Василий Григорьев и еще пять российских наивистов

29 октября в основном галерейном пространстве Центра современной культуры «Смена» открылась выставка «Василий Григорьев. К 100-летию со дня рождения художника», организованная совместно с Пермским музеем советского наива. Выставку классика отечественного наива представила в Казани искусствовед, специалист по наивному искусству, Ольга Дьяконицына, которая рассказала о жизни и творчестве художника, а также ответила на вопросы присутствующих.

О жизни Василия Григорьева

Художник родился в 1914 году в городе Киржач Владимирской области, в дворянской семье. Его семья пострадала в сложные для российской истории годы и бедствовала. Поэтому картины Григорьева, которые он продавал на рынке, буквально помогали жить. Хотя впоследствии продолжал рисовать и продавать - даже когда отпала финансовая необходимость. Первую самостоятельную картину для продажи Григорьев написал в тринадцать лет. После окончания семилетней школы он уехал в Москву. В 1930 году окончилФЗУ по специальности «кузнец».

1990-е годы для Василия Григорьева стали знаковыми. Торгуя своими картинами на Арбате, он стал общаться с коллекционерами, искусствоведами, профессиональными художниками. По совету заказчиков, художник начинает писать на холсте. Ранее рисовал на ватмане и мог за вечер сделать до 6 работ.

Василий Григорьев с конца 80-х годов принимал участие во всех крупных выставках наивного искусства. Его работы были представлены на Международной выставке наивного искусства INSITA в Братиславе (Словакия). Работы находятся в Государственном российском доме народного творчества, музее-заповеднике «Царицыно», Музее наивного искусства в Москве, частных коллекциях в России и за рубежом. В 1994 году состоялась его первая персональная выставка в галерее «Дар». К сожалению, в том же году он скончался.

Об истоках творчества и основных мотивах

Мама художника была заведующей библиотеки, поэтому он проводил много времени, просматривая и копируя с открыток и журнальных репродукций картины художников, где изображалась природа и сцены народного быта. Живопись берет свое начало от народной картинки — лубка. Григорьев, конечно, видел эти картинки на ярмарках. Он был «насмотрен» и на профессиональную живопись в том числе, но это не испортило его. Григорьев стремился рисовать полнокровную жизнь в близости с природой, которой хочется жить. У Григорьева существовал конкретный ориентир — эталон красоты. Это радостная, привольная, чистая, хлебосольная жизнь. К тому же несмотря на то, что он был из дворянской семьи, он видел и хорошо знал крестьянскую жизнь и быт, в которой нет посторонних идей и задач, а все по-простому логично. Именно такой правде он был верен всю жизнь с присущей ему как большому романтику силой, которым он оставался всегда.

О художнике-наивисте

Термин «наивист» как и все термины очень условный. Считается, что наивный художник — это тот, кто не имеет профессионального образования и занимается творчеством только по наитию и внутренней необходимости. Наивистов часто путают с самодеятельными художниками, но это разные понятия. Самодеятельного художника отличает желание писать, как профессионал, т.е. он ходит в студии, изучает литературу, у него есть ориентиры в виде условного Шишкина или Крамского, которым он сознательно подражает. Наивный художник не хочет быть как другие, он хочет оставаться самим собой вне ориентиров, самостоятельно вырабатывая собственный пластичный художественный язык, который, к слову, на протяжении творческой жизни практически не меняется. Наивному художнику не присуща рефлексия над собственной формой и методом письма. Его манера — это то, что он выработал и то как он может.

О советском контексте

Казалось бы, наив существовал в контексте устоявшегося соцреализма, который приветствовал подобные темы: изобилие, урожайность и т.п. Однако наивисты писали только о своем. Мы не можем сказать, что темы наивистов являлись «народным» ответом снизу на диктуемый соцреализмом оптимизм. Этот оптимизм все больше был на страницах официальной печати. В обычной жизни этого не было, все справлялись в одиночку. Потому они писали не ту жизнь, которой жили, а мечту. Наив — всегда взлет над реальностью в мир вдохновляющей, даже умиляющей красоты.

О зрителях

Наив нравится и детям, и взрослым. Возрастных ограничений нет. Люди, воспитанные в академической среде говорят: «Что это за мазня и хулиганство?». Подобный возглас имеет право быть, но нужно сказать, что писать, как талантливые наивы, сложно. Нужно иметь не только желание, но и мир внутри, который ты можешь выплеснуть в таком творчестве, и он будет интересен другим. Открытые люди с большой радостью рассматривают картины Григорьева. Более открытые художники также смотрят с интересом и ищут возможные открытия. А наивные художники, даже если делают какие-то художественные открытия, этого не сознают и только профессионалы могут выявить это своим глазом.

 

«Топ-5» отечественных наивистов от Ольги Дьяконицыной

 

  • Виктор Лисицкий

  • Виктор Лисицкий

  • Елена Волкова

  • Елена Волкова

  • Елена Уколова

  • Елена Уколова

  • Павел Леонов

  • Павел Леонов

  • Татьяна Леонова

  • Татьяна Леонова

КОММЕНТАРИИ

Дина Ахметова, искусствовед:

Отличие наивного художника от самодеятельного, в том, что самодеятельные ориентируются на выработанные академические правила. Наивный художник мыслит не правилами, а чистыми образами. Наверняка все эти натюрморты Григорьев не срисовывал с натуры, а придумывал с нуля. Этим можно украшать жилье, т.е. это вполне отвечало народному запросу. Не зря же Григорьев продавал свои картины на рынках и ярмарках. Он понятен простому человеку, потому и любим, в отличие от, допустим, совсем умозрительного современного искусства. В наиве нет сложных символов, а только простая понятная образность, не вызывающая разночтений и многозначности. Также таким художникам не присущ эстетический поиск новых формальных приемов, потому и нет эволюции. Но это их особенность и преимущество. Уверена, рисовал Григорьев сугубо для себя.

Но наивисты все же ориентируются на профессиональную «взрослую» живопись. Судя по картинам, Григорьев видел и голландский натюрморт, и фламандцев: стеклянные сосуды с вином, дичь и рыба явно оттуда. Также его картины мне напомнили «Книгу о вкусной и здоровой пище», издававшейся в советское время, с картинками и текстами, которые никак жизни не соответствовали. У Григорьева, наверняка, такая книжка была. У него та же вариация на тему красивой райской жизни, сублимация серой обыденности. Практически реализованная коммунистическая мечта.

Виктор Тимофеев, художник-наивист:

Работы Василия Григорьева из той же оперы, что и чудесные настенные ковры советских времен с лебедями, русалками и оленями. Примерно такое же удовлетворение народного запроса на красоту, который существует всегда. Потому все в его картинах «красиво и богато». Очевидно, ему была присуща потребность выражать себя и рисовал, в первую очередь, для себя. Исходя из количества работ, можно сказать, что его метод был доведен до автоматизма. Наивность, доведенная до автоматизма, лишена претензий на творческий поиск. У Григорьева то же: претензии нет, но красота осталась.

Кирилл Маевский, арт-директор ЦСК «Смена»:

Василий Григорьев, на мой взгляд, явный художник-аутсайдер, который в свое время не попал в контекст. Но его работы будут актуальны всегда и со временем все забудут слово «наивный» и будут называть его только «художник». В его работах я вижу уход советского человека от советских реалий, в том числе художественных. У Григорьева нет пролетарских мотивов, а наоборот больше крестьянского. Если даже говорить об андеграундных художниках 80-х годов, то их творчество было построено на сознательном вызове советской власти. У Григорьева видим полное абстрагирование и уход от советских реалий. В этом плане он не советский художник, и поэтому, наверное, будет актуален всегда.

Алмаз Загрутдинов


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме