Тина КУЗНЕЦОВА

После шоу «Голос» ее музыкальная жизнь насыщена событиями: съемки клипа на песню «Ваня» в Таиланде и России, клубные выступления и, наконец, турне по стране и первый сольный концерт в родной Казани.

Вы пришли в музыку «благодаря» или «вопреки»? Кто или что повлияло на выбор?

Благодаря. Моя мама преподаватель фортепиано. Я не просто росла в музыкальной атмосфере – когда мама была мной беременна, она много играла. Но, как мы предполагаем, дар мне достался от дедушки Бориса Ивановича, инженера-изобретателя и необыкновенно инициативного человека. Он сам выучился игре на фортепиано, блестяще исполнял вальсы Штрауса. От него и фортепианная техника: я довольно быстро разыгрываюсь и прихожу в техническую форму. Даже сейчас, когда занимаюсь уже другими делами, в том числе сочинительством, и техника мне особо не нужна.  Но когда училась в школе и в музыкальном училище, меня это спасало.

В какой школе учились, в специализированной?

Мы жили в довольно неказистом «спальнике» на улице Кул Гали, это десятый микрорайон на Горках. И училась в самой обычной среднестатистической школе номер 68. Родители уже определились, что я буду в музыке, и мы не делали особый упор на общеобразовательные предметы. К тому же они мне не очень давались. Папа с мамой какое-то время огорчались, а потом поняли: боже, у них такой талантливый ребенок, так не надо уже его мучить науками. Хотя папа у меня по образованию физик-математик, шестнадцатилетним мальчиком из Юхмачей Алькеевского района самостоятельно поступил в Московский физтех, учился у Ландау, занимался квантовой физикой.Но школа научила меня выживать в современном обществе.

В каком возрасте у вас проявились музыкальные способности?

Мама рассказывала, что когда меня в четыре года поставили на табуретку и попросили спеть, ее подруга сразу сказала: слушай, да у тебя дочка певица! Хотя до какого-то времени это особо не проявлялось. Но потом, видимо, нутро попросило – начала ставить пластинки и перепевать какие-то песни, в основном привлекала западная попса: Мадонна, Майкл Джексон, Сьюзан Вега. Потом были баллады типа Хьюстон, серьезный рок. Затем музыкальное училище и выбор профессии на всю жизнь. 

Когда переехали в Москву, не было ощущения одиночества в большом городе?

«Сирота казанская»? Нет, я жила у родственников. Но в любом случае, думаю, что не пропала бы. Еще подростком была довольно свободолюбивой, могла лет в пятнадцать не ночевать дома, оставаться у друзей-подружек. Но ничего аморального, во все тяжкие не пускалась – «тормоз» в голове не давал. Кроме родственников, в Москве были друзья. Нашла земляка, прекрасного пианиста Рината Гатауллина, мы с ним пошли вверх по джазовой карьерной лестнице. На престижнейшем конкурсе «Синяя птица» в номинации  джазовая певица я выиграла Гран-при. Там меня услышали Юрий Саульский, Игорь Бриль. Благодаря Саульскому поступила в музыкальное училище, которое имело весьма коммерческое начало, туда невозможно было пробиться. А очень хотелось, потому что там – настоящая движуха и музыкальная тусовка.

Как попали на «Голос»? Говорят, на первом шоу пели на бэк-вокале.

Это правда, меня пригласил Дима Билан, мой хороший друг - помочь спеть красиво его девочке, Маргарите Пазоян. С удовольствием согласилась. Тогда я не стремилась в конкурсантки: был страх – вдруг ко мне не повернутся, для меня это будет удар. И в то же время понимала: это очень хороший шанс быть услышанной и увиденной.

Кто подбирал вам репертуар на «Голосе»?

У меня была прекрасная наставница Пелагея, работающая вместе со своей мамой Светланой Хановой. Теперь они для меня уже навсегда близкие друзья. То, что я пела – их выбор. Но был и невероятный подарок – возможность исполнить собственную песню «Ваня». Таких прецедентов на «Голосе» пока не было. А мне разрешили. Конечно же, после многих комиссий, - и Аксюта слушал, и Эрнст. Мы уже сняли на «Ваню»  клип, скоро будет следующий: народная песня, танцевальная, с уникальной аранжировкой и продвинутая с точки зрения клубной культуры. Вообще, мой муж и продюсер Юрий Усачев считается пионером электронной музыки в России. К сожалению, его знают только по группе «Гости из будущего». Я полюбила ее, когда мы уже с Юрой познакомилась.

А почему вас к фольклору потянуло?

Когда серьезно занималась джазом, хотелось чего-то большего. Я понимала, что это элитарная музыка для узкого круга, и вряд ли джазовая баллада прямо уж согреет нашего соотечественника. А фольклор - там такие коды, формулы мистические, духовная сила, красивейшая, мощнейшая музыка.

Дине Гариповой и Эльмире Калимуллиной за победу в «Голосе» дали звание заслуженных артисток республики и подарили по квартире. А вас как-то отметили?

Мне об этом ничего не известно. Что-то никто не звонит, не сообщает.

В 2005 году Тина Кузнецова и певица, исполнительница русского фольклора Алена Романова создали проект «Zventa Sventana», саунд-продюсером которого стал Юрий Усачев. Материал, ставший основой альбома «Zventa Sventana» - песни, собранные во время этнографической экспедиции Тины и Алены по нескольким областям России. Оригинальная аранжировка сделана Тиной и Юрием Усачевым с использованием исконно русских народных инструментов и современных: струнных, фортепиано, саксофона.В проекте приняли участие джазовые, эстрадные музыканты, «электронщики» и ди-джеи.

 

Текст: Татьяна Лескова


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме