ТОП-50: Ирина Завьялова

Директор единственного в России музея Евгения Боратынского вместе с научными сотрудниками и реставраторами несколько лет работала над возрождением старинной усадьбы, теперь возвращенной в культурное пространство Казани.

Самый большой плюс реставрации в том, что нам удалось сохранить дом Боратынских процентов на восемьдесят. Это не новодел, заменены лишь некоторые утраченные фрагменты, причем с максимальным уважением к истории. Например, северо-восточная стена, в которую в 1918 году во время гражданской войны попал артиллерийский снаряд, восстановлена из лиственницы, взятой с другого старинного дома. В Белом зале колонны и лепнина подлинные, бережно расчищенные и отреставрированные, под поздними наслоениями краски открылись роскошные гербы Боратынских. Убраны поздние стены и перегородки, ломавшие пространство, и теперь открылись анфилада, как и положено в усадебном доме. Мы с уверенностью можем им сказать – да, именно так жили Боратынские. Это главное достижение долгой реставрации.

Проект включает восстановление и усадебной территории. При Боратынских она была вдвое больше. Когда мы начинали реставрационные работы, пришлось убрать горы мусора, воевать за снос незаконных гаражей. Теперь двор благоустроен, чтобы все было, как при Боратынских, посадим еще акацию, сирень, березки. На семейных фотографиях запечатлено, как это семейство играют в крокет. Было бы замечательно воссоздать крокетную площадку, возможно, и в наше время у этой, распространенной в начале двадцатого века игры, появятся поклонники. Усадебная территория опять станет продолжением дома - из Белого зала был выход на террасу, которая станет прекрасной площадкой для камерных музыкальных или литературных вечеров и праздников. А в теплое время года можно проводить экскурсии с обзором сада.

Отдельные слова восхищения и благодарности команде реставраторов. Изыскательские работы начинал московский архитектор Борис Дмитриевич Лурье. Автор интерьеров – главный архитектор нашего главного подрядчика, Татарского специального научно-реставрационного управления, Рания Раимова, ревностно боровшаяся за каждую подлинную деталь, которую можно было оставить. Например, рабочие, расчищая стену за колоннами в Белом зале, нашли латунную пластинку, часть старинного воздуховода, выдвижную воронку которого мы также сохранили в одной из комнат. А неожиданно обнаружив ванную комнату, архитекторы разработали несколько вариантов ее восстановления, чтобы выбрать наиболее подходящий. Везде выложен родной паркет по оставшимся фрагментам – это не фантазия «на тему», не типология, а все подлинное, обнаруженное при вскрытии поздних дощатых полов. Реставраторы не пошли по легкому пути: можно ведь было сделать везде одинаковый.

При переезде в большое здание мы боялись потерять особую атмосферу, что сложилась в маленьком, но уютном флигеле. Опасались, что интерьеры будут напоминать казенное учреждение. И чтобы этого не случилось, постоянно консультировались с Ранией Раимовой и замминистра культуры РТ Светланой Персовой, архитектором с замечательным художественным вкусом. Но на этапе, когда были повешены портреты, зеркала, шторы, люстры, успокоились и ощутили – да, это живой семейный дом.

Важную для нас оценку мы получили от коллег. Осенью в Казани прошло два крупных международных события - форум музеев и съезд реставраторов, их участники побывали у нас. Замечаний особых мы не услышали, скорее, мелкие пожелания вроде того, что подвесы лучше бы покрасить в белый цвет, комнату хозяйки - более тщательно зонировать. Было очень ценно и приятно услышать весьма положительные отзывы от профессионалов.

Текст: Татьяна Лескова

Фото: Юлия Калинина


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме