Диана Серебренникова

Автор проекта «Уголки Сибири» и путешественник запускает с пабликом «Проспект Мира» цикл рассказов о неизведанных сибирских местах и людях и публикует репортажи на английском языке для ресурса Russia Beyond The Headlines.

Почему вы решили писать именно о Сибири?

Я хочу популяризировать свою родину, рассказать о ней как можно больше не только жителям нашего города, но и иностранцам. В общем, хочу распространить побольше информации на всех уровнях. У нас в Сибири столько всего интересного. Недавно, к примеру, вернулась с реки Северной. С группой хотели добраться по ней до географического центра России — озера Виви. Но оказалось, что на катамаране до этой точки не дойти: река бурная и опасная. Такое судно просто не справляется с ней. Для нас эта экспедиция была разведывательной. После у нас в планах значилось годовое путешествие
на Чукотку, но я решила, что это слишком долгий срок.

С какими еще трудностями вам пришлось столкнуться?

Комары там нереальные. Они даже не дают сходить в туалет. Экипироваться приходилось по полной, чтобы не быть съеденным. Ночью холодно, а днем изнуряющая адская жара. По реке нам попадались
шиверы и пороги, которые было опасно преодолевать на катамаране, поэтому приходилось разгружать
его и переносить по берегу с помощью веревки. Порой через высокие скалы и по скользким камням. Выматывались мы нереально. Повезло, что застали полярный день, и было относительно светло в независимости от времени суток. Один раз начали такой переход в семь вечера и закончили в пять утра. Шесть дней экспедиции по ощущениям были близки к месяцу. Северные условия очень суровые и тяжелые.

Как подбираете команду для экспедиций?

Вообще я люблю путешествовать в одиночку, приезжать на место и делать что угодно и быть кем угодно. Когда ты едешь с людьми, то, как ни крути, приходится придерживаться правил и устоев. На Камчатку я ездила совершенно одна. Сначала жила в городе Петропавловске, потом на вертолете меня забросили на Курильское озеро. Уже на месте знакомилась с людьми, животными. Там я могла даже пойти и почистить туалеты — для меня это эксперимент, опыт, возможность стать другим человеком. Будь я с кем-то, такого перевоплощения не получилось бы. На остров Парамушир я отправилась с туристами и учеными-биологами. Ехала как журналист и фотограф. На этот раз мне пришлось уже внедряться в компанию, общаться со всеми, искать компромисс. Такое тяжело для меня, потому что все внимание сконцентрировано не на наблюдении за дикой природой, а на попытках влиться в социум.

С дикими животными приходилось встречаться?

В один момент я очень заинтересовалась медведями. Подумала, что живу в Сибири, которую все с ними ассоциируют, а вживую их не видела. Оказалось, что наши медведи не без царя в голове, и если человека никогда не видели, то близко к нему не подойдут. В экспедиции по реке Северной нам встретился представитель этого вида. Он был маленький и вышел на берег. Мой напарник стал громко кричать, размахивать руками, и медвежонок просто убежал в лес. Вообще, медведи близоруки, и группа людей может показаться им большим неизведанным существом, к которой подойти он не решится. И еще есть всеобщее заблуждение, что можно спастись от медведя, притворившись мертвым. Это далеко не так — зверь решит освободить вас от мучений и попросту добьет.

Откуда у вас интерес к путешествиям?

А кто ж их не любит? Ведь именно в поездках ты попадаешь в другой мир, растешь творчески, обновляешься, знакомишься с интересными местами и людьми. Туры за границу — это покоренные маршруты. Все уже изъезжено, в Интернете тьма путеводителей и советов путешественников. Сибирь — место, где мы живем, но на редкость мало о нем знаем. Я подумала: «Почему бы мне не стать тем человеком, кто расскажет о нашей родине?» Научные экспедиции меня привлекают больше, ведь во время них можно не просто поглазеть на красоты, а копнуть глубже, получить максимум информации.

Любовь к диким поездкам родом из детства?

Мой дедушка был охотником, часто мы ездили с ним в тайгу и на рыбалку. Возможно, во мне заговорили его гены. Правда, при этом не могу сказать, что в детстве меня активно приучали к палаточному отдыху, все ограничивалось походами за грибами и ягодами. Я палатку-то научилась ставить, только когда сама стала ездить в экспедиции. Но дух авантюризма, видимо, всегда был во мне, и вот я таки прислушалась к зову предков.

Книги не повлияли на вас?

Можно начитаться книг Марка Твена или Жюль Верна и начать грезить путешествиями. У меня такого не было, потому что в американской, французской или английской литературе все слишком не похоже на российскую действительность. Но вот рассказы наших путешественников, географов и первооткрывателей вроде Ивана Черского или Фердинанда Врангеля, писавших о Сибири, меня покорили. И еще меня вдохновляют фото диких мест. А когда ты сам приезжаешь туда, то голова
кружится от воздуха, завораживающих видов и чувства полной свободы.

Диана Серебренникова жила два месяца в ЮАР, работая репетитором русского языка и литературы. В июле 2014 года путешественница ездила на остров Парамушир, где исследовала косаток и китов, в мае того же года участвовала в орнитологической экспедиции в Хакасии и Туве. В июле 2015-го занималась изучением реки Северной и ее обитателей на севере Красноярского края. Пишет для порталов National Geographic, Geo и клуба «Моя Планета».

Текст: Татьяна Зиза. Фото: личный архив героя


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также