Антон Долин: «Если я скажу, что кино не самое удачное, то режиссер либо наймет киллера мне, либо застрелится сам»

Главный редактор «Искусства кино» и самый медийный критик страны Антон Долин презентовал в Петербурге новый номер журнала и заодно рассказал, почему редко ругает фильмы и о сложностях продвижения короткометражек.  

Про дебюты

В каждом номере мы обязательно пишем про российские фильмы. Наша идея в том, что кино делится не на отечественное и заграничное, а на американское, китайское, японское. Поэтому тема российского кино не должна занимать половину или треть объема журнала. Даже несмотря на то, что «Искусство кино» издается на русском языке. В новом номере мы использовали необычную стратегию: решили сделать его про дебюты, в том числе от российских режиссеров — участников «Кинотавра», победителей фестиваля в Выборге и ММКФ. Отдельная подборка – про хорроры. Я уже шутил по поводу этой обложки с лже-кровью, что на самом деле она иллюстрирует не сердце хоррора, а русского дебютного кино. Мы считаем, что очень важно делать такие номера, хоть их и намного труднее продать, ведь ни авторы, ни названия картин никому ничего не говорят. Но о них, дебютантах, писать очень важно.


Опасная вещь – когда показывают, что можно снять дрянь и стать успешным

Критика фильмов

Я не считаю, что критики новой волны были хорошими (имеется в виду французская новая волна, многие режиссеры которой начинали в журнале «Cahiers du cinéma»). Они все были острыми на язык режиссерами, кроме Андре Базена. Вот он был не режиссером, а гениальным критиком. Мне кажется, что одинаково талантливый критик и режиссер – адски редкое явление. Поэтому картины киноведов часто грешат умозрительностью. Вообще, я всегда с большой осторожностью ругаю фильмы. Наверное, это ставит на мне клеймо. Причина простая – выступая на радио и телевидении, я приобрел какой-то неестественный для человека моей профессии вес слова. Если кто-то другой разнесет фильм в пух и прах – ничего не будет, а если я скажу, что это не самая удачная работа, то человек либо наймет киллера мне, либо застрелится сам. Я не верю в недооцененность искусства – каждое произведение оценено в той степени, которой оно заслуживает.

При этом считаю себя вправе разнести какой-то фильм (делать это нужно аргументированно и осторожно), когда он может нанести какой-то вред. Это когда картину засовывают в каждый приемник, показывают в телевизоре, рекламируют на радио и в газетах, а фильм – дрянь. Опасная вещь – когда показывают, что можно снять дрянь и стать успешным. Люди потом обжигаются и перестают ходить в кино. Эти фильмы заслуживают того, чтобы их критиковать.


Считать, что фильм лучше или хуже только потому, что его сделала женщина – нелепица

«Женское» кино 

Я считаю, что никакого «набирающего популярность женского кино» не существует. Пол – странный, непонятный для меня критерий. Бывает талантливое и неталантливое кино. Поэтому я очень рад, что женщинам сейчас представляется больше возможностей, в том числе технических. Таланты часто открываются только потому, что женщина получает техническую возможность. Это уничтожает дискриминацию. Считать, что фильм лучше или хуже только потому, что его сделала женщина – нелепица. 


Фильм должен длиться столько, сколько нужно

Короткая жизнь короткометражек

Основная проблема короткометражек – их презентация. Например, сняли картину, показали на «Кинотавре», даже сделали альманах из четырех-пяти лучших. А куда девать остальные? Вывесить на YouTube? Это братская могила. Непонятно, что нужно сделать, чтобы люди выцепили и посмотрели фильм. Прокат альманахов тоже очень сложный – у всех разные права, выплачивать сборы нужно каждому по отдельности. Получается, что никто не заморачивается с короткометражками. Они остаются для внутреннего использования. Лучших, конечно, награждают, а их режиссеры получают шанс снять полный метр. 

Какой должна быть гениальная короткометражка? Парадокс: она не должна быть скетчем к полному метру – «ребят, у меня не хватило денег, поэтому я решил закинуть это в пятнадцать тягостных минут». Однажды я разговаривал с Дэвидом Линчем и спросил у него, какой будет авторская версия его «Внутренней империи». Он посмотрел на меня, как на идиота, и сказал: «Это она и есть». Потому что фильм должен длиться столько, сколько нужно. К сожалению, большая часть короткометражек либо длиннее, чем нужно, либо меньше, и часто является намеком на то, каким мог бы быть полный метр, если бы на него выделили денег. Это заставляет людей делать очень неестественные вещи. Очень мало тех, кто делает короткий метр, потому что хотят что-то сказать ровно на 10 минут. Им трудно добывать деньги на свои идеи. Ведь на полный метр их сложно найти, но есть шанс их отбить – на прокатах, на фестивалях. На короткий и добыть трудно, и отбить почти невозможно.

Встреча с Антоном Долиным прошла в магазине «Подписные издания», там же можно приобрести 5/6 номер «Искусства кино».

Текст: Ксения Мишина

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты