Елена Мироненко

Министр культуры Красноярского края сейчас разрабатывает стратегию развития культуры и туризма до 2030 года, а  летом проведет пятый фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Что главное в программе развития культуры будущего?

Мы работаем над стратегией по сей день, для меня важно мнение людей, которые реализуют собственные проекты вне системы. Культура пластична. Моя сверхзадача — создать комплексное культурное пространство края, чтобы люди могли использовать его для роста собственного потенциала. Еще одна цель — максимально исключить государственное присутствие. Допустим, чтобы обычный человек мог использовать возможности музеев, клубов, библиотек для реализации своих общественных инициатив. Конечно, нужны экспертные фильтры, чтобы понятие профессионализма не
размывалось, но возможность создавать, генерировать должна быть у каждого.

Как вы считаете, культуру надо популяризировать или она для избранных?

Если культура будет существовать где-то в анклаве, то новую аудиторию не вырастить. Мы оттаскиваем молодежь от гаджетов, чтобы юноши и девушки приходили на выставки и концерты, предлагаем почитать настоящую книгу, а не ее электронную версию. И результаты есть: например, в театре юного зрителя уже можно купить книги после спектакля, а в запущенных после модернизации библиотеках края появляется на порядок больше новых читателей. Я должна максимально давать информацию о том, что происходит в культуре, а уж как пользоваться этой информацией — выбор каждого.

Сейчас уже есть результаты?

Например, молодежи на концертах классической музыки на данный момент больше, чем людей почтенного возраста. В Европе, кстати, ситуация противоположная. Это хорошая динамика, но она развивалась постепенно. Говорят, что сейчас культурный бум, а московская филармония продала за два с половиной часа все абонементы. На самом деле, такое можно наблюдать уже несколько лет. Просто информационный акцент сместился, и люди видят, что происходит в культуре. Мне это кажется закономерным. Все наелись образцами культуры низкого качества и осознали, что культура — это основа гармоничного развития человека и общества. И от ее уровня зависит уровень жизни в целом.

У вас есть проект, который хотелось бы реализовать?

Я хочу, чтобы во всех обычных школах появилась возможность получать художественное образование. Примеры уже есть, но я преследую цель, чтобы это стало не чем-то экспериментальным. Понимаю, что не смогу сейчас построить тысячу хореографических, музыкальных, художественных школ, поэтому надо искать другие подходы, например, через активное взаимодействие с системой образования. Еще мне бы хотелось не проектного подхода в культуре, а институционального.

Как вы считаете, простой посетитель должен разбираться в искусстве?

Если говорить о музыке, то понимать ее должны музыковеды. Разбираться в сложных вещах мы не просим, нужно просто чувствовать. И так — в любом виде искусства. Мы приходим в музей, смотрим полотна великих мастеров, и они производят на нас впечатление. Требовать от обычного посетителя сразу разобраться в тонкостях мировой художественной культуры неразумно, но мы обязаны вызвать в нем желание вернуться, узнать больше и вовлечь в процесс познания окружения.

Как вы попали в сферу культуры?

Я с детства мечтала работать в культуре. В шесть лет сама записалась в хореографический ансамбль — так хотела танцевать. Когда поступала в университет, долго выбирала между хореографическим отделением и отделением менеджмента. Но лет в девять думала стать и поваром, и швеей, и парикмахером. Моя бабушка много лет проработала в ателье, я все детство провела рядом с ней и могу сшить что угодно. Готовить тоже начала рано, экспериментировала — первый торт в шестилетнем возрасте поджарила, так как технологию запекания не успела отследить. Потом объясняла маме, что произошло. Стригла и красила тоже всех, пока не сожгла волосы своей сестре. Но все это были, скорее, проявления творчества.

В своем ребенке вы воспитываете тягу к творчеству?

Мой сын Богдан превосходит меня по заряду энергии. Он очень активный, любит танцевать и рисовать. Сейчас у него есть мольберт, краски и кисточки, каждый шедевр он дарит мне. Еще я рада, что он книголюб, ведь любовь к чтению — лучшее, что может привить родитель ребенку. Нужно заражать его своим примером, а книги в доме должны быть повсюду.

Елена Мироненко с отличием окончила Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств по специальности «менеджмент в социальной сфере». Восемь лет жила и работала в Петербурге, преподавала. В прошлом — директор Музея геологии Центральной Сибири (GEOS). В 2014–2015 годах стажировалась в лучших музеях Великобритании и США по программам фондов Михаила Прохорова и Владимира Потанина.

 

Текст: Татьяна Зиза . Фото: Юлия Беляева


  • Автор: Alex Zhema
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: март 2016

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Alehandro Yarkov 12 марта, 2016
    а какая культура летом на озёрааааах?! (((( в городе пыльно, дети в пионер"лагерях, готовятся ко взрослой лагерной жизни.//
  • Alehandro Yarkov 12 марта, 2016
    кто знает куда исчезают выпускники Суриковского училища со Свердловской?/ в городе "от них не остаётся ни скульптур ни чего яркого заметного. мин культ дайте им и другим задание: на острове отдыха или татышева, каждый должен сделать скульптуру из песка, пенобетона!)

Читайте также