камаловским театром. Это для нас большая честь. Но мы все - самостоятельные структуры. Которые взаимодействуют. Мы работаем вместе.

Расскажите, как проекты у вас будут с ТЮЗом.

Имамутдинов: Первый связан с швейцарским фондом «Про Гельвеция». Приедут три швейцарских и три русских режиссера.

Яркова: Мы второй год проводим лабораторию «Город АРТ-подготовка», и в прошлом году у нас была задействована труппа одного театра. В этом – два. Будет шесть эскизов спектаклей. Раньше мы раньше ориентировались на нетеатральные площадки. А теперь хотим поменять ориентацию, будут задействованы сами театры, ТЮЗ и камаловский. Процесс начнется в начале июня. Будет большая предварительная подготовка. Если режиссеры просто приезжают, то возникает суматоха. Поэтому мы серьезно готовимся, чтобы режиссеры знали где, с кем, с каким материалом, в каком пространстве они работают. У них будет 6-10 дней на работу.

Есть ли другие проекты?

Яркова: В августе мы хотим с двумя театрами сделать проект «Классная драма». Это направление зародилось в Германии, теперь популярно и в России. Я считаю, что для меня это дело чести. Это театральный социальный проект, когда группа детей сложного подросткового возраста пишет пьесы, с помощью профессионального драматурга, который помогает им сформулировать мысли. Пьесы - по 5-7 минут. И потом профессиональные режиссеры делают пьесы-альманахи. Это важно с социальной и театральной точки зрения. Я участвовала в подобном проекте, и это удивительно, что обычного человека рождается больше интересных, неправильных, хоть порой и некрасиво сложенных идей и мыслей, чем у драматурга. Мне хотелось бы, чтобы это вошло в практику. Можно взаимодействовать с любой группой, со школьниками, людьми с ограниченными возможностями, заключенными, пожилыми.

Театральная лаборатория «Город-арт-подготовка», май 2014 года, эскиз спектакля "Малые деньги" ("Всего ничего) Сиркку Пелтола. Режиссер Антон Маликов. В эскизе заняты актеры ТЮЗа. Фото - Рамис Назмиев.

Сафарова: Надо сказать, что мы хотели бы иметь свою площадку. И мы надеемся, что в скором времени появится пространство, где мы будем воплощать свои идеи (речь идет о лаборатории «Угол» - Р,К.).

Яркова: Театр не может развиваться, если художник не отражает реальность. А если художник новыми средствами доносит истину, взаимодействует с аудиторией актуальными методами - это современный театр.

Сафарова: Скажем, меняются средства связи. Письма, электронная почта, телефоны, пейджеры - что из этого классическое? Если мир идет вперед, а театр остается на месте - он не будет интересен.

Радиф Кашапов


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме