«Топонимика по-казански»: как это было

«КЗН.Собака.ru» и «Циферблат» провели в свободном пространстве на Щапова дискуссию на тему переименования улиц, в первую очередь - Эсперанто. Итог - горожане готовят два иска, комиссию по топонимике предлагается разогнать. И организовать курсы по эсперанто.

Приводим самые любопытные цитаты из дискуссии.

Напомним, что на прошлой неделе мэрия Казани переименовала улицу Эсперанто в улицу Нурсултана Назарбаева.Соответствующее решение было принято по ходатайству председателя национально-культурной автономии казахов республики Татарстан С. К. Джаксыбаева с учетом рекомендации комиссии по топонимике муниципального образования Казани. Между тем, в сети появилась петиция «Назовите в честь Нурсултана Абишевича Назарбаева новую улицу, а название Эсперанто сохраните на карте Казани!», а «прогулки» перед Домом дружбы народов в день праздника в честь переименования закончились для четверых человек автозаком.

  • Лилия Сабирова, pr-менеджер свободного пространства «Циферблат»:

    Я начну с небольшой лирической нотки. Мы сейчас все находимся в «Циферблате» на улице Щапова. Когда-то она была Старо-Горшечной, а в последнее время ее хотели назвать именем Баки Урманче, известного деятеля культуры и искусств. Но местные жители были против, им было важно сохранить название улицы, ее аутентичность. И история такова, что власти пошли навстречу, и название осталось прежним.

  • Булат Сайфуллин, житель улицы Эсперанто:

    Единственный плюс всей этой истории в том, что власти начали копошиться и что-то делать. Но все их разговоры и вопросы типа «Есть ли в вашем дворе детская площадка?» только отвлекали внимание от главного. К нам заходят в подъезды во главе с директором управляющей компании, собираются делать ремонт, которого мы с ждали 1986 года, удивляются, что текут крыши. Я, как старший по дому, много лет стучался во все двери для этого, приходил на личные встречи, но администрация была слепа и глуха к моим просьбам. А теперь, чтобы загладить свою вину перед жителями, они начали этим заниматься. Это, как я понимаю, попытки нас купить.

    Зачем ломать историю? В центре Москвы есть Старо-Конюшенная и Пушкарская улица. Там сейчас, конечно, ни пушек, ни коней не найти. Но это ведь не повод переименовывать. Такие уникальные название, как Ташаяк, Сафьян нельзя трогать. Если говорят о Крещатике, все понимают, что это о Киеве. Если где-то услышишь Сафьян, сразу ясно, что в Казани.

  • Фарида Забирова, заместитель председателя Татарстанского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, член комиссии по топонимике:

    Наша комиссия уже год не собираются, нам просто делают рассылку. И я написала, что категорически против переименования. Улица уже его переживала, была Жданова, а потом название вернули. Гости города удивляются названию, ставят это городу в плюс, это показатель нашего интернационализма и толерантности, наша изюминка, гордость, которой мы лишимся. А в честь Назарбаева лучше что-то назвать в новом районе.

    Хочется еще напомнить, что после истории с Щапова-Урманче был введен мораторий на переименование улиц в историческом центре Казани. Улице Волкова тоже хотели дать новое имя, но тогда все жители были опрошены, вопрос закрыли. Я опрашивала участников комиссии на счет Эсперанто, все мне доступные люди были против. Но нам говорят, что общественность якобы «за».

    Вообще, есть банк топонимов и ожидаемых топонимов, где все хранятся предложения новых названий. Но даже чтобы попасть во второй сборник, требуется провести голосование. Здесь этого не было. Мы нарушаем собственный мораторий и то правило, что при жизни людей их имена улицам не дают. Но нас, видимо, не услышали.

  • Дмитрий Колесов, Екатерина Алексеева, Петр Новиков, эсперантисты:

    Эсперанто - международный язык, который знают люди из разных стран. Это язык дружбы, мира, международных отношений. Это достаточно простой язык. Его основу составляют около девяти сотен слов. Освоить его можно за три месяца и начать бегло говорить. На нем выпускаются книги, учебники и словари, так что это не мертвый язык. Когда эсперантисты приезжают в Казань, они всегда посещают улицу Эсперанто, она для них – сакральное место. В мире всего четыре города с такой улицей. Сейчас в Казани эсперантистов около 20. Но в КФУ, к примеру есть языковые курсы.

    Мы обращались в международные организации, и буквально сегодня пришло письмо от представителя движения Эсперанто среди стран БРИКС. Он выражает свое негодование и надежду, что это решение будет отменено. Он отмечает, что это не самый дружественный жест со стороны Российской Федерации. («Циферблат» предложил эсперантистам запустить языковые курсы - они появятся уже в июле - прим.)

  • Эдуард Перешитов, юрист:

    Меня, как гражданина беспокоит, что, фактически, нарушаются мои права. Получается, в Положении по топонимике все написано красиво, а на деле – нарушения. Но у нас есть три месяца на оспаривание решения в суде, я готовлю иск. Не знаю, занимаются ли этим другие жители, но в рамках закона это возможно. Только надо обосновать, какие права и свободы нарушены этим переименованием.

  • Дмитрий Колесов:

    Мы тоже готовим в иск. Нарушения, по-нашему, в следующем - права на местное самоуправление, законных интересов жителей на результативное использование бюджетных средств, права на сохранение исторических традиций.

Сергей Саначин, главный архитектор проектов центра разработок генерального плана Казани:

Я жил на улицах, которые переименовывали. Но это было в СССР, поэтому шока не испытывал. Была, скажем, Молотова, сталаБольшой красной. Привыкали тогда и сейчас привыкнем. Я уверен, что вспять повернуть процесс уже нельзя. Наверно, такое возможно, если только вмешается сам Назарбаев.

Положении о работе комиссии по топонимике - шедевр бюрократическо-чиновничьей мысли. Да. присвоение в честь личности невозможно, если не прошло десяти лет. Переименование возможно в исключительных случаях. Но это всего лишь рекомендации, а суды не рассматривают хотелки-нехотелки. Им нужны нарушения норм.

В Москве все иначе. Вопросы переименования указаны в законе, а не в рекомендациях. Присвоение имен и фамилий допустимо только новым улицам и по истечение 10 лет со смерти личности. За исключением случаев, когда это рекомендовано Президентом РФ и мэром Москвы.

Меня заинтересовала фраза, которую распространили СМИ, что Метшин при встрече у Дома дружбы народов сказал: «Исполком совершил ошибку». Если все по закону, то в чем ошибка? Вот что удивляет. Почему Метшин так сказал? У меня два варианта. Он понял, что документы устарели. Надо почистить положения, ввести публичные слушания для таких вопросов. Но в любом случае, это будет лишь рекомендация. Право принимать решения есть только у городской власти. А может Метшин рассуждает прогрессивно и хочет все перевести в самоуправление?

В Перми есть рабочее положение о комиссии по топонимике. Они вырабатывают политику по переименованию. И одна из задач комиссии там - минимизация конфликтов в обществе. Допускается изменение имен улиц, но оно должно быть продолжительным, около пяти лет, чтобы жители смогли приспособиться. Рядом с вывесками должны размещаться информационные таблички. В принятии решения учитывается мнение жителей, причем до того момента, как запущен процесс изменения. Это, конечно, шаг вперед. Было бы здорово, если бы такое произошло в Казани. Я не верю, что название Эсперанто вернется, но думаю, что надо разогнать комиссию по топонимии, которая только голосует, а больше ничего не делает. Новый состав должен изучать современные способы наименования и переименования.

Фарида Забирова:

Я понимаю, что меня, вероятно, уволят из комиссии. Впрочем, я получаю за эту работу одни нарекания от жителей. Но история дошла до Москвы. На урбанистическом форуме даже ведущий сессии из столицы спросил про Эсперанто. Это очень неприятно, это бьет по имени города. Мы теряем бренд. Что касается положений, я, как член комиссии, напишу о том, что необходимо внести изменения и дополнения. Если мы везде говорим о гражданском обществе, то должны устроить и механизмы его функционирования, чтобы не быть голословными.

Стоит ли продолжать протесты? Казанское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры начинало с одиночных акций на площади Свободы, и полтора года нас вообще не замечал комитет культуры. Но в то же время принял министр культуры Зиля Валеева. В результате мы смогли внести поправки в федеральный закон об охране памятников.

Мария Леонтьева, социолог, координатор ассоциации «Парки города»:

Массовые акции, одиночные пикеты, безусловно, эффективны. Это показывает история со строительством на Черном озере, когда власти быстро среагировали и свернули проект. Эффективны массовые акции с большим количеством горожан, которые активно выступают в поддержку своих интересов в рамках закона и на равных общаются с представителями закона. Здорово, что в этом вопросе участвуют многие слои. Это и жители, которым небезразлична судьба родной улицы, и эсперантисты, и журналисты, которые об этом пишут. Мы должны понимать, что наша ситуация частная, но она характерна для всего города. Потому что если мы сдадимся, то все останется, как есть. Поэтому я призываю объединиться и выступить вместе. Эсперантисты пусть привлекут коллег по миру, мы со своей стороны хотим выпускать значки «Эсперанто», может, сделать фестиваль эсперанто, хотя бы флешмоб. Давайте каждый подумает о том, что он мог бы сделать в этом направлении.

Фото: Лилия Косолапова


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также