Мария Леонтьева: «Сейчас у парков нет хозяина в символическом смысле»

Еще до того, как 2015-й был объявлен Годом парков и скверов, их исследованием занималась ассоциация «Парки города». О том, почему состояние общественных пространств — это лакмусовая бумажка того, как власти относятся к горожанам, в начале лета рассказала координатор Мария Леонтьева.

Как появилась ассоциация «Парки города»?

Ассоциация появилась как союз горожан, неравнодушных к развитию и планированию города. Формальным стартом проекта стала презентация в июне 2014 года результатов социологического исследования мнения жителей республики о состоянии парков и скверов. В ноябре 2013 года «Парки Города» совместно с общественно-политическим изданием «Свободная трибуна» провели опрос жителей 6 городов Татарстана на предмет востребованности парков. Результаты показали, что парки и скверы выключены из повседневной жизни горожан, утеряны практики культурного досуга в парках. Вместе с тем мы увидели, что велик потенциал участия активистов в благоустройстве и событийном наполнении парков, удалось даже выявить ядро потенциальных идеологов. В начале работы, мы не думали, что наша гражданская инициатива послужит одним из стимулов для республиканской целевой программы.

Почему власти вдруг обратили внимание на проблему общественных пространств?

Татарстан известен умением быстро и эффективно считывать ведущие тренды и активно включаться в их реализацию. С другой стороны, это выглядит логичным продолжением стратегии привлечения международных и всероссийских мероприятий, принимая которые город должен выглядеть достойно. Администрация республики известна силой и скоростью реакции и вниманием к общественной повестке. Вспомним хотя бы историю Олеси Балтусовой и кейс по сохранению исторического центра Казани.

Как до 2015 года осуществлялась работа с парками?

Состояние общественных пространств — лакмусовая бумажка того, как власти относятся к горожанам, оценивает их потребности, умственные способности и жизненные задачи. Главная проблема была в отсутствии системного подхода в проектировании парков. Например, из «Лядского сада» увезли скульптуры Ильдара Ханова. Никто не подумал, что они могут быть важны для жителей. Мы поняли, что нужно делать технические задания для архитекторов, разработать стандарт проектирования общественных пространств. Это была исследовательская задача, потому что нам самим хотелось понять, как это должно быть. В июне 2014 года пригласили руководителя и идеолога «Центра прикладной урбанистики» Святослава Мурунова, который провел семинары по методологии исследования города.

В чем заключается его метод?

Его методология основана на гуманистических ценностях, то есть, прежде всего, важны люди, их жизненные сценарии и личные истории. Город определяется тремя уровнями: социальный — это люди; культурный — эмоции, легенды, и истории; физическое пространство, куда включается самый широкий круг вопросов от граффити до экологии. Анализ первых двух уровней позволяет сконструировать ту среду, которая необходима жителям, третьего — понять какие ценности и эмоции, истории и персоналии определяют восприятие и внутренний бренд города. По этой методологии мы исследовали «Черное озеро» и «Лядской сад». Потом был проектный семинар, где на основании данных исследования две многопрофильных команды разработали техническое задание на архитектурный проект парка, организационную и бизнес-схемы работы парка.

Какая работа проводилась непосредственно с жителями города?

Пока есть два направления – пикники и экскурсии. Цель пикников – возвращение в парки культурных созидательных практик. Обычно на них работает четыре площадки – лекторий, зона с едой, мастерская арт-объектов и детская игровая. На экскурсиях горожанам рассказывали об истории и современности парков Казани.

Один из воркшопов

Как случилось, что из парков ушла культурная жизнь?

Изменилась эпоха, у людей стало больше занятости, появился интернет. Мы стали меньше гулять пешком, играть в бадминтон, танцевать и читать книги. Также изменился сам подход к организации парков. В советское время существовали нормативы, которые предусматривали необходимость в парках досуговых площадок. В «новом времени» они оказались заброшены. Сейчас у парков нет хозяина в символическом смысле. Городские службы следят за ними в силу своих скромных бюджетов. Каждый второй горожанин бывает в парке раз в год или реже, и чаще они просто гуляют по дорожкам и сидят на лавочках. Субъект, заинтересованный в системном развитии парков, готовый инвестировать время, силы или деньги не проявлен. Мы не знаем, какие у парка постоянные посетители, какие неформальные городские сообщества на его территории работают, какие события проходят, какие предприниматели хотели бы работать в парках и что они готовы для этого сделать. Также нет четкого понимания законодательства и моделей, по которым они могли бы там присутствовать. Последнее и есть вызов времени.

Как изменилась деятельность ассоциации «Парки города» после объявления Года парков и скверов?

Мы через помощника президента, Наталью Фишман, передали нынешней команде проектировщиков все наши наработки по «Черному озеру» и «Лядскому саду». С «Циферблатом» делаем проект для набережной Казанки. Для оживления территории хотим разместить интерактивные рисунки. Это разметка для игры «классики», лабиринты и прочее. Прошли обсуждения с инвесторами набережной, дизайнеры готовятся к работе. Обобщая, ко второму году работы Ассоциации стали понятны истинные мотивации, что хочется сделать каждому из участников, какие компетенции интересно развивать. Стало ясно, например, что дело не в парках, а дело в людях, в отсутствии социального субъекта, союза горожан, способного на равных участвовать в диалоге по развитию городской среды, отсутствию актуальной аналитики о жизни горожан, как и площадок для модерации диалога «горожане – бизнес – власть». Этим и планируем заниматься дальше.

Один из пикников

Чем занимается «Центр прикладной урбанистики»?

Центр Прикладной урбанистики (ЦПУ) – это сетевая общероссийская организация, объединение городских проектов и активистов в нескольких десятках городов России для синергии, обмена данными, экспертами и работающими кейсами. Руководство находится в Московской высшей школе социальных и экономических наук. Каждый ЦПУ занимается образовательными, исследовательскими, коммуникационными проектами в своем городе. Есть и общие коммерческие и некоммерческие проекты. Например, Московский ЦПУ провел второй этап исследования состояния гражданского общества по Приволжскому и Сибирскому федеральным округам, по заказу Общественной палаты РФ.

Какие результаты по поводу Казани?

Казань мы изучали в конце марта. Сейчас отчеты находятся на изучении у заказчика, а потому говорить о результатах рано. Но полтора года назад ЦПУ уже проводил комплексный анализ активности казанских сообществ в социальных сетях. Тогда выявили порядка 180 сообществ. Реально активными из них были 36. Сообщества есть, но часто они конкурируют друг с другом. Сотрудничество же осуществляется на основе личных контактов, а не исходя из какого-то общего интереса или потребности. Хотя есть примеры объединения людей на базе осознания потребности. Это то, что сейчас происходит вокруг засыпки Волги или более ранние действия активистов по защите парка «Черное озеро» от застройки.

В чем конкретно проявляется запрос горожан на удобные общественные пространства?

Опрос 2013 года показал, что треть граждан готовы принимать активное участие в мероприятиях, а 11% выразили готовность инициировать их. Запрос проявляется именно в этом — в желании проводить мероприятия в городе и участвовать в них. Также показательно желание горожан донести свое экспертное мнение до властей. К нам обратилось сообщество ландшафтных дизайнеров с вопросом о результатах «Зеленого года». Все мы видим засохшие деревья, которые массово сажались в прошлом году. Они хотят донести это до власти, поэтому обращаются через нас.

Вам не кажется, что среднестатистического горожанина проблемы больниц и детских садов интересуют больше, чем удобство парков?

Общественное сознание устроено так, что люди не начнут задумываться, если их не учить этому. Как показывают наши исследования, почти 80% горожан живут в режиме «пассажира». Их жизненный сценарий — это работа, дом, магазин. Нельзя ориентироваться на такое большинство. С другой стороны, нужно балансировать на интересах многих групп горожан и развивать не только центральные, но и локальные территории. С этой целью была создана «Карту заповедных мест», где каждый может отметить дорогие для себя территории. За первые дни на карте появилось 100 точек. Конечно же, мы все это изучим и разберем. Этот пример показывает, что нужно заниматься и локальными территориями по городу, а не только 32 парками, которые попали в программу реконструкции в рамках Года парков и скверов.

Беседовал Алмаз Загрутдинов

Фото: Юлия Калинина (1-2), Зоя Антонова (3-4)


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме