Антон Шарыпов

Ученый-физик в прошлом году открыл первый в городе научный интерактивный музей «Ньютон Парк», а сейчас запустил новую экспозицию Underground, где наука взаимодействует с искусством.

 

Как работает новая площадка?

Underground — это зона, в которой исследуется визуальная сторона восприятия человеком физического мира. Это наш первый опыт работы в новом направлении Science Art, где происходит синтез науки и искусства. Нам важно давать посетителям новые знания и при этом развивать их творческие способности. Например, новая площадка позволяет рисовать светом или заняться футуристической хореографией. Зона была создана в дополнение к нашей новой вечерней программе «В темноте», где акцент также сделан на зрелищность. 

Как у вас появилась идея создать интерактивный музей науки?

Аналоги «Ньютон Парка» есть по всему миру — в Сан-Франциско, Лондоне, Париже, Барселоне. Я несколько лет работал в институтах Израиля и Америки, и мне удалось увидеть, насколько востребованы подобные музеи за границей. Их роль в популяризации науки довольно велика: очевидно, что интеллектуальное развитие молодого поколения — это огромный вклад в науку, а, следовательно, и в экономику страны. Думаю, в Красноярске нужно проделать серьезную и большую работу по привлечению молодежи на естественные и технические факультеты. И конечно, было бы здорово добавить привлекательности образу ученого. 

Имея опыт работы в зарубежных университетах, можете сравнить их с нашими?

Системы обучения разные: где-то лучше «у них», а где-то «у нас». Самое большое отличие — это мотивированность студентов на получение знаний. Нам необходимо больше работать в этом направлении. В Европе и Америке любой первокурсник знает, что если он будет хорошо учиться и активно заниматься научной деятельностью, то ему обеспечены прекрасные перспективы. Он станет либо научным сотрудником, что очень престижно, либо специалистом в сфере высоких технологий, что еще и выгодно материально. У нас в стране, к сожалению, с перспективами пока всё не так радужно. Создание музея «Ньютон Парк» — один из шагов к тому, чтобы изменить ситуацию. С этой же целью мы с коллегами из Института физики РАН организовали экскурсии по институту для старшеклассников, а с декабря здесь будет работать кружок научного творчества. Дети с нашей помощью смогут, например, собирать катушки Тесла и другие интересные устройства. Для школьников это отличная возможность поработать над интересными техническими проектом и почувствовать вкус реальных исследований.

Допустим, ваши ученики преуспели и блестяще окончили университеты. Что потом?

Поскольку сфера высоких технологий в России сейчас только начинает развиваться, главной «приманкой» для молодых ученых становится возможность стажировок в зарубежных университетах. Чтобы добиться успеха на этом рынке, необходимо, во-первых, получить хорошую базу знаний, а во-вторых, заявить о себе как об ученом — например, опубликовать статьи в престижных журналах. Стандартная практика — после защиты диссертации лет пять работать по контрактам в научных группах разных университетов мира и таким образом перенимать опыт лучших специалистов. Конечно, есть шанс, что молодой сотрудник навсегда останется «за бугром». Но какой-то процент уехавших обязательно возвращается и привозит с собой приобретенные знания, опыт, связи и, главное, желание изменить мир вокруг. 

Откуда у вас такой интерес к науке? Учителя привили?

Я простой деревенский парень и в школе каких-либо амбиций насчет физики не имел. Тяга к знаниям была у моего отца. Он учился в аспирантуре, однако ему не нравился напряженный городской образ жизни, и моя семья переехала в село Казачинское, где я и провел все детство. Отец работал инженером на местном узле связи, но не потерял интереса к точным наукам и передал его мне. Экспонаты, с которыми открывался «Ньютон Парка», мы делали вместе с ним в гараже. 

У вас трое детей. Собираетесь заниматься их образованием?

Я не стремлюсь вырастить гениев или призеров олимпиад. Мне просто хочется, чтобы дети выросли хорошими людьми. Конечно, иногда я решаю с ними разные задачи, но никакой определенной цели не преследую, просто стараюсь сделать их жизнь интересней. 

А чем занимается ваша супруга?

Она филолог, преподаватель французского и английского. 

То есть противостояние физиков и лириков — это не про вас?

Это все стереотипы, никакой борьбы у нас нет. Я и физику, и лирику люблю. (Смеется.)

 Антон Шарыпов два года работал младшим научным сотрудником в одном из институтов Израиля, затем год в университете Калифорнии. В 2012 году с семьей вернулись в Красноярск: стал научным сотрудником Института физики СО РАН и старшим преподавателем ИИФиРЭ СФУ. Проект «Ньютон Парк» Антон с коллегами запустил год назад; площадка впервые открылась для посетителей 2 ноября во время Музейной ночи «СНЕГ».

 

Текст: Мария Бурова. Фото: Денис Грановский


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также