On-The-Go: «Мы привыкли говорить в каждом интервью, что самая горячая публика - в Казани»

14 февраля в China-Town-Cafe выступает московская группа On-The-Go. Вокалист Юрий Макарычев рассказал, как прошел их первый зарубежный тур,  что такое пересменка между альбомами и каково играть на разогреве у Стромая.

Что у вас сейчас происходит?

Пересменка между альбомами. Это спад в концертной деятельности и поиск одновременно. когда мы пытаемся нащупать новую энергию, то, как будет теперь все звучать и выглядеть. Есть уже и треки, и какие-то демки, и мы собираем концепцию, как хотим это видеть в плане звука, в плане записи. Таковы наши далеко идущие планы на 2015 год. Конечно, мы ничего на листочке не пишем про настроения или то, как это должно быть по динамике. Все пишется, как пишется. И ты на эмоциональном уровне улавливаешь, что, вот, этого достаточно, чтобы стать основой песни.

Предыдущий альбом «Young Hearts» вы писали дома.

У нас достаточно хорошо оборудована домашняя студия, чтобы там выдавать материал, приближенный к чистовым версиям. И опыт позволял работать подуктивно и в домашних условиях. Барабаны мы писали по-разному, там и драм-машины, и плагины, и перкуссия, мы себя в этом не ограничивали.

Так работается проще?

Эмоционально - проще. Ты себя не особо не запираешь в какие-то рамки. В студии на тебя оказывается какое-то давление. А когда у тебя есть свобода, своя инфраструктура, которая позволяет тебе все самому, ты просто нажимаешь на кнопку записи, когда готов. Кому-то это все мешает. Нам помогает, мы стараемся всегда уловить неуловимое. Вообще, последний альбом Джеймса Блейка, к примеру, сделан дома, насколькоя знаю. Не думаю, что сейчас то, где песни делаются, действительно важно. Главное, чтобы все звучало хорошо. Порой даже нужно, чтобы это звучало так, словно сыграно и спето на кухне.

У Bon Iver первый диск чуть ли не на диктофон записан, а разошелся, прославил группу. Это все второстепенно, главное - чтобы песни вызывали сильные эмоции.

В конце осени у вас случился первый европейский тур. Как он складывался?

Были даты, которые нам сделали букеры, что-то заслуга нашего менеджмента, что-то позже нарулилось само и даже благодаря инициативе наших слушателей. Мы соотнесли наши возможности, логистику, и решили, что ехать нужно. Часть пути проехали на микроавтобусе, была пара перелетов. Итого получилось шесть дат.

Это была проверка почвы, веселье?

Все вместе. И денег тоже заработали. Для первого раза, к нашему удивлению, все прошло лучше, чем мы планировали, что нас очень воодушевило. Первый тур, безусловно, вещь сложная, второй, надеемся, будет проще. Все - постепенно. Физическое присутствие в Европе важно. О тебе не будут говорить, если ты не будешь о себе заявлять. В конце марта у нас новый выезд, он отличается по запланированному маршруту от предыдущего, а начинаем мы с шоукейс-фестиваля Tallinn Music Week.

И каково это - вновь играть для небольшой аудитории?

Если с головой дружишь, то ты понимаешь, как все, в этом случае, работает. Меня поразила энергетика людей в некоторых европейских городах, она немножко другая. У русского слушателя менталитет другой. И тут ты чувствуешь, что люди росли в ином климате, с иным культурным бэкграундом.

Первый концерт был в Риге. Кто вам пришел? Русские?

Там было много разных людей. Концерт очень жарко прошел, эмоционально, и уже на первом концерте я почувствовал, что тур стоит того, и все в итоге сработает в плюс. До поездки мы переживали, не понимали, как это будет, хоть и делали какие-то предварительные оценки по поводу того, сколько мы соберем и кого ждем на наших концертах. Да, в Риге, по сравнению с остальными городами, было больше всего русскоязычных. Но, в общем-то, к нам подходили пообщаться люди — и обращались и на английском, было много латышей.

А были города, где вы, условно говоря, не особо были нужны?

К примеру, в Лилле у нас была ситуация, когда аудитория пришла несколько неподготовленная. Но вторая половина концерта прошла очень даже хорошо, то есть мы успели заинтересовать слушателя. Очень было забавно наблюдать там абсолютно разношерстную публику.

Кроме того, вы играли на некоем киевском Love Parade.

Это была новогодняя вечеринка. На чем-то похожем мы были больше года назад, еще до всех печальных событий. И также играли в Малой опере. Это энергетически сильная площадка. Помещение особенно не реставрируется, даже немного разрушается, от этого создается ощущение апокалипсиса. И мы в ночь на 1 января вышли поздравлять киевлян. Мы все - очень даже семейные люди, и привыкли быть в праздники с родными, и это был первый новогодний концерт в нашей истории. К тому же Love Parade был в формате фестиваля, играли и другие группы, диджеи.

Обычно вы разогреваете достаточно близкие вам группы - Hurts, Keane, She Wants Revenge, Patrick Wolf, Autokratz, Efterklang, The Horrors. А недавно играли перед Стромаем.

Наш букер, который нам делал часть европейского тура, связан с менеджментом Стромая, он тоже бельгиец. Стромаю показали наши видео, видимо, по своей инициативе, и он попросил нас выступить у него на разогреве в России. У него, конечно, есть запредельно попсовые композиции, но мы спокойно к этому относимся. А в плане шоу, продакшна у него есть интересные решения, которые нам импонируют. К тому же мы впервые поработали в «Крокус Сити Холле». Опыт получился полезный.

Смотря твой Инстаграм, видишь, в основном, не вокалиста группы, а отца — очень много семейных фото.

Мне очень нравится проводить время с дочерью. Мы с Максом теперь соседи, и пишем музыку у него в пяти минутах ходьбы от моего дома. Ребенок, кстати, очень даже в курсе, чем я занимаюсь, и она уже бывала на паре оупенэйров. Плюс когда я разъезжаю, бабушка показывает ей какие-то видео (я сам пока не больно показываю). Она все понимает и даже удивляет меня. И мой Инстаграм наполнен ребенком, потому что я не стараюсь его связывать только с группой и моей профессиональной деятельностью, там много моей повседневной жизни, это своего рода дневник.

Меня поразило, что группу очень эффектно принимают в Казани.

Да, и последние два года мы привыкли говорить в каждом интервью, что самая горячая публика - в Казани. Это началось с нашей новой ветки развития, после 2010 года, переезда в Москву, смены концепции и звучания. И нам казалось тогда, что нам в Казани выдают большие авансы. Сейчас играем 14 февраля - что там произойдет, не знаю. Позапрошлый раз, кажется, или в прошлый, парень сделал предложение своей девушке прямо на сцене в перерыве между песнями, и каждый раз все переходило в какие-то новые истории. Казань в этом плане особый город. Так что мы ждем с нетерпением всего поволжского тура.

Беседовал Радиф Кашапов


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также