5 основателей петербургских брендов о том, как сохранить принципы осознанного потребления

Для создания пары джинсов затрачивается огромное количество ресурсов, а тысячи обрезков тканей, появляющихся в процессе производства вещей, ежедневно отправляются на свалку. Как поставить крест на бездумном потреблении и что ждет модную индустрию в будущем, рассказывают фэшн-активисты Петербурга, которые открыли бренды одежды и косметики, свято веря в силу принципов zero-waste.

  • Наталия Осикова

Наталия Осикова

jeansrevision.ru

основатель команды супергероев Jeans Revision, которые спасают старые джинсы от свалок и шьют из них новые вещи

Мы относим себя к сегменту slow fashion – делаем долговечные вещи, которые позволяют и помогают нашим покупателям сокращать их экослед. Мы боремся с избыточным потреблением и перепроизводством, стараемся минимизировать текстильные отходы и пишем о негативном влиянии фэшн-индустрии на природу в телеграм-канале «Нечего надеть».

Если вы или ваши знакомые оставляли ненужные джинсы с небольшими дефектами в контейнерах благотворительного магазина «Спасибо», скорее всего, они попали к нам. Такой деним нельзя перепродать или отдать в чарити-целях: со сломанными пуговицами и невыводимыми пятнами он может отправиться только на свалку – или к нам.

Хорошие джинсы могут служить до сорока лет, а экологический след новой пары колоссален – три килограмма токсичных химикатов, тринадцать квадратных метров земли для выращивания хлопка и семь тысяч литров чистой воды. К тому же хлопок обычно обрабатывают пестицидами и гербицидами, из-за чего по всему миру на полях умирают фермеры и сокращается биоразнообразие. Решить (или хотя бы минимизировать проблему) можно, используя те материалы, которые уже были созданы, не стимулируя производство новых.


Хорошие джинсы могут служить до сорока лет, а экологический след новой пары колоссален – три килограмма токсичных химикатов, тринадцать квадратных метров земли для выращивания хлопка и семь тысяч литров чистой воды.

Получая деним, мы его стираем и отдаем ребятам с инвалидностью на распорку – мы научили работать с тканью несколько семей, в которых есть люди с ограниченными возможностями. Хочется, чтобы наш проект был не только экологичным, но и социальным. После мы дезинфицируем ткань и шьем из нее новые сумки, рюкзаки, фартуки, а в будущем планируем делать еще и одежду. В качестве подкладки используем остатки рулонов ткани – если их не забрать, они придут в негодность (и их выбросят!), а металлические молнии, ремни и пуговицы всегда используем повторно.

Плюсы безотходного производства очевидны для экологии, минусы – для производителя. Например, нельзя просто раскроить полотно ткани и сшить вещи, оставив от двадцати до тридцати процентов материала на полу. Но если наладить технологические процессы, zero-waste производство станет выгоднее обычного. Ресурсы заканчиваются, начинается дефицит чистой воды, дорожает сырье. Сейчас фэшн-индустрия работает по принципу линейной экономики: вещи производятся, покупаются, используются и выбрасываются.


Сейчас фэшн-индустрия работает по принципу линейной экономики: вещи производятся, покупаются, используются и выбрасываются.

Но есть альтернатива – цикличная экономическая модель, предполагающая полную переработку использованных материалов и их повторное применение. Например, вырастили хлопок, из него сделали футболку, ее купили, носили, она пришла в негодность, футболку сдали в переработку – сделали новые джинсы. Подобная история – хочется верить! – будет актуальна в перспективе следующих лет. И тогда брендам будет интереснее делать вещи из переработанных материалов, сокращая отходы от производств настолько, насколько это возможно.

  • Нина Звездина

Нина Звездина

vk.com/rosa_clothes

основатель бренда «Роса», создатель самых уютных шуб в городе

Полтора года назад, открывая бренд одежды, я не думала о его этичности, но со временем поняла, что изменения, происходящие с планетой – не шутка. Нужно действовать, менять себя и привычки, и я стала веганкой, начала вести экологичный образ жизни. Перестала шить одежду из тканей, содержащих продукты эксплуатации, стала реализовывать безотходное производство – сдавать мелкие обрезки в переработку, а из больших шить мешочки. Иногда «коплю материал», а потом делаю большие подушки изо льна для приютов – сейчас буду набивать их утеплителем для шуб, который остался после зимней коллекции.

Мечтаю уйти от переработки и полностью придерживаться принципа reuse, в основе которого стоит повторное использование вещей. В моей небольшой мастерской, конечно, проблематично хранить большое количество обрезков и тканей, но оно того стоит. Кстати, часто из остатков тканей шью комбинированные рубашки (их обычно раскупают за пару часов!) и кармашки для шопперов. Мне кажется, важно думать о том, что останется после нас. Нельзя продолжать загрязнять планету – пора сократить ущерб, наносимый Земле бесконечным созданием нового.

  • Светлана Зыкова

Светлана Зыкова

vk.com/eco_step_spb

основатель экопроекта Ecostep, вместе с подругой шьет коврики для животных в приютах, чтобы резиденты последних не спали на холодном полу

Мы начали шить экосумки, экомешочки и многоразовые бахилы три года назад – хотели помочь людям отказаться от одноразовых вещей. Создавая изделия, мы руководствуемся принципами безотходного производства: например, размеры мешочков подобраны так, чтобы максимально сократить количество обрезков при выкройке. Из остатков тканей шьем подстилки для животных и отдаем их в приюты, а в качестве набивки используем кусочки ткани, которые остаются после подравнивания краев. Соединяя обрезки, делаем небольшие сумки для перекусов, чехлы для столовых приборов и маленькие экомешочки индивидуальных размеров – они выходят очень красивые, лоскутные.

Большой плюс безотходного производства – это создание новых необычных вещей. Минус – необходимость хранить обрезки, пока не придет их время. Покупатели и друзья реагируют на политику zero-waste хорошо, особенно рады приюты, которым мы передаем коврики.


Большой плюс безотходного производства – это создание новых необычных вещей.

Нам часто пишут волонтеры, предлагая делать коврики для новых приютов, но мы стараемся минимизировать все, что можно, поэтому даже остатков получается немного. Мне кажется, важно, чтобы каждый человек производил как можно меньше отходов. Это касается не только его личной, повседневной жизни, но и хобби, образа жизни, работы – всего.

  • Анастасия Нудельман

Анастасия Нудельман

@humanbeing_cosmetics

основатель Human Being Cosmetics – марки косметики, история которой началась на петербургской кухне и выросла до собственного производства

Главные принципы бренда – экологичность, биоразлагаемость и этичность. Human Being Cosmetics появился два года назад: сначала я делала на кухне зубные пасты, кремы и маски для друзей, а потом переехала в свою лабораторию – настолько выросли объемы. По образованию я химик-технолог, сейчас учусь в магистратуре, изучаю технологии создания лечебно-косметических средств, поэтому к производству бьюти-продуктов подхожу серьезно и научно.

Все вторсырье – баночки от масел, пакеты от ингредиентов – сдаю на переработку, принимаю оборотную тару и в качестве упаковки использую крафт. Баночки заворачиваю в гофрокартон, а посылки наполняю бумагой с текстильного производства или бумагой от своих стикеров. Ингредиенты в магазине беру без пакетов – прошу использовать старые коробки для упаковки моих флаконов или разлить эфирное масло не в десять маленьких бутылочек, а в одну большую.

Остатки производства часто обмениваю через Instagram, например, отдавала гидролат розы за фрукты. Если варю партию крема и немного остается, но для целой баночки недостаточно, беру его себе, оставляю в качестве тестера или дарю знакомым.


Пусть наш мир катится в пластиковый ад, я все равно буду делать, что в моих силах, чтобы оттянуть момент катастрофы.

Я верю в теорию малых дел: пусть наш мир катится в пластиковый ад, я все равно буду делать, что в моих силах, чтобы оттянуть момент катастрофы. Как ни банально, планета – наш дом, и мне очень больно от того, что с ней происходит. Страшно, что будет с человечеством. Земля ко всему привыкает, трансформируется, но людей природа может легко уничтожить.

  • Илона Вилар и Ира Бабинцева

Илона Вилар и Ира Бабинцева

@saintjungle

основатели бренда Saint Jungle, вещи которого шьются на оборудовании с серводвигателями

После десяти лет работы в фаст-фэшн брендах, мы задумались о создании собственной марки и стали искать возможности для организации безотходного производства. Например, для коллекций Saint Jungle мы выкупаем остатки тканей – шелк, хлопок, шерсть, кашемир – у крупных фабрик, таким образом не отправляя их в утиль. Конечно, здесь есть свои «за» и «против»: когда модель закончится, клиенты больше не смогут ее купить, но те, кто успел, получат эксклюзивную вещь.


В будущем хотим отправлять остатки тканей на переработку и создавать из них хлопковый материал для костюмов – так делают в Финляндии!

Мы обращаем внимание на то, как реализованы принципы zero-waste на фабриках: на нашем производстве можем отдавать оставшиеся лоскуты тканей ребятам, которые делают мягкие игрушки. В будущем хотим отправлять остатки на переработку и создавать из них хлопковый материал для костюмов – так делают в Финляндии, но в Петербурге пока не начали. Кроме того, наши фабрики работают на машинах с серводвигателями – это большая экономия электроэнергии. Такое оборудование стоит дороже, но в долгосрочной перспективе работа на нем выгоднее. 

Фото: личные архивы героев, а такжеТаня Рухленко, Антон Милашин, Вика Дэйз, Светлана Зыкова, Мария Чеховская, Сергей Моисеенко.

Подписывайтесь на наш канал о моде в Telegram — подборка главных новостей о фэшн-индустрии за день.

 
Наташа Лыбина,
Комментарии

Наши проекты