«Все зло от баб»: Мэган Виртанен о том, как одежда провоцирует сексуальные домогательства

Историк моды Мэган Виртанен рассказала, как мини-юбка влияет на путешествия по подворотням, когда глубокое декольте стало не прихотью, а требованием дресс-кода, и почему мир говорит о возвращении эры пуританства.

  • Дженнифер Энистон в фильме «Несносные боссы» (2011). В нем она играет доктора-дантиста, домогающегося до своего ассистента. 

  • Джулия Робертс в фильме «Красотка» (1990)

  • Шэрон Стоун в фильме «Основной инстинкт» (1992)

Дискуссия о том, повышает ли ношение мини-юбки риск нажить себе неприятностей в темной подворотне, идет давно. Настолько давно и настолько безрезультатно, что чаще всего хочется просто махнуть рукой и сказать «мир-труд-май на оба ваши дома» носителям всего спектра возможных мнений. Является ли декольте, открывающее пупок, намеренной провокацией? Может ли совершеннолетний дееспособный человек контролировать собственные физиологические позывы, вызванные созерцанием такого декольте? Гарантирует ли ношение платья-мешка безопасность? Казалось бы, ответы на эти вопросы давно ясны, но почему-то они возникают вновь и вновь.

  • Слева — 1916 год, справа — конец 1950-х

Текущий голливудский скандал, связанный с темой харрасмента, поднял очередную волну. То, что до 1970-х годов считалось вполне в порядке вещей в западной киноиндустрии, пятьдесят лет спустя вызывает шумный протест. Оживление произошло и на другой стороне баррикад. Промелькнула хлесткая фраза «новое пуританство». Наконец, на церемонии вручения «Золотого Глобуса», в знак поддержки акции против харрасмента, знаменитости облачились в «траур». Да, с декольте до пупка.

  • Акция против харрасмента на «Золотом глобусе», январь 2018 года 

В ходе скандала некие эксперты заявили, что «к харрасменту мужчин побуждает откровенный и яркий внешний вид женщин». Изумительная фраза, ближайших родственников которой мы можем встретить в средневековых трактатах, убедительно доказывающих, что «все зло в мире — от баб». Тому же историческому периоду мы обязаны и появлением одного из камней преткновения — а именно, декольте. Вырез, демонстрирующий грудь, стал признаком женской европейской одежды, в то время как мужская продолжила полностью закрывать тело. К 19 веку наличие декольте на бальном платье было не прихотью самих женщин, а требованием этикета. А вот демонстрация женских ног оставалась в категории непристойностей вплоть до Первой Мировой Войны, когда новые условия потребовали укороченных выше щиколотки юбок.

  • Показ Thierry Mugler, 1995 год 

  • Мини-юбки на шоу Chanel, 1994 год

  • Ультрасексуальные луки на шоу Versace, 1992 год 

  • Пиджак на голое тело на показе Alexander McQueen. 1996 год

  • Прозрачные блузы на показе Alexander McQueen, 1997 год

Споры о том, до какой степени можно открывать тело, в конечном итоге крутятся вокруг функциональности и декоративности. Обнажение мужского тела подчиняется принципам функциональности: оно допустимо на спортивной площадке, пляже или в жаркую погоду, да и то не всегда. Принятые в культуре принципы демонстрации женского тела часто направлены не столько на функцию, сколько на удовольствие для взгляда наблюдателя, а для европейской культуры взгляд наблюдателя по умолчанию мужской. Эталонной женщине предписано быть усладой для мужских глаз, она должна восхищать — и на нее же возлагается ответственность, если кто-то восхитился до степени перехода к нежелательным действиям. Найдет ли эта странная двойная установка какое-либо логическое разрешение? Как показывает голливудский скандал, если и найдет, то не в ближайшем обозримом будущем.

«Одежда современных дам достигла высшей степени непристойности» — писал один из критиков-морализаторов в конце 19 века. Ну что же, красота в глазах смотрящего. Равно как и непристойность. Но это все равно не повод распускать руки.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты