Надежда Болсуновская

Педагог-психолог и председатель общественного движения «Право на счастье» получила сразу две престижные премии за развитие инклюзивной среды в крае: «Красный алмаз» и «Человек года».

Все ваши проекты привлекают большое внимание, к ним присоединяются известные люди. Как вам это удается?

Наверное, тут много всего складывается вместе. Когда чего-то очень сильно хочешь, вся Вселенная помогает. Порой я просто прошу поддержки в том же «Фейсбуке» и получаю ее. Но дело не только во мне: думаю, общество доросло до принятия инклюзии — эта тема перестала быть закрытой.

Трудно объединять на одной площадке разных детей, в том числе с повышенными потребностями?

Я бы не сказала, что сложно. Есть некая растерянность в начале, но это связано с тем, что люди просто не знают, как общаться с теми, кто чем-то отличается от них, как с ними разговаривать, как существовать в одном пространстве. Одни опасаются, другие стесняются, третьи боятся обидеть. А всего-то нужно относиться к ним как к равным, но учитывать их особенности и оказывать поддержку, где требуется. В инклюзивном летнем лагере мы учим самых разных детей жить рядом друг с другом. И знаете, спустя несколько часов они уже перестают замечать различия.

У нас в городе когда-нибудь появятся инклюзивные детские сады?

Уже есть отдельный опыт включения детей с повышенными потребностями в дошкольные учреждения, но пока инклюзия в полной мере не стала нормой. В этом году мы выиграли большую субсидию на апробацию модели инклюзивного дошкольного образования — то есть дети с повышенными потребностями смогут обычные детские сады. Предстоит обучить специалистов, разработать методические материалы, создать стабильную основу. Затем все это мы опишем в виде стандарта, и система начнет действовать самостоятельно. Мы уже начали совместную деятельность в детском саду № 16 и очень довольны результатами — тем, как меняются дети и взрослые.

Движение «Право на счастье» наконец-то обретет крышу над головой?

И это еще одна отличная новость. Мы действительно получили возможность создать семейный центр и объединить все наши проекты: инклюзивный театр, творческую мастерскую, телевидение, кулинарную студию и многое другое. Все это получается сделать благодаря выигранному гранту на развитие инфраструктуры от «РУСАЛа». Хочется, чтобы этот центр стал популярным местом в городе, чтобы туда приходили самые разные семьи и получали ценный опыт общения друг с другом.

Что может сделать каждый человек, чтобы изменить ситуацию в городе?
Важно относиться к тому, кто отличается от вас, как к любому другому человеку — без жалости и косых взглядов. Учитесь видеть, где нужна поддержка, и оказывать ее. И конечно, пожелание к застройщикам, бизнесменам и администрации: не забывайте о доступной среде для людей с повышенными потребностями.

Гранты — это ваш конек. Как у вас получается все время выигрывать их?

Просто я мыслю системно, понимаю, что из чего вытекает, умею оформить все это в проект, предложить эффективное решение, ну а потом реализовать идею. А вообще лидерские качества у меня еще в детстве проявились. Я все время придумывала какие-то глобальные мероприятия, на которые подбивала то своих одноклассников, то вообще случайных людей.

Когда вы решили заниматься инклюзией?

Абсолютно случайно. Моя нынешняя соратница приехала в Красноярск из Краснодара, и ее дочери было отказано в государственных образовательных услугах, так как девочку признали необучаемой. Я с ней пообщалась как психолог, и оказалось, что ребенок вполне может учиться. Погрузившись в тему, узнала, что таких детей множество. В центре, где я тогда работала, мы открыли для них группу кратковременного пребывания, а потом обсуждали проблему на приеме в администрации губернатора. Было разбирательство, и «необучаемых» детей стало меньше, а теперь их нет вообще. После этого я поставила себе цель объяснять людям, что такое инклюзия. Дети живут в социуме, но он их часто не принимает. Их выгоняют с игровых площадок, потому что родители обычных детей считают инвалидов заразными, не дают учиться, развиваться, жить полной жизнью. Я почувствовала это на себе. Из-за проблемы заикания мне в школе учительница ставила колы по технике чтения, хотя я читала быстрее всех, но она запинки считала как ошибки. Позже мне отказали в поступлении в аспирантуру, признав профнепригодной и сообщив, что они берут только тех, кто может работать с людьми. А у меня была лучшая дипломная работа в крае, научные победы и правительственная стипендия. Общество часто говорило мне: ты не такая, как все, навязывало комплексы. В том числе и по этой причине хочется что-то изменить в нашем городе.

Как вы отвлекаетесь сейчас от напряженной работы?

Я точно не лежу на диване. Люблю почитать научные статьи в Интернете, расширить свой кругозор, поучиться чему-то новому, заняться саморазвитием. Мне нравится все новое и интересное. Хожу в театры, на выставки, провожу время с семьей, друзьями, рукодельничаю. Кстати, есть одно отличное отвлекающее дело: полоть сорняки на даче. Голова прекрасно проветривается. Но сейчас зима, полоть нечего, поэтому буду просто гулять за городом.

Надежда окончила педуниверситет, а также программу MBA Сибирского аэрокосмического университета, попав в пятнадцать лучших людей программы «Молодежный Топ-100» губернатора. Ее отец —  международный эксперт по атомной энергетике. Как председатель движения «Право на счастье» Надежда поддерживает международный арт-проект «Ангелы мира».

 

Текст: Мария Юферова. Фото: Денис Грановский.

На Надежде: платье, ботильоны MaxMara (MaxMara)

 


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме