«Девушки радости»

История казанских куртизанок  – от Николая I до массажных салонов

Анри Тулуз-Лотрек "В салоне на улице Мулен"

На днях в Казани была презентована книга «„Профессионалки“, „арфистки“, „любительницы“: публичные дома и проститутки в Казани во второй половине XIX – начале XX вв.» Светланы Малышевой — доктора исторических наук, профессора кафедры историографии и источниковедения КФУ. Малышева изучила архивные документы и на основе их подробно рассказать об этой темной стороне городской досуга. Наконец-то история столица Татарстана будет более подробной, более бытовой и настоящей. Потому что без полного изучения всех явлений, сопутствующих жизни горожанина, трудно представить и осознать, чем является Казань на самом деле. «Собака.ру» решила продемонстрировать, как менялось отношение властей и население к проституции за последние полторы сотни лет, как развивалась эта «индустрия» – и нашла много общего между событиями XIXи XXI веков.

КРАСНЫЕ ФОНАРИ И ОКОННЫЕ СОБАЧКИ

В 1800 году император Павел выслал всех проституток в Иркутск. А потом ее легализовал в России Николай I, потому что решил - к чему наказывать, если можно отслеживать. В 1843 году появился врачебно-полицейский комитет, который занимался тем, что ставил жриц любви на государственный учет. Проституткам и содержательницам борделей вместо паспортов выдавали «Заменительный билет» (он же «Желтый билет»). Также был «Медицинский билет» с отметками о посещении  врача и уплате госпошлины. Путаны еженедельно подвергались медосмотру (подробнее читайте в романе «Воскресение» Толстого). Выезжать за пределы города могли только с разрешения полицейского управления. Работать они могли с шестнадцати лет, делать бизнес - с тридцати пяти до шестидесяти лет. О женщине, которая хотела открыть дом терпимости, собирались справки. Изучался район, в котором дом должен был появиться, скажем, насколько соседи будут к нему спокойно относится. Бордели должна были располагаться не ближе трехсот метров от церквей, училищ, школ. К примеру, в начале прошлого века в стране было около 2400 публичных домов и 15000 проституток. Официально. Сколько реально — черт его знает. Многие предпочитали работать без опеки и поборов.

Казань, разумеется, не отставала. В 1865 году здесь появился Проституционный комитет, который, правда, через год перестал работать – заново его открыли в 1886 году. Теперь он назывался Врачебно-полицейского комитет, который проработал аж до самой революции.

Публичные дома располагались в Суконной слободе, также в районе, где сейчас находится  железнодорожный вокзал, и даже в нынешней Старо-Татарской слободе. Опознать их можно было по красному шестиугольному фонарю у входа и  красным занавескам.

Впрочем, закрывать окна можно было и из кисеи и коленкора, главное - чтобы ничего не было видно. Проститутки, впрочем, это правило закрытости постоянно нарушали.

Те притоны, которые не афишировали свою деятельность, ставили на окна фигурки собачек.

Внутри можно было встретить иконы - многие проститутки были религиозными и считали себя оскверненными женщинами, которые уже не могут даже брать в руки Евангелие. Интерьеры домой порой ничем не уступали дворянских жилищам, хотя, конечно, Казань в этом плане шла позади столиц - там порой даже не хватало кроватей.

Раньше на месте парка Тысячелетия располагались Пески - наш квартал красных фонарей. 

Также работали притоны при банях, элитные проститутки (с «зарплатой» в 90-120 рублей (столько получали врачи). Работали в этой сфере крестьянки, мещанки, солдатки, служанки. Некоторые «выходили на панель» только на сезон, скажем, во время ярмарок. Цена — от 30 копеек до 3 рублей. А некоторые занимались сексом за еду и алкоголь. Даже некоторые татарки шли сюда. В домах играла музыка, в том числе и татарская, многие песни записывались на грампластинки и шли в народ. Даже популярнейшая татарская песня «Апипа» - именно из этих композиций, ее написала содержательница борделя – очевидно, она заставляет если не дочку, то свою работницу танцевать перед мужчиной, чтобы произвести на них впечатление. По сути, это повторяет история американского джаза - ведь тамошние музыканты также находили пристанище в борделях.

Военный госпиталь - здесь от амурмных болезней лечился Лев Толстой.

После искоренения проституции в советское время бизнес перешел в руки криминала. Если вы почитаете о нашей стране в России в западных источниках, то обязательно найдете еще актуальную статью о тридцати трупах в Нижнем Тагиле – итог секс-рабства. Помимо бандитов, у путан есть другие, как бы легальные, хозяева. Правда, вместо регулярных медицинских проверок они устраивают им субботники. И милиция их за работу серьезно не наказывает.

Примерно каждая четвертая российская проститутка - несовершеннолетняя. В Китае, Израиле, особенно в Эмиратах вы обязательно встретите землячек «на выданье». Также активно россиянки едут работать в соседнюю Финляндию индивидуалками («крупный» бизнес там под запретом): более трех четвертей представительниц профессии – эстонки и россиянки, не платящие налоги. 

ГРАДАЦИИ: ОБОЧИНА, КВАРТИРА, САЛОН

Массовый опрос, проведенный социологами несколько лет назад, показал, что среди россиян в возрасте 11-40 лет 3,1% хотя бы раз занимались сексом за деньги. Это примерно два миллиона человек. Если половина из них скрывается за формулировки типа «это было случайно», то остальные прибегали к такому способу заработка неоднократно.

Самый дешевый, страшный и опасный способ изучения темы нашей статьи — это выезд на улицу в поисках уличных девиц. Эта сфера «бизнеса» до сих пор соответствует историческому периоду лихих 90-х. Правда, если в эпоху ларьков и паленого спирта кварталом продажной любви считалась улица Восстания, то сейчас лавры ее отбирает Южная трасса (добавим сюда еще и объездную). Также можно найти приключений и в Ново-Савиновском.

Вообще, достаточно вбить пару слов в Гугл — и сразу появятся сотни сайтов с множеством девушек. У сайтов бывают и мобильные версии, работает смс-рассылка. Вся эта информация зачастую не стоит и ломаного гроша.

Цены здесь выше, чем на улице, в два-три раза, но риск не меньше. Потому что вместо знойной красотки на фото скрывается сонная сельская простушка под сто килограмм. Многие фотографии кочуют с сайта на сайт. Клиенты, при этом, никаких договоров устных не заключат. Могут гордо уйти. Никто никому ничего не обязан.

Перед сексом и после вам предложат принять душ, угостят напитками, поговорят за жизнь. В одной квартире, как и в эпоху, когда не то что интернета, электричества не было, трудятся сразу по несколько дам, которые тут же и живут. Зачастую индивидуалки работают на снятых на сутки квартиру — эдакое кратковременное вложение личных средств в малый бизнес.

Этот же сервис работает в банях, саунах, а также в тех случаях, когда девушки едут к клиенту — на квартиру или в гостиницу. Интересно, что проститутки образуют коммьюнити — если одна занята, то может предложить своих подруг. В бане на стойке также можно будет найти несколько телефонов – это также повторение «традиций» позапрошлого века. Известно, к примеру, что одна казанская баня даже селила девиц рядом, чтобы клиенты всегда могли воспользоваться их услугами.

Для всех квартирных проституток происходящее — обычная рутинная работа. Среди них - множество женщин с нормальной постоянной работой: продавщицы, консьержки, официантки, медсестры, воспитательницы, студентки.

Британская гравюра XVIII века.

Новое время породило новую форму услуг в сфере секса и эротики - массажные салоны. Вот уж чего не было при Александре II! Разве что за границей. Официально, конечно, нигде не написано, что здесь можно устроить мини-оргию – но между строчек все читается.

Что отличает массажные салоны от других указанных здесь форм секс-услуг — это сервис, в некотором смысле повторяющий атмосферу борделей 19 века. Массажистки никуда не выезжают. На входе — ресепшн, где вам расскажут, что знания местного массажа  передавались из поколения в поколение на протяжении многих веков в странах обителях философии и мудрости, упоминая термины «цигун», «йога» или «тайцзи-цюань».

Клиента угощают напитками, на выбор ему предоставляет три-четыре девушки. Он волен не принимать решения и покинуть салон. Хотя местные ресепшионисты и научены их уговаривать.

В комнатах — большие кровати, картины, зеркала, цветы, ванны, джакузи. В некоторых салонах гостю выдают одноразовые, запечатанные тапки, чистое полотенце и постельное белье.

Работницы интеллигентно разговаривают с клиентом на разные темы: о политике, культуре, искусстве, даже благотворительности. У многих есть высшее образование. У кого-то можно найти и диплом массажистки.

Казанский аналог красного фонаря - фарфоровая собака.

Характерно, что в салоны ходят, в основном, мужчины постарше. Стоимость их сравнима на начальном этапе с интим-услугами, но далее это явно развлечение для состоятельных господ. Некоторые заведения предлагают накопительные и подарочные карты — да, массаж подарить старому товарищу на день рождения.

К слову, есть в Казани и обычные массажные, где делают ОБЫЧНЫЙ массаж. И там работницам приходится доказывать, что они не оказывают секс-услуг.

ЗАКОНЫ И СТАТИСТИКА

Под проституцией, которая подпадает под действие Административного кодекса, понимаются систематическая продажа тела. За это проститутки платят штраф в соответствии со статьей 6.11 КоАП РФ -  в размере от полутора до двух тысяч рублей. Если уж наказывают серьезно, то тех, кто организует притоны, салоны и другие формы оказания секс-услуг. Здесь уже наступает уголовная ответственность — обыкновенно это лишение свободы до двух лет.

Опрошенные в ходе данного исследования отметили, что они практически никогда не видели в своих походах за удовольствиями суровых мужчин или женщин, сутенеров или мамочек. Безусловно, проституция курируется — если не милицией, то опытными преступниками, манипулирующими секс-работницами. Но они явно не стремятся светиться. И кажется, что путаны сами себя обеспечивают, защищают и поддерживают. По большому счету, так оно и есть — хозяева не стараются заменять им профсоюз. Однако врачи и активисты высказываются за легализацию не потому, что это огромный бизнес без налогов и прочего регулирования. А потому, что значительная часть ночных бабочек дарит венерические заболевания клиентам, включая ВИЧ — и этот процесс явно нужно как-то сдерживать.

Анри Тулуз-Лотрек "В кровати" 

Новое время добавило и другие формы услуг, неведомые современникам Некрасова и Белинского. Бизнес в гостиницах. Такси, как секс-информ-агентства. Службы доставок. Элитные эротические клубы. Свингерские клубы, гей-заведения. При этом сохранилось явление, достойное пера Горького или Гиляровского - девочки, которые готовят отдаться просто за то, чтобы доехать до дома. Или за угощения из газировки и жареной картошки. Чем они лучше нищенок из Суконной слободы, перебиравшихся с одной ночлежки в другую?

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Что такое легальная проституция, безусловно, проще всего показать на примере Голландии. Еще в XV веке здесь решились впустить девушек в черту городов. В XVI уже начался процесс регулирования – борделями управляла полиция и судебные приставы. При этом никакого контроля над рождаемостью, безопасностью, заболеваниями не было. А вот наполеоновских солдат уже оберегали – то есть местных проституток регистрировали и выдавали разрешение на работу. В 1912 году бордели таки запретили. В начале нулевых здесь  занималось сексом за деньги 30 тысяч человек - еще в 1985-м появилась организация The Red Thread («Красная нить»), помогавшая работницам любовного фронта. С января 1988 проституцию здесь признали профессией

При этом четверо из пяти проституток были приезжими. Две из трех жили в стране без разрешения, их привозили сюда насильно. Каждая третья ранее не жила в Европе. Было немало украинок и россиянок. Это итог секс-траффика – результаты идут из первых рук, поскольку среди дам легкого поведения немало и дам ответственных, профсоюзных лидеров и людей, которые связаны с властями. Нидерланды – главный пункт назначения для секс-рабынь. Состояние рынка, в принципе, мало изменилось с тех пор.

Низшая форма проституции - уличная.

В октябре 2000 года домам терпимости разрешили вести легальный бизнес. За переход на новые правила тогда высказывалось более 70% горожан. На волне толерантности хотели открыть бордель даже в аэропорту, но столько свободы сутенерам дать не решились.

Теперь проституция в Нидерландах – бизнес под надзором властей. Общий доход – по 500 миллионов долларов в год от 140 борделей и 500 окон. Главное – сдавать анализы и стоять на учете у проверяющих органов.  При этом множество борделей закрываются потому, что вскрывается их криминальная подноготная. То есть – объем легальной проституции уменьшается. Скажем, в 2006-м было закрыто 30 заведений. В 2007 году было объявлено, что и треть окон в квартале Красных фонарей будет закрыто, а здания отдадут под строительство жилья. Стоимость сделки составила 18 миллионов фунтов – за 18 зданий от Geerts, королей секс-Амстердама. Надо заметить, что местные граждане, в принципе, не возражали против окон. Но резко осуждали то, что не входило в каталог услуг, то бишь преступность. Кстати, пресловутое «окно» - вполне себе жилье. Стоит 90 долларов в день. Внутри – кровать, на ней работают и спят. То есть живут. Иногда есть общая с соседкой кухня, туалет, ванна. Это в идеале. Ветераны производства с грустью вспомнят, что ранее гигиенический набор состояла из двух рулонов бумаги и одного полотенца. На неделю. И вообще - в восьмидесятых проститутки постоянно травили тараканов!

Улица красных фонарей в Амстердаме

В 2008 году, опять же, появилось заявление о том, что будет закрыто около 400 окон, это половина из общего числа. А также 70 кофе- и секс-шопов.  В 2009-м вышло указание, что следует прикрывать все криминальные секс-точки. Каждой проститутке выдали спецкарточку — клиент якобы должен проверять ее перед коитусом.

Улица красных фонарей в Амстердаме

К чему это может привести? Ясно, что охочий до удовольствий турист, конечно, скажет, мол, любимый квартал уже не тот. И пойдет, если приспичит, к дамам без лицензии. Клиенту вообще плевать на законы, когда тело требует тела. Каждая тридцать пятая женщина в Амстердаме занимается «этим» (большинство все также – приезжие). Ежегодный доход в столичную казну – 100 миллионов долларов.

В США, где запреты появились в начале прошлого века благодаря Женскому христианскому союзу трезвости, сейчас законно можно развлечься в двух штатах - Роуд Айленде и Неваде (не забывайте, что в стране свободы существует христианский пояс, да и вообще – Америка не менее консервативна, чем Россия). Пример Невады показателен. Сексом здесь торгуют законно только в борделях, причем в таких крупных городах, как Лас-Вегас, их нет. Стоимость услуги – 100-300 долларов за полтора часа. Владельцы платят федеральный подоходный налог. В 2005-м здесь появились первые мужчины-проститутки. Не совсем понятно, как регулировать их деятельность – четких указаний на этот счет нет. Коллеги-женщины каждую неделю проходят тексты на гонорею и хламидиоз, ежемесячно – ВИЧ и сифилис. За заражение отвечает владелец борделя. А если выяснится, что сотрудница несовершеннолетняя – штраф в полмиллиона долларов. При этом в одном Нью-Джерси каждая вторая путана ВИЧ-инфицированна.

"Желтый билет" проститутки из Верхнего Услона

Что любопытно: сравнивая казанскую проституцию позапрошлого века и нынешнего, приходишь к выводу, что если при Николае проституцию пытались безрезультатно сдерживать силами закона, то теперь ее стараются просто не замечать. Хотя способы ее продвижения стали еще более агрессивными и изощренными. А вот статус работниц не изменился ни на йоту. Любопытно было бы устроить экскурсию по этой части Казани – правда, как отнесутся риэлторы, если узнают, что место будущей застройки когда-то славилась пирушками и страстными прогулками под луной?

Текст: Влад КОРЕНЕВ


  • Автор: Liza Mokeeva
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Май 2014

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме