Митя Бурмистров: от битбоксера - к композитору

Самого видного битбоксера России теперь можно назвать самым настоящим композитором — он дал совместный концерт с оркестром La Primavera, где его песни звучали в компании с произведениями классиков.

Как эта история с оркестром у вас началась?

Я получил сообщение от пользователя «La Primavera» около полугода назад. Мы начали обсуждать варианты совместного выступления на концерте в честь их двадцатипятилетия. В итоге создали целую программу. Я даже не раздумывал: меня поразило то, что за пару дней до письма мне самому пришла идея выступить с оркестром. Раз уж звезды во вселенной так сложились, значит, было суждено. В течение полугода мы периодически напоминали друг другу с Рустемом Юнусовичем (Абязовым, создателем, художественным руководителем и дирижером оркестра - прим. автора), что у нас в ноябре выступление, и за несколько дней перед ним начались репетиции. Конечно, было много подготовительной работы. В считанные дни до концерта я доделывал песни, к ним вовсю писались партитуры; композиторы же из второго отделения (в котором звучала преимущественно классика) создали свои сочинения уже несколько столетий назад. Все работали на совесть.

То есть второе отделение — классика, а первое - будущая классика?

Эта трактовка мне по душе, но вернемся к вопросу лет через девяносто. Некоторые песни концерта я написал за две недели до выступления, беззаботно бренча на гитаре в воскресное утро. Когда позже услышал их в оркестровой аранжировке, полностью покрылся мурашками. Мы работали по простому плану: я воспроизводил свои композиции, используя подложку, гитару, токбокс, драм-машину и голос, а оркестр изысканно аккомпанировал. Ощущения были всеобъемлющими, а это самое главное.

Как прошла первая репетиция? Напряга не было?

На первой репетиции, когда музыканты только оказались перед нотами, а я перед музыкантами, мне было абсолютно неведомо, чего ожидать. Мы решили главные технические задачи со звуком (подключили мне комбик) и дальше все пошло как по маслу. Компромиссы находились легко, музыка лилась дождем, атмосфера была потрясающая: музыканты улыбались, а я как больной тряс головой в такт музыке и с важным видом бегал по залу, слушая еще непривычное единство. Оркестр играл как единый живой организм, всецело приросший к телу моих песен - простите за биологическую метафору. Иногда мы делали паузы и что есть сил аплодировали нашему музыкальному "архангелу" (как мы его ласково зовем) Ильясу Камалу, за написание гармоничных партитур для концерта и отказ от сна в течение нескольких дней.

Как пережили концерт?

За день до него был критичный момент: перед репетицией пришли телевизионщики. Я дал задорное интервью, они посмеялись и мы всячески обрадовались. Воодушевленный, я зашел в репетиционный зал, но не смог включить ноутбук. Что-то отказало. Микрофон визжит, и полчаса все летит из рук. Абязов вопрошает: а если на концерте повторится? Тут пришлось перебрать все анекдоты, которыми можно было разрядить обстановку. В итоге все прошло чудесно, и на концерте уже сам Абязов в приподнятом настроении блистал анекдотами.

Когда все закончилось, стало ясно, что барьеры между классической и современной музыкой имеют место лишь в голове слушателя, и скорее они от внутренней зажатости. Ну, и от паршивости множества современной коммерческой музыки, но это другая тема. Я думаю, мы устроили отличную музтерапию для города. Прозвучала красивая классика, увидела свет новая задорная музыка.

Вы давно говорили о дебютном альбоме. Это песни оттуда?

Да, и большинство песни исполнялось впервые. Я начал писать альбом (тогда еще неосознанно) полтора года назад, но теперь обязан дополнить его партиями оркестра. Перед окончательным сведением останется дождаться нескольких вокальных дорожек от жителей других стран. С ними я познакомился и начал писать вместе, когда ездил с туром по Америке по программе OneBeat: Blinky Bill из Кении, рэперша Toussa из Сенегала, звезда Болливуда Malabika. Также меня радует работа с Kokayi: чернокожий лысый номинант на «Грэмми», которого моя мама и многие, кто слышал его голос, зовут Оззи Озборном. Сейчас мы продолжаем обмениваться музыкальными зарисовками. Правда, это длительный процесс. Работая в разных городах, ты не можешь тотчас позвонить, встретиться и обсудить припев или партию барабанов, дело идет иначе и может растянуться на пару месяцев. Но все же вы работаете из разных точек мира. Результат оправдывает ожидания.

Где-то это будет издаваться?

В лейблах нужды я не вижу, хотя, может, не встречал достойных предложений. Мне легче просто выложить все в свободном доступе на своих каналах.

Вы никогда не боялись стать интернет-мемом?

Это угроза прошла сама собой. Когда я снял первый клип в непривычной обстановке (не на кухне и не в очках), появилось непонимание со стороны подписчиков: он что, не будет до конца жизни сидеть и имитировать ртом дабстеп?! Как так? Вернись-ка в кухню! - восклицали они. Люди боятся нового. Но угождать всем - не мое кредо и я начал двигаться в новом направлении. И вроде работает, сейчас вот в филармониях репетирую!

Летом вы записывали прохожих в уличной студии, и на ходу строил композиции. Что вам это дало?

Да, я снял видео, развлек народ. Бабушки хлопали, дети кричали в микрофон. Выпустил мини-альбом на основе материала из стрит-студий в Казани и Москве.

Что на вас сильнее влияет — статистика просмотров в Интернете или живая реакция на концертах?

И то, и другое. Интернет-статистика, комментарии и письма - приятная вещь, если твоя работа действительно кого-то затронула. Человек может не успеть сформировать свои мысли при живом общении, а в письме он спокойно (или наоборот - необычайно возбужденно) во всем тебе признается, опишет все ощущения восприятия твоего творчества. И это может здорово поднять настроение. Но ничто не сравнится с твоим потным телом, впитывающим аплодисменты после выступления. Вообще, это разные наполнители тебя энергией, и желательно пользоваться обоими.

Как выглядит ваш обычный концерт?

К счастью, мои концерты эволюционируют. Полноценных сольников в России у меня было штуки четыре. Самый первый - в устрашающем московском метал-клубе «Демократия». Я только снял первый крупный ролик, появилась группа поклонников, всэ было очень по-домашнему. Пришли и поддержали ребята из Jukebox, также московские битбокс-артисты. Было интересно, но я понял, что работать здесь нужно много. Через полтора года играл в рамках культурной Универсиады в парке у набережной. Тогда мы познакомились с прекрасным пианистом Андреем Руденко, также на сцене составил компанию кумир моего детства - чемпион мира по футбэгу Вашек Клоуда. Стало заметно интереснее. В прошлом году играл сольник в China-Town-Cafe. Очень много репетировал и экспериментировал. После был необычайно опустошён и опять поменял вектор развития. На последнем же концерте в БКЗ я получал максимальное удовольствие от процесса, потому что наконец у меня были готовые песни, с началом и концом. Оказалось все просто. До этого же все концерты были импровизацией и джэмами. Но я до сих пор не нашел идеальной формы для лайва. Периодически репетирую с группой, но плюсов больше нахожу у соло-перформанса. Хочется развить формат Live PA.

А что такое работа на корпоративе?

Мое битбокс-шоу - это десять-пятнадцать минут вокальных трюков, каверов известных песен и всяческих музицирований моей гортани и губ. Люблю во время действа резко предложить зрителю микрофон с целью его импровизации в ту же секунду. Делаю ритмы, отслеживаю реакции, весело это. Людям нравится, когда они вовлечены, мне тоже всякий раз безумно весело. Бывает, выйдешь со сцены и думаешь: «Этот мужик правда пропел «Аллах акбар?».

За рубежом все по-другому?

На концертах за границей первые десять минут я завлекаю внимание слушателя, используя лишь голос и микрофон, даю понять, что пора расслабиться и отдохнуть. Затем перехожу к инструментам и играю свою программу, там я сам себе оркестр. Играю свои песни, общаюсь. Пока это выглядит так.

Куда вы стремитесь? В Россию или на Запад?

Я думаю, это произойдет стихийно. Может, страна сама выберет. Или Россия не отпустит. Мне хотелось бы ездить. И собирать стадионы. Такие вот заоблачные перспективы.

Вы ведь начинали с хип-хопа, верно?

Да, и потом очень сложно было от него откреститься. Просто битбокс ассоциируется с хип-хопом, брейком, с кепками. На одно из первых выступлений я выходил на «Экстрим-факторе» и делал Rock Your Body Тимберлейка. Очень сложно было отбиться от клише, что можно и с рок-группой, к примеру, работать. Люди любят расставлять все по полочкам .

Как рвали путы формата?

Мне не особо и приходилось. Я много слушал драм-н-бейса, дабстепа. позиционировал себя как драм-н-бэйс-битбоксера. Ездил на фестивали в Елабугу-Челны, разогрегравал Goldie, Aphrodite, думал, что мой пик - запись с кем-то из них. Они все приехали, я всех разогрел. И все. Было затишье. Я понял, что надо что-то делать.

Как родители относятся к вашим занятиям?

Они всегда поощряли мои успехи. Когда я записывал новое видео и приглашал их на выступления, они всегда очень радовались. А я думал, раз так, буду продолжать. Это шикарно, и только благодаря этому одобрению я являюсь тем, кто я есть. Хотя предположу, что если бы мой ребенок стал вдруг издавать эти дьявольские звуки, я бы предложил ему успокоительное. Понимающее и поощрительное воспитание со стороны родителей - это напоминание мне на будущее.

У вас же и старший брат - музыкант, насколько я знаю.

Да, у него была группа «Адора». И самое интересное, что я им написал пару песен. К примеру, самую хитовую, «Ни о чем»: «Открой глаза, посмотри на себя». Написал ее в девять лет, взял термины типа «Тримутри» из словаря иностранных слов. И брат сказал, что это надо использовать. Теперь он занимается бизнесом, является собой пример идеального мужчины средних лет, правда, музыки в его жизни меньше.

И вы теперь композитор?

Ни в одной песне нет битбокса. Это хороший инструмент для затравки. Как в цирке Дю Салей шут, который бешеной энергетикой раскачивает толпу.

То есть не хочется повышать свой уровень битбокса?

Абсолютно. Мне это уже не надо. Мне хотелось быть чемпионом и так далее, потом я понял, что не надо быть самым лучшим, надо лишь уметь применять, что у тебя есть.

Вы энтернейнер или артист? Хотите и дальше играть на корпоративах?

Я думал, что мне нужно уходить от такого, что надо писать серьезную. Потом понял, что это можно совмещать. И наступили гармония и покой. Я могу выйти в Новый год, побитбоксить, а потом начать готовить программу. Там — деньги, удовольствие, а тут - душевное соитие с космосом и прочие высокопарные слова.

Почему вернулись из Москвы?

Я сам себе даже не ответил. Переехав физически, умом я остался в Казани, очень редко цепляясь за возможности большой и разной Москвы. Была возможность бегать и прыгать везде и всюду, но, в итоге, сидел дома и изучал музыкальные редакторы, писал музыку. Хотя мог бы и в Лаишево так делать, и не пришлось бы платить миллион за аренду квартиры поближе к метро. Может, хотелось попробовать взрослой жизни вдали от родных. Когда вернулся в Казань, ощутил только один минус: многие до сих пор думают, что я в Москве. «Ты сейчас в Казани?». Нет, мы же с тобой в Арканзасе разговариваем! Так и живем. Надо, что ли, в центре повесить баннер: «Ребята, я приехал! Телефон и адрес тот же».

 

Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме