Александр Рогов

Выпускник Тульского пединститута за десять лет сделал головокружительную карьеру: работает с ведущими глянцевыми журналами, запустил собственный бренд одежды, а у его телешоу «Успеть за 24 часа» — миллионы поклонников.

Откуда ваш интерес к моде? Может быть, из семьи?
У меня самые обычные родители: мама — врач, папа — инженер. И ни о каком фэшне, моде речи никогда не шло. Меня готовили к тому, что я стану врачом, как мама. Но творческое начало во мне дало о себе знать, и, слава богу, мои суперадекватные родители меня поняли, и мы решили: буду поступать в гуманитарный вуз. А поскольку в те годы не было такого расцвета всяких дизайнерских направлений, я окончил иняз Тульского пединститута. И нисколько не жалею — знаю в совершенстве немецкий и английский языки, свободно чувствую себя за границей.


Немецкий наверняка вам пригодился на съемках проекта «Голод»?
Да, мне повезло пожить за рубежом и поработать в больших проектах. Поездка в Германию была настоящей авантюрой с моей стороны. Я в то время работал на тульском ТВ. И случайно, получив грант в Школе телевидения Познера, поехал в Москву на десять дней — повышать квалификацию
регионального телевизионного работника. Там познакомился с дочерью ректора этой школы. Примерно через полгода она мне позвонила: «Набирают съемочную группу для ТНТ в Берлин, поедешь? Ты же немецкий вроде знаешь?». Я говорю: «Поеду!». — «А ты монтировать умеешь?» — «Умею!» Приехал на собеседование, наврал, что умею монтировать, и оказался в Берлине на съемках реалити-шоу «Голод» для ТНТ. Очень быстро открылось, что никакой я не монтажер. Но снова повезло — мимо проходил режиссер программы, которому, как выяснилось, забыли привезти ассистента. Я говорю: «Давайте я буду вашим ассистентом!». Уговорил, закрепился, и на втором сезоне «Голода» работал уже в Нью-Йорке.


Там вы и решили, что мода — это ваше?
Моя профессия меня сама выбрала. Я считаю, что у каждого человека есть судьба, нужно видеть знаки, и я их видел и двигался по наитию. Берлин и Нью-Йорк мне показали, что не надо бояться быть собой и делать то, что ты хочешь. И никто не имеет права тебя осуждать. Когда я оказывался в новом коллективе, где меня никто не знал, понимал, что вот сейчас то время, когда я могу быть тем, кем могу и хочу быть. Не пытаться кого-то удивить, а просто начать делать так, как будто я это делаю всегда. Эта удивительная возможность открыла мне глаза на многие вопросы, этому я учу на своих мастер-классах — что не надо рисоваться, надо быть собой.


Как вы попали в журналы Fashion Collection, Harper’s Bazaar?
Это была еще одна авантюра. Я работал на фрилансе для многих журналов. Мы с подругой придумали историю — вырвали из немецких журналов чужие съемки, вставили в портфолио и говорили всем, что они наши. Мораль не в том, что нужно врать, а в том, что нужно настолько верить в свои силы, что все остальные тоже в вас поверят. Мы взяли чужие съемки не для того, чтобы всех обмануть, а потому что нам еще показать было нечего. Мы показывали то, что нам реально нравилось, и мы хотели когда-нибудь делать такие же съемки. И постепенно чужие работы заменились на наши собственные. Я до сих пор общаюсь со многими людьми, которым мы представлялись как стилисты из Берлина. Однажды известный бизнесмен Марк Гарбер
сказал мне: «Есть такое определение — “профессиональный дилетант”: когда ты, не умея ничего, можешь добиться больших высот, потому что не знаешь, как можно, а как нельзя».


Как вы относитесь к распространенным сегодня пластическим операциям, пирсингу, татуажу?
Лучше максимально сосредоточиться на своих достоинствах и не думать о недостатках. Но вот, например, у девушки маленькая грудь, и ей непременно хочется импланты, хотя многим мужчинам нравятся женщины с маленьким бюстом и они вообще не помышляют о дамах с пятым размером груди. Однако при этом я ничего не имею против — у каждого настолько субъективный взгляд на себя и свою красоту: тебе может казаться уродством то, что остальные воспринимают как неотразимую изюминк у. И если кто-то хочет изменить свою внешность — пусть! Это помогает повышает самооценку. Понятно, что если девушка ростом в метр двадцать сделает себе грудь пятого размера, это глупо. Перед тем как что-то себе отрезать или пришить, включайте мозги! Я сам, кстати, прибегал к пластике. У меня были грыжи под глазами, и многие говорили, что это очень секси, такой невыспавшийся взгляд. А мне казалось, что выгляжу как алкоголик. И когда я при помощи блефаропластики убрал эти мешки, никто не заметил разницы. Но я стал намного лучше себя чувствовать. Не надо идти на поводу у массовых проявлений — татуажа, пирсинга, увеличенных объемов там, где их не было. Надо быть адекватными себе, своему социальному статусу, возрасту, ситуации и месту, где вы находитесь.

Советам известного телеведущего и модного эксперта («Шопоголики» на MTV, «Золушка. Перезагрузка» на ТНТ, «Дочки vs Матери» на английском кабельном канале TLC, шоу «Успеть за 24 часа» на СТС) следуют звезды российского шоу-бизнеса: Ингеборга Дапкунайте, Тина Канделаки, Рената Литвинова, Федор Бондарчук, группа «Серебро», певица Елка, Наталья Чистякова-Ионова (Глюкоза) и многие другие.

Текст: Гуля Подольская


  • Автор: Alex Zhema
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: июнь 2015

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также