Гузель Яхина: «Сначала я даже хотела сделать ее сорокалетней»

За свой дебютный роман «Зулейха открывает глаза» она получила премии «Ясная Поляна» и «Большая книга» и попала в шорт-лист «Русского Букера».

Вы писали что-нибудь раньше?

До «Зулейхи» у меня вышли два рассказа. «Мотылек» - история мальчика-сироты с острова Свияжск, была опубликована в питерском журнале «Нева». В рассказе «Винтовка» описаны несколько часов жизни девушки-санинструктора на войне. Также написаны несколько сценариев – это учебные работы в рамках обучения в Московской Школе Кино.

С чего началась книга о Зулейхе?

Роман начался с истории жизни бабушки — Шакировой Раисы Шакировны. Она родилась в деревне Зюри Сабинского района. Ей было семь лет, когда в 1930 году ее семью раскулачили и отправили в Сибирь.  Они ехали по тому же маршруту, который я описала в романе: из родной деревни в Казань на санях, потом по железной дороге в Красноярск и далее - на баржах по Енисею и Ангаре. Их высадили у притоки Ангары под названием Большой Пит. Здесь, в трудовом поселке Пит-Городок, бабушка прожила шестнадцать лет. Только в 1946 году вернулась на родину. Это случилось благодаря усилиям старшей сестры, которая сбежала из поселения, попала на фронт, стала зенитчицей и вернулась уже героем войны. Этот временной отрезок повторен в романе.

Персонаж Зулейхи — это попытка реконструировать историю бабушки?

У нее нет прототипа, хотя я наделила ее некоторыми внешними чертами бабушки: хрупкое телосложение, зеленые глаза. Зулейха - литературный персонаж, придуманный для лучшего раскрытия идеи романа. Книга - о женщине, которая обретает себя. Для такой истории нужна была достаточно молодая героиня, но не юная; хотелось, чтобы за спиной у нее была своя, уже состоявшаяся жизнь. Сначала я даже хотела сделать ее сорокалетней, но по меркам того времени это была бы практически старуха. Потом решила, что Зулейха будет ровесницей века: в начале романа ей ровно тридцать. Это тот возраст, когда у человека еще есть шанс измениться.

Читатели говорят, что вы оберегаете главную героиню от совсем экстремальных жестокостей. Вы хотели как-то смягчить действительность?

В романе много жестких эпизодов. Я, скорее, была готова к противоположному вопросу: не слишком ли много страшного? Во второй части романа Зулейхе действительно в чем-то повезло: она не потеряла ребенка при родах, смогла выкормить его в первую, самую голодную, зиму, устроилась работать. Если только можно говорить о везении женщины, у которой убили мужа, а саму отправили за тысячи километров в таежную ссылку.

Насколько важна национальность Зулейхи для романа?

С одной стороны, конечно, было важно сделать героиню татаркой, человеком, отягощенным множеством предрассудков. Второй главный герой — Иван Игнатов – практически в такой же ситуации: он скован своей, очень жесткой системой ценностей, классовыми предрассудками. Изначально они будто по разные стороны баррикад, но потом  становится ясно, что это не так. С другой стороны, я писала историю о людях, не привязанную к вопросам национальности; историю о том, что на грани жизни и смерти все наносное уходит – и остаются только люди, наедине друг с другом.

Какие еще были источники вдохновения, кроме личной истории?

Я смотрела советское кино, фильмы о коллективизации. В большей степени на роман повлиял «Бежин луг» Сергея Эйзенштейна, в настоящее время утраченный. В интернете можно найти только некоторые кадры из фильма, уложенные в получасовой статичный видеоряд. Но уже и по этим снимкам ясно, какого размаха была картина. Кроме того, я читала собственно сценарий Ржешевского. Иногда говорят, что мой роман написан в традициях соцреализма. Для меня же главное, чтобы книгу читали.

Кто ваши родители?

С ними мне очень повезло. Я родилась в классической советской семье: мама – врач, папа – инженер. Оба они работают до сих пор, увлечены своим делом. А еще – туризмом и экстремальными видами спорта. Папа с друзьями, к примеру, спускался в пещеру на глубину более ста метров в Сумган-Кутукском урочище на Урале. А мама мечтала войти в состав женской сборной команды «Метелица», которая собиралась на Северный полюс. По молодости родители таскали меня с братом по походам – пешим, байдарочным, велосипедным, автомобильным. Мы исходили всю марийскую тайгу, объездили все берега Волги в окрестностях Казани. Верхний Услон, Рудник, Камское Устье – это все практически родные для меня места, благодаря родителям.

Вы читаете на татарском языке?

Да, это мой родной язык, до трех лет я говорила только по-татарски. С большим удовольствием прочла отрывок моего романа на татарском в журнале «Сююмбике». Недавно мы подписали договор с «Татарским книжным издательством» на издание татарского перевода «Зулейхи». Надеюсь, весной книга выйдет. С удовольствием прочту ее сама – уже на татарском.

Чем сейчас заняты?

Пишу сценарий исторического сериала. Есть идеи про будущие книги, но об этом пока еще рано рассказывать.

Гузель Яхина окончила Казанский педагогический университет, живет в Москве с 1999 года, училась в Московской школе нового кино по специальности «сценарист». Любимые книги  - «Чучело» Владимира Железникова, «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпюри, «Идиот» Федора Достоевского, «Старик и море» Эрнста Хемингуэя.

.

Алмаз Загрутдинов


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме