Журнал

Образ жизни

Тайна третьей планеты

Токио убеждает в том, что европейская матрица несовместима с японской системой.

Образ жизни

Дом восходящего солнца

Марк Диновец – фэшн-персонаж и владелец бутиков «Милано». В свободное от моды время он снимается в кино и клипах, купается в проруби, катается на лыжах и путешествует.

Образ жизни

Пражская весна

Прага кажется самым безопасным городом на земле. У Аркадия Аверченко есть рассказ «Самый страшный притон Праги» – о том, что острое прикосновение опасности здесь ощутить невозможно.

Образ жизни

Овсиенко, сэр!

14 января в Лондоне состоялся фестиваль «Русская зима».

Образ жизни

Цитаты из русской литературы

Юрий Рыдник принадлежит к власть имущим и наделен всеми ее атрибутами: состоянием, имперским размахом и огнедышащей харизмой.

Образ жизни

Китай

Александр Арнгольдт в стране миллиарда швейных машинок.

Образ жизни

Мушкетер

Летом 1858 года Александр Дюма в течение полутора месяцев сверял свой воображаемый Петербург, созданный им в декабристском романе "Учитель фехтования" (1840), и реальный.

Образ жизни

Монако

Роман Абрамович, Сергей Ястржембский, Никита Михалков, Игорь Верник и Наталья Водянова встретились в Монако на финале Суперкубка УЕФА, где должен был определиться лучший игрок и обладатель приза Carlsberg Man of the match Supercup-2005.

Образ жизни

ДРУГОЙ ГОРОД. Перу

Перу – страна, куда дизайнеры из всех модных столиц слетаются, как пионеры в Артек. Именно на это направление следует срочно бронировать билет, если необходимо придумать новую коллекцию одежды, ни на что не похожий интерьер или отважиться на серию работ м

Образ жизни

Масленица: перезагрузка

Когда я только только решилась отвлечься от изучения иностранных языков и ватиканских фресок в пользу щедрой на жиры и углеводы профессии ресторанного критика, я думала, что отныне и навсегда буду ходить на работу, как на праздник.

Образ жизни

ДРУГОЙ ГОРОД. Латвия

Латвия: тишина под открытым небом
Двадцать лет назад в Латвию ездили за Европой. Теперь от той Европы, которую мы доверчиво высматривали из нашего робкого окошка, остались в буквальном смысле руины.

Образ жизни

Другой город: Токио

Фрукты/ Fruits
Сергей Игнатьев – Робинзон, который не замыкается на своем острове. Или в своем городе, что, впрочем, одно и то же. Дизайнер и художник, чье творчество вошло в антологию городских легенд, по своей сути абсолютно антиурба